вторник, 24 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Новый посол США: Кто такая Бриджит Бринк и чем она может нервировать Банковую Вашингтон, по всей видимости, все же определился с кандидатурой на пост главы американского посольства, пустовавший почти три года – с отзыва из Киева «неугодной» для Дональда Трампа Мари Йованович

В 2020 году США уже были близки к назначению нового посла, которым должен был стать генерал-лейтенант в отставке Кит Дейтон, но случились выборы, которые Трамп со скандалом проиграл. Его сменил демократ Джо Байден, тогда поставивший перед собой задачу проредить ряды назначенцев предшественника.

Номинацию Дейтона завернули, и этот вопрос завис в воздухе в связи с проблемами в выстраивании рабочих отношений между администрацией Байдена и Банковой. Пусть и с периодическими подвижками вроде информации о том, что преемниками Йованович в Белом доме видятся Энтони Годфри или Дэниэл Розенблюм.

Однако в итоге выбор пал на другого человека – на действующего посла США в Словакии (с 2019 г.) Бриджит Бринк. Именно ее кандидатуру, как сообщила 31 января корреспондент Bloomberg Дженифер Джейкобс со ссылкой на свои источники, обсуждала администрация Байдена.

Эту информацию подтвердил телеканал CNN, уточнив, что Бринк уже выбрали кандидатом и сейчас ожидают одобрения из Киева.

И, похоже, она действительно уже в скором времени может прибыть в Киев, поскольку 19 января госсекретарь Энтони Блинкен обещал кандидата на эту должность – человека, «хорошо известного в дипломатических кругах».

Карьерный дипломат

Бриджит Бринк, уроженка Мичигана со степенью магистра международных отношений и политической теории Лондонской школы экономики и политических наук, в дипломатии работает уже четверть века. Так что опыт у нее немалый.

Карьеру начинала в Государственном департаменте в 1996 г. Затем – с 1997 по 1999 г. – сотрудница по политическим вопросам в американском посольстве в Белграде.

С 2002 г. – референт на Кипре, а спустя два года перебралась на должность специального помощника по Европе у замглавы Госдепа по политическим вопросам.

В 2005-2008 гг. Бриджит Бринк работала в Грузии в должности начальника политико-экономического отдела посольства в Тбилиси.

В 2008 г. вернулась в Госдеп – в качестве заместителя директора отдела по вопросам Южной Европы, а год спустя заняла пост руководителя отдела по регионам Эгейского моря и Южного Кавказа в Совете нацбезопасности в администрации Обамы, специализируясь на взаимодействии с властями Турции, Греции, Кипра, Грузии, Азербайджана и Армении.

В 2011 г. вернулась в уже знакомый регион – Южную Европу и Южный Кавказ. В частности, работала заместителем посла в Грузии вплоть до 2014 г., после чего ее отправили на эту же должность, но уже в Ташкент, до 2015 г.

До 2018 г. была заместителем помощника госсекретаря в Бюро по делам Европы и Евразии, курируя Восточную Европу, Кавказ и отвечая за вопросы, связанные с затянувшимися конфликтами в Европе. Т.е. в том числе занималась украинско-российским конфликтом.

Собственно, летом 2019 г. Трамп номинировал Бриджит Бринк на должность посла в Братиславе. Стандартные для американского посла три года почти прошли, и ей пора двигаться дальше – теперь, по всей видимости, в Украину, где ей очень будут полезны и понимание специфики региона, и отдельных стран, со многими из которых Киев наладил неплохие отношения.

Значение для Киева

Само по себе назначение посла США в Киев – это уже, в принципе, хороший знак. По крайней мере, он может свидетельствовать о дипломатическом выздоровлении и стабилизации отношений между Белым домом и Банковой, несмотря на сохраняющиеся точки напряжения.

Но все же обозначим главные факторы и направления деятельности потенциальной преемницы Мари Йованович.

Во-первых, повторимся, Бриджит Бринк – это кадровый дипломат с богатым опытом работы в Восточной и Южной Европе, а также на Южном Кавказе, чей профессионализм не вызывал вопросов ни у демократов, ни у республиканцев. И это сигнал Вашингтона о готовности укреплять отношения с Киевом.

Во-вторых, за годы работы в Европе и Евразии Бринк наладила контакты с влиятельными фигурами в странах, где ей было поручено продвигать интересы США, в том числе в Турции и Азербайджане, с которыми Украина продолжает наращивать взаимодействие, например, в оборонном секторе.

В контексте явных попыток США, Великобритании и Польши укреплять региональные союзы, в первую очередь в Черном море, ее помощь в этом деле сложно переоценить.

В-третьих, у Бриджит Бринк есть опыт работы в государствах, пребывающих в кризисных ситуациях и даже в состоянии конфликта.

В самом начале своей зарубежной карьеры она работала в Югославии, когда оппоненты пытались «подвинуть» Слободана Милошевича, но им это не удалось. Дальше, как известно, было очередное обострение, наступление на Косово и вмешательство НАТО. А менее чем через 10 лет после Белграда Бринк оказалась в Грузии, куда вторглись россияне.

В-четвертых, будучи уже послом США в Братиславе, она выполняла одну из важнейших задач, поставленных администрацией – усилить оборонное сотрудничество между Соединенными Штатами и Словакией.

Этого ей удалось добиться. Страны заключили двухстороннее соглашение об оборонном сотрудничестве. Плюс она содействовала модернизации словацкой армии до уровня соответствия стандартам НАТО и повышению ее энергобезопасности.

Нет нужды расписывать, насколько все эти пункты актуальны сегодня и в Украине. Поэтому если Киев даст агреман, назначение Бринк послом станет продолжением тех более тесных взаимоотношений, которые администрация Байдена предложила Киеву во время визита Владимира Зеленского в Вашингтон минувшей осенью.

Но, учитывая определенную хаотичность и конъюнктурность политики Банковой, сохраняется опасение, что с назначением столь подходящего для Киева специалиста как Бриджит Бринк может быть не все гладко. Тем более, что есть негативный прецедент. Причем из страны, переживающей аналогичные украинским проблемы, — из Грузии.

10 декабря 2018 г. авторитетный американский журнал Foreign Policy, ссылаясь на свои источники, написал, что Бринк должна была бы вернуться в Тбилиси уже в качестве посла. Однако по требованию Бидзины Иванишвили, де-факто главы государства, ее кандидатуру власти Грузии «завернули», поскольку Бринк считают сторонницей Михеила Саакашвили.

Грузинский МИД, конечно, все отрицал. И, возможно, ничего такого не было. Однако в равной степени возможно, что и было – Бринк могли на самом деле не хотеть видеть в Тбилиси, где как раз в 2018 г. состоялись президентские выборы.

Опасный прецедент

Экстраполируем этот кейс на украинскую ситуацию.

С одной стороны, Соединенные Штаты – главный союзник и партнер Украины. Особенно в противостоянии с Россией.

С другой стороны, имеем не очень позитивный опыт попыток вмешательства отдельных власть имущих из Украины во внутренние дела США. Что наложило отпечаток на отношения двух стран.

И к тому же, несмотря на повышения уровня партнерства, у Киева по-прежнему есть масса претензий к Вашингтону и неиссякаемый кладезь новых требований сильнее давить на Россию. Причем сейчас представители Банковой постоянно выражают недовольство «истерией» и «паникой» Запада в связи с потенциальной новой интервенцией РФ в Украину.

Нельзя сказать, что в ОПУ совсем неправы, стремясь понизить информационный градус, но делают они это однобоко и откровенно по-хамски. Настолько, что евродепутат Виола фон Крамон-Таубадель, почитав, о чем говорит Давид Арахамия, заподозрила, что в Киеве все употребляют наркотики.

Вспомним, как американский сенатор-демократ Крис Мерфи, не скрывая раздражения, обвинил Зеленского в том, что тот больше увлечен Twitter-войнами с США, нежели укреплением обороны Украины.

Так что в отношениях между Киевом и Вашингтоном есть серьезные шероховатости. И они стали еще более заметны после того, как постпред России при ООН Василий Небензя на заседании Совбеза цитировал Зеленского — его призывы к Западу «не паниковать».

Если Банковая продолжит двигаться в той же внешнеполитической парадигме, то вполне может решить, что некоторые гипотетические задачи Бриджит Бринк могут навредить интересам Банковой. И в таком случае, она вполне может пойти по стопам (предположительно, конечно) нынешних властей Грузии. А это сулит Украине дипломатическое напряжение и, возможно, даже ослабление поддержки.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.