понедельник, 16 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Олена Степова: У «народа Донбасса» очередное обострение В ОРДЛО грань между мирным населением и террористами потихоньку исчезает

5 марта 2018 года военнослужащие инженерно-саперных подразделений так называемой «народной милиции» ОРЛО провели учения, в ходе которых осуществили подрывы управляемых минных полей, пишет Олена Степова для Информационного сопротивления.

«Сегодня прошли занятия по изготовлению электросетей, таких как параллельные, последовательные и смешанные с применением детонирующего шнура для дальнейшей работы с проведением подрыва элементов железобетонных и деревянных конструкций, – рассказал руководитель занятий саперов террорист «военнослужащий народной милиции» ОРЛО Сергей Федоров террористическому изданию ЛИЦ. – В условиях боевых действий электрический способ взрывания применяется для установки минных полей на управление. Управляемые минные поля не приводят к подрыву военнослужащих с нашей стороны, так как данные взрывные устройства постоянно под контролем. Таким образом, управляемые минные поля качественно отличаются от установки обычных мин и растяжек».

04 марта 2018 в 11-50, в Первомайскую ЦГМБ с д/з: МВТ, поверхностные ссадины правой кисти, лица, обратилась гражданка Храмцова Лилия Александровна, 1966 г.р., проживающая город Золотое-5, ул. Гоголя, 72. Установлено, что 04 марта 2018 в 11-00, гражданка Храмцова Л.А. со своим мужем Храмцовым Сергеем Васильевичем, 1961 г.р. и сыном Храмцовым Александром Сергеевичем, 1988 г.р., на а/м ВАЗ-2102 выехали из дома в городе Стаханов. По пути следования, в районе ул. Ватутина города Золотое-5, по причине неблагоприятных погодных условий, автомобиль вынесло на обочину дороги, где произошел взрыв неустановленного устройства, в результате чего гражданка Храмцова Л.А. получила телесные повреждения. Всю массу осколков принял на себя кузов авто и люди чудом не пострадали.

Это обычные новости из зоны оккупации. На минных полях, на растяжках каждый день подрываются люди. Начало 2018 года принесло уже случайных семь жертв.

В 2017-м году на минах и растяжках вне зоны боевых действий подорвалось 83 жителя ОРЛО (по ОРДО у меня нет статистики). Сколько их этих минных полей и где они, уже никто и не помнит. Ни в ОРЛО, ни в ОРДО. Новые наносят на карту, а вот старых 2014-2016 годов, и полей, заминированных «ихтамнетами» на картах ОРЛО нет.

О растяжках, раскиданных по посадкам и берегам рек, я вообще промолчу. Иногда их ставят даже школьники-кадеты в рамках учений НВП.

Есть в этом и хорошее, часто на минных полях подрываются сами террористы. В сепарских группах даже возмущенно писали о том, что «батальоны ДНР» продают карты минных полей при ротации. Судя по тому, что на минных полях больше всего подрывается «ихтамнетов», то «жадность фраера» все же губит.

О том, что все обочины дорог заминированы я узнала летом 2014 года. Об этом, не скрывая рассказывали и местные жители, и местные террористы города Свердловска (после деоккупации Должанск), из террористического формирования «РИМ». Тогда обочины и посадки массово минировались, пояснялось это тем, что «укры наступают, нужно ограждать города». Конечно же, замечаний «нам здесь жить» «защитники и освободители» не слышали. Теперь на минах и растяжках подрываются все, и свои, и чужие, и гости-ихтамнеты, и отчаянные «наварасы» с иконками и колорадками на машинах. О том, что Донбасс – это сплошное минное поле понимают в Украине, но до сих пор не понимают на Донбассе. Как и того, кто и за какие средства будет это все разминировать.

Вообще, любая ситуация или новости из зоны, это повод порассуждать, проанализировать и позадавать неудобные вопросы. Из них и составляется карта войны.

Ну, начнем с саперов из «народной милиции».

В ОРДЛО нет армий. Есть «народные милиции», которые в обиходе местные жители называют «ополчение». Так вот, все «военнослужащие» «народной милиции» при амнистии могут избежать наказания, так как сапер и минер в «народной милиции» всего лишь постовой и дежурный, не принимающий участие в боевых действиях. При амнистии все «сотрудники» «народной милиции» скажут, что просто охраняли порядок мирных граждан, опасаясь повышенной криминогенной ситуации. И что тогда?

Поэтому нужно фиксировать все вот эти «новости» из первых рук самих террористов, чтобы потом было чем доказывать, а ведь придется. После ввода миротворцев, а это уже, судя по риторике России, вопрос решенный, все эти бравые «милиционеры» первыми будут бежать и «оказывать помощь и содействие» миротворческими силам, как «правоохранители», «вынужденно оказавшиеся в условиях оккупационного режима». 80% «сотрудников» «народной милиции» терзая нас на фронте, в быту, окажутся студентами Лугандонских ВУЗов, которые все это время были на занятиях. Да, да, с 2015 года «народными милициянтами» в приказном порядке сформировали «учебный» корпус никому не интересных ВУЗов Лугандонии. Поэтому почти все «народные милиционеры»-саперы-снайпера-танкисты числятся студентами и милиционерами. Не подкопаешься!

В вот таких «учениях» принимают участие сейчас и резервисты, шахтеры, слесаря, сантехники и даже бюджетники-учителя. С 2016 года резервисты ОРДЛО два раза в год «призываются» на «учения». Люди идут в большей части на такие сборы резервистов добровольно. Не пойму, почему новость со сборами резервистов ОРДЛО в этом году стала открытием для украинских СМИ. Это обыденная жизнь ОРДЛО, о которой я пишу в группе «ИС» с 2015 года. На шахты и предприятия ОРДЛО приходят из военкоматов списки резервистов, за людьми сохраняется зарплата и рабочее место, выплачивается 500 рублей в день «командировочных», и это даже больше, чем зарплата. Поэтому те, кто считает жизнь в «рыспублике» нормой, смело идут на сборы и учения. Уклонистов очень мало.

Правда, в этом году, когда о сборах резервистов все же начали писать массово, жители ОРДЛО чуть испугались пристального внимания, и только из-за того, что будут трудности с поездкой в Украину. Участников «военных сборов» террористов, правда, на КПВВ с украинской стороны никто не задержал, а вот со стороны ОРДЛО установлены ограничения. Все резервисты, участники «военных сборов» подписывают ознакомительно-невыездные бланки, то есть в любой момент ограничение их передвижения может инициировать само ОРДЛО. Такая себе уздечка для народа.

Так что грань между мирным населением и террористами потихоньку исчезает. Кто его знает, кто в этих учениях саперов принимал – шахтеры, прокуроры, судьи, учителя, врачи, сварщики, предприниматели, стоматологи, трактористы?

ОРДЛО – это не страна, конечно же нет, скажем так, территория милитари. Там все ассимилировано милитаризировано: школа, церковь, работа, и даже «милиция».

Жители ОРДЛО о том, что обочины минируют, знают. Ездят. Не боятся. Главное, не вилять с трассы и не ходить до ветра в кустики. Минирование территорий жители ОРДЛО (в их пророссийско-навараской части) оправдывают, так внезапно не заскочат в города «хунта» и «бандеровцы».

А вот мой вопрос, почему «защитники» и «освободители» минируют тыловые города, если верят в силу своих «накопанных в шахте армий», снова вызвал у «народа Донбасса» приступ обострения. Ну, посудите сами: Свердловск стоит на самой границе с РФ, то есть в глубоком тылу, «освобожден» по самое не могу. Смысл его минировать? Нет, конечно же, в самом городе мин нет, а вот все выездные дороги и посадки, заминированы.

«Когда будут наступать укропы» – звучало, как оправдание минирования в 2014 году, так звучит и сейчас. То есть «идя на Берлин» в 2014 году «защитники-освободители» таки были уверены в получении звиздюлин и освобождении Донбасса. То есть вся эта территория минируется не для мирного существования, а для уничтожения, в случае отхода «кураторов». Вот и вся, правда, «русского мира». Жаль, «наварасы» слепы. Но, судя по иконостасам, которые все чаще вижу в машинах «народа Донбасса» (вот на КПВВ вы не только документы проверяйте, вы еще и иконки святого Гиви-Моторылы смотрите на торпедах), «народ Донбасса» уверен, что их мина своя не взорвет, пуля своя не возьмет, а от укропской местный поп намолит за русскую пятихатку.

Сколько лет уйдет на разминирование ОРДЛО, при условии, что до сих пор даже на территории Донбасса находят снаряды времен Второй Мировой войны? И ведь чем больше длится милитаризация и оккупация этой зоны, тем больше мин принимает в себя земля Донбасса.

На фото учения саперов «милициантов» ОРЛО, террористы «Призрака» хвастаются минированием обочин, иконостас, который спасает «наварасов».


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

18 − 6 =