четвер, 20 червня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Бюст Владлена: Зачем замочили «военкора» Татарского Подрыв «военкора» Фомина-«Татарского» очень точно совпал со скандальным председательством России в Совбезе ООН, и в случайность такого совпадения верится слабо. А, если оба события связаны, вырисовываются несколько российских планов на сей счет

Напомню, что взрыв произошел 2 апреля около 18 часов, в питерском кафе Street Food Bar №1, принадлежащем Евгению Пригожину. Пригожин передал его в пользование движению «Кибер фронт Z», которое проводило там встречи своего дискуссионного клуба.

Планы в ООН и на международном уровне

Программа-минимум: заглушить осуждением «украинского терроризма» неприятную тему захвата Россией места СССР в ООН, и в Совбезе ООН. Захват, напомню, был осуществлен с грубым нарушением Устава ООН, но, Запад, планируя отдать постсоветское пространство на аутсорсинг Москве, которую считал тогда своей марионеткой навеки, предпочел этого не заметить. На повестке дня стояли другие задачи: к примеру, изъятие у Киева ядерного, а, по возможности, и неядерного оружия, и передача его Москве. Москву же на Западе тогда считали прочно сидящей на крючке.

Очевидно, будет предпринята и попытка раскачать в ООН тему «немедленных мирных переговоров» – мол, иначе Европу накроет террор. Такой наигрыш на руку Китая должен, по замыслу Кремля, смикшировать неприятное впечатление, которое произвели на Пекин планы размещения ЯО в Беларуси.

И, вообще, России нужно было как-то отметиться на своем председательстве, а стартовые позиции для этого у нее сегодня совсем не хороши. Оттолкнувшись же от трупа «военкора Татарского» Москва может попробовать раскачать какую-никакую активность.

Программа-максимум, с переходом на Европу: раскрутка темы «Украина – государство-террорист», уже по полной программе, с выжиманием из нее максимума возможного. Например, отсрочка поставки в Украину истребителей, официально не объявленной, а по факту уже решенной. Общая задача: создание на политическом уровне максимума препятствий для большого украинского наступления, которого в Москве откровенно боятся. Сорвать его не получится, но какие-то отдельные операции, по-видимому, сработают. Мелкого бандита Фомина для такой задачи израсходовать совсем не жаль.

Игры в России

Тут виден целый спектр задач. Во-первых, очередной теракт, к которому уже прикручивают украинский след – еще один аргумент в пользу отмены моратория на смертную казнь. Трудно сказать, сработает ли это прямо сейчас, но время для смертных приговоров явно пришло, и на чашу весов кладут гирьку за гирькой. Да и без смертной казни российского обывателя нужно держать в тонусе, чтобы боялся и ненавидел «хохлов», и жался к ноге власти. Питер же в этом плане город довольно двойственный: с одной стороны, в нём традиционно сильны позиции нацистов, с другой – близость к финским супермаркетам порождает устойчивый сырно-колбасно-европейский дух, ставший сейчас неуместным. Ну, а с третьей стороны патриоты тоже изрядно оборзели, и питерских сторонников «буквы Z» не помешает задвинуть на место. А то они стали очень уж активны, позволяют себе критиковать власть за нерешительность, и слишком сильно кучкуются вокруг Евгения Пригожина. Между тем, российская власть не любит сейчас никаких сборищ, справедливо полагая, что все они, и антивоенные, и нацистско-патриотические, носят антикремлевский характер. А, коли так, то любые сборища власть предпочитает ограничивать и виртуализировать. Перспектива же попасть под очередной теракт – отличный аргумент, чтобы остаться дома, или поучаствовать, если уж очень хочется, по видеосвязи.

Да и Пригожина не помешает одернуть, чтобы не слишком заносился, и не торопился в президенты. Это место пока занято.

Еще пропаганде нужен очередной мертвый герой, чей труп не успел протухнуть. С долгоиграющим образом Хорста Весселя в России никак не заладится – вессели получаются какие-то недолговечные. Они разлагаются за месяц-другой до полной непригодности, отчего приходится приносить в жертву очередного барашка. Операция с Дарьей Дугиной вообще никак не пошла, святой мученицы за русское дело из нее не вышло. Но то была репетиция: как информационно раскручивать «украинский теракт», устроенный в России. Все-таки со взрывов домов в Москве прошло много времени, и Россия уже не та, да и Украина не Чечня. Сейчас схему решили опробовать набело, и Максима, со словами «и хрен с ним», взорвали нафиг. Теперь польется поток слезливых воспоминаний «каким он парнем был». Кстати, а каким?

Каким он парнем был

Да никаким, в общем-то – скучное ничтожество. Будущие мертвые герои и должны быть, по возможности, лишены яркой харизмы, являя собой пустое место, на которое можно поставить удобного истукана.

Максим Фомин родился в 1982 году в Макеевке Донецкой области. В 2011 году он был осужден на 12 лет тюрьмы за вооружённое ограбление банка. В 2014, воспользовавшись наступившим хаосом, сбежал из тюрьмы, присоединился к вооруженным формированиям «ДНР», откуда был возвращен в тюрьму, но затем помилован Александром Захарченко. Какое-то время подвизался в Донецке, а, 2019, после гибели покровителя, предпочел перебраться в Москву, где стал «ТГ-блоггером» и «военкором», выражая самые крайние позиции. Его канал «Владлен Татарский» основательно раскручен (более 573 тысяч подписчиков). Фомин-«Татарский» открыто призывал убивать как можно больше украинцев, уничтожая украинский народ как явление, то есть, совершая геноцид. В России это сейчас называется «патриотизмом».

На канале сейчас пауза, но едва ли его забросят. Интересно, к кому он перейдет?

Поиск украинского следа

Эта часть операции ещё в процессе, но общие контуры уже понятны. Главная подозреваемая – некая Дарья Трепова, 1997 года рождения. Неоднократно задерживалась на антивоенных митингах, полгода жила в Грузии, потом вернулась в Россию, состоит на учете, как сторонница запрещенного ФБК Навального – словом, идеальная кандидатура. Заодно попал под подозрение и ее муж, Дмитрий Рылов. Трепову якобы задержали, потом оказалось, что нет, квартиру Рылова взял штурмом спецназ, но был ли там Рылов – неизвестно. В кафе, во всяком случае, его не было, и бюст Фомина, убивший свой оригинал, Трепова принесла туда сама. В общем, шоу пока продолжается, и могут быть новые версии. Задержат – не задержат кого-то, чтобы повесить на него убийство, сказать трудно. Скорее все же нет, чем да, этот сюжет был отработан на деле Дугиной: бегство подозреваемых в одну из стран ЕС и проклятия в адрес Запада, скрывающего террористов.

Кстати, сам Пригожин уже высказал мнение, что взрыв организовала «группа радикалов», которая «вряд ли имеет отношение к правительству» Украины. И это тоже понятно: в игре, которую ведет Пригожин, истерические прыжки и ужимки с проклятиями в сторону Запада совсем ни к чему.

Что в остатке?

Во-первых, шоу, недели на три. С посмертным награждением, торжественными похоронами, заседанием Совбеза, поиском террористов, и с кучей проходных версий, которые ни к чему не приведут, но позволят поддерживать тему на плаву. Вероятно, мемориальная доска на кафе. И на ближайшей школе. И в Москве. Возможно, даже где-нибудь установят и бюст «Владлена Татарского», хотя, с учетом обстоятельств дела, это будет изрядным троллингом. И, конечно, «бюст в подарок» – как устойчивый мем.

Во-вторых, напоминание всем пропагандистам: ребята, старайтесь лучше. Те, кто сойдет с круга, или, хуже того, попытаются соскочить, получат в подарок по бюсту. Отпускать вас – себе дороже выйдет, а вот принести в жертву, утилизировав с пользой для дела – это запросто.

В-третьих, вероятнее всего, думские слушания по вопросу отмены моратория на смертную казнь, уже в ближайшее время. Одновременно – ужесточение приговоров за антивоенную деятельность. Казалось бы, куда уж жестче – но, как мы скоро увидим, в России всегда найдется – куда.

Вот, собственно, пока все. Продолжаем с интересом наблюдать за нашими свихнувшимися соседями, не забывая при этом вовремя чистить и смазывать пулемет, или другое оружие – что кому по штату положено.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поділіться цим