пятница, 17 сентября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андрей Капустин: Гибридные арестанты украинского правосудия Количество «нуждающихся» в дистанционных кандалах растет день ото дня

Скандал, связанный с раскруткой «рюкзачного дела», в котором фигурирует сын министра внутренних дел Арсена Авакова – Александр – показал, что наиболее дефицитным товаром в Украине является электронный браслет, пишет Андрей Капустин для Рупор.info.

Тот самый, что надевают на подследственных-подсудимых, которым суд определяет меру пресечения в виде домашнего ареста, личного обязательства етс. С помощью которого МВД контролирует оговоренные решением суда, границы передвижения фигуранта дела. При этом, от того же МВД зависит и количество дистанционных кандалов, которые необходимы для потребностей и нормальной работы отечественной судебной машины.

Однако, практика показывает, что браслетов в стране катастрофически не хватает. Поскольку МВД, несмотря на нарастающий дефицит специфического товара, браслеты не закупает. Причины неизвестны, но факт остается фактом – количество «нуждающихся» в дистанционных кандалах растет день ото дня, а браслетов нет.

Для сына главы МВД девайса, естественно, сразу не нашлось.  О чем поведал директор НАБУ Артем Сытник, заявивший, что из-за отсутствия электронных браслетов пока невозможно обеспечить меру пресечения подозреваемым по делу о «рюкзаках МВД»:

Что характерно, заявление: «Сейчас у нас проблема в этом деле с тем, чтобы найти электронный браслет. Рюкзаки у нас есть, а браслетов у нас нет», – господин Сытник сделал на заседании парламентского комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции.

Комитет, в свою очередь, ответного заявления по этому поводу почему-то не сделал. Т.е. не выдал отдельной рекомендации МВД то ли обратить внимание на эту проблему, то ли незамедлительно приобрести приборы.

Хотя на фоне этих чиновничьих бла-бла-бла о безбраслетной зраде «успешно реформируемая Украина» демонстрирует миру забавный парадокс.

Когда фигурант уголовного дела, которому суд определяет вместо пребывания в СИЗО обязательное ношение электронного браслета,  гуляет на свободе. Хотя именно браслет является гарантией того, что подследственный-подсудимый не сможет нарушить периметра, предписанного ему судом. Как это происходит в тех странах, где ношение электронного браслета является одним из элементов ограничения передвижения.

И, по логике, при отсутствии девайса суд не имеет права выпускать фигуранта любого дела из СИЗО. Аккурат до того момента, пока браслет не будет надет на руку-ногу. Но тот же Аваков-юниор в СИЗО провел всего одну ночь. После чего к радости друзей и родственников спокойно покинул здание суда с виртуальным браслетом.

Но это вовсе не означает, что такую милость суд проявляет ко всем гражданам Украины. Поскольку в Украине уже более четверти века новейшей истории исправно работает принцип из оруэлловской повести «Скотный двор» – «Все животные равны, но некоторые равнее других».

Вот, скажем, фрагменты интервью Вадима Репкина, которое он дал газете «Зеркало недели» семь месяцев назад.

Вадима Репкина без суда продержали в Лукьяновском СИЗО  более четырех лет. Но в итоге, после длительной борьбы за его права, с учетом резко ухудшившегося состояния здоровья, он 7 сентября 2016 года был выпущен под круглосуточный домашний арест с обязательным ношением браслета:

«Но, – рассказывает Репкин, – проходит неделя, браслет не дают. Проходит еще неделя. Тишина. И я начинаю нервничать. Поскольку понимаю, что при таком раскладе могут быть любые провокации. А назад в СИЗО я не хочу. Бежать – тем более не хочу.  …В итоге первый офицер из РОВД появился 1 октября 2016 года. И объяснил, что они просто не знали о моем существовании, поскольку им никто не переслал решение суда.

… Но браслет сразу не прицепили. И на очередном заседании судья Днепровского суда Федосеев спрашивает: «Вам надели браслет?» Я отвечаю, что нет. «Как нет?», – удивляется судья… Я отвечаю, что взят на учет в РОВД, что ко мне регулярно приходит проверяющий, что составлены рапорты о том, что ничего не нарушаю… Но судья заявляет, что если не будет браслета, он меня вернет в СИЗО…

При этом поручение обеспечить мне браслет он дает прокурору. Прокурор обращается в РОВД, а оттуда ему официально отвечают, что свободных браслетов у них нет. И я понимаю, что угроза вернуться в СИЗО становится все более реальной. Потому что государство в лице МВД не исполнило судебное решение по обеспечению меня браслетом. Государство, а не подсудимый Репкин.

Но страдать в итоге будет Репкин. Хотя и Печерский РОВД, и прокуратура официально подтверждают тот факт, что подсудимый Репкин режим домашнего ареста не нарушает. И именно прокуратура, а не суд вносит представление на определение меры пресечения. Т.е. судья по своей инициативе мне меру пресечения изменить не имеет права. В итоге этот браслет всеми правдами и неправдами я все же получаю.

Вы будете смеяться, но у меня ощущение, что его просто с кого-то сняли. Потому что он был запрограммирован на другого человека. И перепрограммировали его только на следующий день. А произошло все это, вы опять будете смеяться, – лишь 22 ноября. Т.е. через полтора месяца после изменения меры пресечения»…

Понятно, что в итоге можно найти выход и из этого тупика. Например, обязать тех, кто не хочет томиться на тюремных нарах, являться в суд со своим браслетом. Как это происходит в тех же украинских больницах, куда больные должны отправляться со своими постельными принадлежностями и медикаментами… Или в тех же судах, где висят объявления. что граждане, возжелавшие обратиться в суд, должны обеспечить себя авторучками, бумагой, конвертами…

Так что, похоже, что никто особо не удивится, если МВД вместо того, чтобы обеспечить девайсами исполнение правосудия, запустит сервис по сдаче браслетов в прокат посуточно. Причем, для тех, кто выходит под миллионные залоги, ощутимым ударом по карману этот дополнительный сервис не станет.

Что касается всех остальных, то ответ будет прост – а не надо без денег совершать преступление…



Поделитесь.





Новости партнеров