вторник, 19 февраля 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Боксерская груша: Почему Трампа не тронут до выборов Устранение Трампа из Белого дома может оказаться для демократов пирровой победой

5 февраля Дональд Трамп все же смог выступить в Конгрессе с ежегодным президентским посланием. Однако даже тот факт, что делать это пришлось с опозданием из-за спровоцированного им же рекордного шатдауна, не очень повлиял на его манеры и риторику. Поэтому многие прогнозируют, что в нынешнем состоянии разобщенности, которое уже назвали даже «холодной гражданской войной», Соединенные Штаты будут находиться все два года оставшегося президентского срока Трампа.

Дело – стена

Традиция предполагает в ходе этого мероприятия обязательный разговор о единстве нации (название ежегодного президентского обращения дословно переводится как «О состоянии Союза», а текст речи по неписанным правилам должен содержать тезис «Наш союз силен»). В этом плане бывший шоумен публику не подвел и даже произнес в начале выступления прекрасный афоризм: «Миллионы американцев смотрят на нас, надеясь, что мы будем править не как две партии, а как одна нация».

Надо отдать должное спичрайтерам Трампа – акценты были расставлены правильно: по данным CBC, выступление одобрили 76% зрителей. Впрочем, не стоит отождествлять эту цифру с президентским рейтингом. И тем более не нужно ожидать, что Демпартия внемлет призыву «Если мы хотим мира и законов, не может быть войны и расследований». Скорее наоборот.

Тем более что Трамп-то как раз и не искал примирения. Наоборот, он в очередной раз пошел на обострение, затронув наиболее болезненную в последнее время для американцев тему – строительство стены на границе с Мексикой. «Я ее построю», – заявил президент под свист оппонентов. Впрочем, как он собирается достигнуть этой цели, неясно. Демократическое большинство в Палате представителей наотрез отказывается выделять на нее $5,7 млрд, которые требует Трамп. А предложенные президентом варианты компромисса называет «шантажом» и «захватом заложников» (так и до обвинений в терроризме недалеко). Ведь нынешняя администрация ухудшила положение так называемых «детей мечтателей» (ввезенных в США родителями – нелегальными иммигрантами – несовершеннолетних, имеющих благодаря обамовской программе DACA иммунитет от депортации и право получать разрешения на работу), а теперь пытается, по мнению либералов, сделать из них «предмет торга» в вопросе постройки стены.

Но позиции Трампа ухудшены и тем, что, «упершись в стену», он расколол не только страну, но и Республиканскую партию, многие представители которой не одобряют его упрямство в данном вопросе (убежденность президента в том, что без постройки стены он не переизберется на второй срок, их мало волнует). Поэтому к 15 февраля – крайнему сроку временной приостановки рекордного шатдауна – Трамп может лишиться поддержки и в контролируемом консерваторами Сенате.

Объявить новую остановку работы правительства он вряд ли решится: слишком много недовольства вызвала предыдущая (не говоря уже о потерях бюджета, которые выражаются в цифрах, как минимум сопоставимых со стоимостью скандального строительства, а то и существенно превышающих их). А объявление чрезвычайного положения с целью перераспределения на стену средств из других программ будет опротестовано в судах, да еще и в сопровождении обвинений, что Трамп хочет потратить на свою «игрушку» финансы, критически необходимые для действительно важных вещей (немало говорится о намерении президента во время чрезвычайного положения строить стену за счет оборонного бюджета и за счет средств, предназначенных для ликвидации последствий ураганов).

То есть своим упорством Трамп сам себя загнал в цугцванг. И, по всей видимости, будет вынужден согласиться на предложенный демократами вариант высокотехнологичной системы усиления охраны границ (что это будет «прозрачная», а не «сплошная бетонная», как он говорил ранее, конструкция, уже прозвучало в обращении к Конгрессу), но будет утверждать, что это именно та стена, которую он и хотел построить. Впрочем, к экватору президентства Трампа американцы уже научились не воспринимать буквально и всерьез то, что он говорит.

Должен всем

Он, конечно, выполнил ряд обещаний: снизил налоги, поспособствовал созданию новых рабочих мест и снижению безработицы, «переписал» договор о Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА), вывел США из похожего договора о Транстихоокеанском партнерстве, Парижского климатического соглашения и «ядерной сделки» с Ираном, а также перенес американское посольство в Израиле в Иерусалим.

Но, во-первых, многие сомневаются в «грандиозности» успехов президента. Например, в том, что действительно устаревшая НАФТА была аж настолько кардинально пересмотрена, как об этом он заявляет. Кроме того, многие СМИ заявляли, что тенденция к снижению безработицы появилась еще при Обаме. И потом, нет уверенности, что его действия не будут иметь отрицательных последствий для американцев (многие считают налоговую реформу выгодной только богатым, например).

А во-вторых, имеется и множество невыполненных предвыборных обещаний. Это и отмена (или замена) реформы медицинского страхования Obamacare, и отказ во въезде в США мигрантам из многих мусульманских стран, и запрет на автоматическое получение американского гражданства по праву земли, и отмена программы DACA, и реконструкция объектов национальной инфраструктуры (трамповский план называют очень слабым). И, конечно, та же стена на границе с Мексикой, не говоря уже о том, что строить ее Трамп собирался за счет Мексики.

Невыполненные обещания, судорожные попытки продавить через Конгресс необходимые для их выполнения решения, но, главное, агрессивная манера, в которой все это делается, – с постоянными обвинениями в собственных неудачах «злобных демократов» и якобы подыгрывающих им «фейк-ньюс» (в эти категории попали все, кто хоть немного критиковал хозяина Овального кабинета), отшатнули от Трампа колеблющийся между партиями электорат и, по всей вероятности, даже часть умеренно-республиканского (о возможности перетекания на его сторону даже умеренных демократов речь уже давно не идет).

Но на рейтинге Трампа сказывается и то, что его попытки найти необходимый для выполнения обещаний компромисс с демократами вызывают недовольство уже среди представителей наиболее консервативного электората. И виноват тут опять же сам президент, накрутивший их резкими высказываниями и нападками на политических противников (демократов, мигрантов, СМИ) до такой степени, что многие из них начали проявлять агрессию к «заклеймленным» их кумиром.

На то, как американцы воспримут обращение Трампа, и на его рейтинги явно повлияет и недавняя поимка на лжи президента, заявившего, что именно он отправил в отставку министра обороны из-за плохой работы последнего. Хотя всем известно, что было наоборот, подтверждением чему является знаменитое письмо Джеймса Мэттиса, в котором он очень культурно, но очень далеко послал начальника вместе с его внешней и оборонной политикой. Вдобавок ситуация заставит американского избирателя снова задуматься над кадровой политикой Трампа, который за два года уволил или «отпустил» в отставку большинство высших государственных чиновников, назначенных им после прихода к власти. И если посты министра обороны, госсекретаря и постоянного представителя США при ООН пережили (или переживают) пока единичный за каденцию случай передачи дел, то в некоторых высоких кабинетах кадровая чехарда по-трамповски подобна смерчу. Своеобразный рекорд принадлежит кабинету генерального прокурора (он же министр юстиции), который готовится принять уже четвертого постояльца.

Оставить как есть

Для понимания происходящего вокруг Дональда Трампа стоит на этом остановиться подробнее. Ведь именно из ведомства генпрокурора американский президент ожидает наибольшей угрозы для себя в виде результатов «российского» расследования Роберта Мюллера. Судя по книге Боба Вудворда «Страх. Трамп в Белом доме», оно является причиной постоянной трамповской паранойи, подтверждением чему можно считать и тезис из обращения к нации о том, что «бесконечные расследования» являются одной из важнейших угроз росту экономики («экономическому чуду» в риторике президента). Поэтому юридический комитет Сената и не спешит с утверждением предложенной Трампом кандидатуры на пост главы минюста, считая, что Уильям Барр может противодействовать публикации результатов этого расследования, ведь в прошлом году он критиковал работу Мюллера и его коллег.

Сенаторов не убедили ни обещания Барра не противодействовать расследователям, ни заверения в глубочайшем уважении им лично Роберта Мюллера. Слишком высока цена вопроса: фигурантом расследования стал уже давний трамповский друг и советник Роджер Стоун, якобы излишне часто контактировавший в 2016 г. с Wikileaks, опубликовавшим украденные российскими хакерами-грушниками документы штаба Хиллари Клинтон. То есть мюллеровские «снаряды» ложатся уже совсем близко к самому Дональду Трампу. А ведь интерес конгрессменов к налоговым декларациям президента, а также к непрозрачным тратам инаугурационного комитета, навевающим мысли о так знакомых нам откатах, тоже остался неудовлетворенным. Впрочем, в последнем случае следователи пока «упираются» лишь в фигуры из окружения первой леди.

Правда, есть вероятность, что подобными «недолетами-перелетами» дело и закончится — как минимум из политических соображений. Импичмента Трампа, если не всплывут неопровержимые доказательства совершения им серьезного преступления, ожидать не приходится. Тем более что по большому счету в нем не заинтересованы и демократы. Связано это с тем, что по американскому законодательству за этой процедурой не последуют досрочные президентские выборы. Власть перейдет вице-президенту Майку Пенсу, смотрящемуся как полная противоположность взбалмошному Дональду Трампу. И тогда у республиканцев появится возможность сравнять счет с конкурирующей партией по вице-президентам, которые за последние 100 лет становились президентами транзитом через роль исполняющего обязанности.

У демократов таких было двое: Линдон Джонсон, заменивший убитого Джона Кеннеди, и Гарри Трумэн, «подхвативший знамя» умершего в конце Второй мировой войны Франклина Рузвельта. А вот у республиканцев подобный успешный опыт был аж в 1923 г., когда умершего предположительно от инфаркта Уоррена Гардинга заменил Калвин Кулидж, выигравший в следующем году президентские выборы. Повторить это в 1976 г. не получилось: после сильно подорвавшего репутацию республиканцев Уотергейта заменивший ушедшего в отставку под угрозой импичмента Ричарда Никсона Джеральд Форд проиграл кандидату от демпартии Джимми Картеру (хотя тогда многие говорили, что республиканцы могли победить, уступи Форд будущей американской «политической звезде» 1980-х – Рональду Рейгану).

Так что у республиканцев может появиться дополнительный повод сплотиться вокруг Пенса: продемонстрировать, что сейчас, в отличие от 1970-х, они способны удержать власть даже в случае обнаружения в их рядах «паршивой овцы». Кстати, Трампу все это грозит дополнительными неприятностями: именно решение Форда помиловать Никсона считается одной из важнейших причин его проигрыша Картеру. Так что у и.о. может появиться дополнительный стимул проигнорировать прошения предшественника, тем более что, по некоторым утечкам из Белого дома, отношения между Пенсом и Трампом далеко не безоблачны (проскальзывала даже информация, что они просто «бесят» друг друга).

Ну а то, что тягаться с Майком Пенсом на президентских выборах будет довольно сложно, демократы прочувствовали в 2016 г. Тогда республиканский кандидат в вице-президенты обставил их претендента на теледебатах на целых 6% (притом что Хиллари Клинтон вызвала у телезрителей больше симпатий, чем Трамп). Так что, не имея сейчас явного лидера, а напротив, оказавшись перед перспективой ухода части их голосов к бывшему главе сети кофеен Starbucks Говарду Шульцу, который заявил о намерении баллотироваться в качестве независимого кандидата, демократы заинтересованы в том, чтобы «попридержать лошадей» с импичментом или даже провалить процедуру (пусть и руками республиканского большинства в Сенате или протрамповского Верховного суда).

Устранение Трампа из Белого дома может оказаться для них пирровой победой. Ведь так придется бороться не с отбивающимся от многочисленных обвинений и расследований импульсивным говоруном, ввиду этих качеств уже не раз попадавшим в трудное положение. А со спокойным Пенсом, который, с одной стороны, будет использовать все достижения республиканской администрации (рекордное сокращение безработицы, например), но с другой – осуждать (аж до высмеивания, вполне возможно) и исправлять «перегибы» и «загогулины» предшественника.

Так что Демпартии пока предпочтительнее сконцентрироваться на своих внутренних проблемах. Разобраться, во-первых, со слишком большим количеством желающих баллотироваться на президентский пост в 2020 г. (заявивших о таких намерениях уже около 20). А во-вторых, усилить партийную дисциплину, чтобы не случалось дискредитирующих инцидентов, подобных произошедшему в ходе обращения Трампа к народу. Тогда сенатор Берни Сандерс (конкурент Хиллари Клинтон на праймериз 2016 г.), не дождавшись оглашения официального ответа Демократической партии на послание президента (официальная часть процедуры), начал комментировать последнее перед представителями СМИ, чем вызвал серьезное недовольство однопартийцев.

Ну а параллельно с решением этих проблем либералам выгодно использовать Трампа как удобную грушу для битья по рейтингу всей Республиканской партии. Ведь процент поддержки президента постоянно ползет вниз, и ближайшие месяцы, на которые намечено завершение расследования Мюллера, ему ничего хорошего не сулят.

Украине эта ситуация может оказаться даже выгодной. Конечно, было бы неплохо, чтобы руководство страны, являющейся главным союзником в борьбе против российской агрессии, было более предсказуемым и последовательным. Но в нынешней ситуации, как уже неоднократно говорилось, Трапм вынужден, отбиваясь от обвинений в сговоре с россиянами, идти на серьезные шаги, вредящие агрессору и помогающие нашей стране.


Руслан Весел / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

9 + один =