вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему разговор с Путиным станет для Зеленского катастрофой Разговор президентов Украины и России показал, что у Владимира Зеленского отсутствует стратегия по ведению переговоров с Кремлем

«Заочный диалог» между президентами Украины и России, во время которого они обменивались репликами, брошенными в объективы телекамер или на серверы Facebook, перешел в голосовую форму. Накануне Зеленский и Путин таки поговорили. Интересный момент – сообщение о разговоре на сайтах украинского и российского президентов были почти аналогичными. Разве что на president.gov.ua не упомянули, что разговор состоялся по украинской инициативе – что старательно подчеркивала пресс-служба Кремля и Дмитрий Песков. Говорили, опять-таки, если верить официальным подозрительно коротким и одинаковым версиям, об освобождении пленных моряков, а также о продолжении переговоров в нормандском формате.

И не пришли решительно ни к чему. Потому что «договоренность о продолжении работы на уровне экспертов», которая была достигнута в деле обмена пленными – это не договоренность. Это очень дипломатичная констатация того, что разговаривать никто и ни с кем при существующих условиях не собирается. Просто пока что ни одна из сторон не хочет сказать об этом откровенно. Совершенно аналогичный смысл имеет и задекларированная «возможность продолжения контактов в нормандском формате».

Для чего, в таком случае, эта беседа была нужна Владимиру Зеленскому? В разрезе международной политики резоны для нее найти можно – пусть и достаточно слабые. Вчерашним звонком он продемонстрировал готовность «вести диалог с Россией» – что, возможно, понравится европейским союзникам Украины. А то, что не достигнуто никаких практических договоренностей – это и не удивительно. У европейских собеседников Путина результат обычно аналогичный. Поэтому плохо организованная и безрезультатная попытка переговоров с Путиным никак не повлияет на отношения с союзниками – или геополитическими противниками, если на то пошло. А вот в случае внутренней политики все, на первый взгляд, более очевидно. Придя к власти под лозунгом «остановим войну», который поддерживает львиная доля электората Зеленского, президент вынужден демонстрировать какие-то практические шаги в этом направлении.

Начало разведения сил не дало видимых результатов. После него – хоть, может, и не в результате – на фронте стало заметно хуже. «Хлебное перемирие» в этом году сорвано в таких масштабах, что впору смотреть на календарь – не вернулся ли недоброй памяти 2014-й. Если Зеленский реализует свою любимую инициативу – попробует подорвать бетонные фортификации на первой линии обороны, при том без аналогичных действий со стороны сепаратистов – следующие взрывы могут зазвучать уже недалеко от не перемещенной пока администрации президента. С практикой «примирения малыми шагами», о которой так любят говорить западные «специалисты по разрешению конфликтов» (и услугами которых, не исключено, пользуется и офис Зеленского) явно не складывается. А народ – ну, по крайней мере та его часть, которая поддержала Зеленского, «хочет мира».

При том неудачи в миротворчестве усложняют и политическое положение новой власти. Ибо, с одной стороны, на действующего президента оказывают давление патриотически настроенные силы, акцентируя внимание на ухудшении ситуации на фронте и общей обороноспособности страны. С другой стороны, президент явно проигрывает в гонке с пророссийской оппозицией. Потому как и «Оппозиционная платформа – За жизнь», и даже «Оппоблок» – с прямым доступом к российскому руководству, с собственными лоббистами в Кремле – могут привезти из вояжей в Москву гораздо большие призы за капитулянтство, нежели Зеленский. И после его неудачных переговоров неизбежно начнут раскручивать тезис о том, что Украине нужно руководство, к которому в Кремле прислушиваются, а не игнорируют. В этом будет своя логика, которая вполне может подействовать на специфический контингент избирателей. А если учесть тот факт, что для Зеленского ключевым избирательным ресурсом сейчас является именно электорат, который может перейти к оппоплатформам и оппоблокам – поскольку на правом фланге политического поля конкуренция зашкаливает, то проигрыш в «миротворчестве» – это серьезный повод для тревоги.

Конечно, до проведения внеочередных парламентских выборов слабость позиции «слуг народа» вряд ли смогут превратить в голоса избирателей как правые, так и пророссийские партии. Но наличие большинства в парламенте только усугубит ответственность действующего президента – и через считанные месяцы поставит его перед полномасштабным политическим кризисом. И при таких условиях Зеленский принимает решение «просто поговорить» с Путиным и «что-то порешать». Он действительно наивно верит в то, что это возможно. Как в свое время Дональд Трамп наивно верил в то, что он «построит стену – и мигранты к нам не полезут».

После вчерашнего разговора эта вера, будем надеяться, у Зеленского пройдет (если он способен учиться) – или, по крайней мере, пошатнется. Обидно только, что за этот процесс обучения и избавления от иллюзий действующего президента страна должна платить немалую цену – как в виде потери стратегической инициативы, так и нарываясь на угрозу реванша, по крайней мере – частичного, пророссийских сил.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров