пятница, 21 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Трамплин для Трампа в 2020-й: Как США готовятся к атаке Кремля В интересах Белого дома обеспечить максимальную защиту от Кремля, дабы не проиграть промежуточные, а затем и президентские выборы

В среду, 12 сентября, президент Соединенных Штатов Дональд Трамп одобрил введение санкций в отношении лиц, компаний или стран, которые попытаются вмешаться в американские выборы. Хозяин Овального кабинета подписал соответствующий указ менее чем за два месяца до промежуточных выборов в Конгресс (6 ноября), которые не будут легкой прогулкой для его однопартийцев. Президент стремится максимально защитить избирательный процесс, ведь на кону стоит очень многое. И несмотря на то, что расследование Роберта Мюллера о вмешательстве россиян продолжается, в Белом доме решили пока оставить 2016-й в прошлом, но сделать правильные выводы.

Как отметил директор национальной разведки США Дэн Коутс, решение Трампа стало ответом на возможное вмешательство Кремля в президентские выборы 2016 г. При этом Коутс, дабы потешить президента, подчеркнул, что пока особой активности России, аналогичной 2016 г., в этом плане не наблюдается, но допустил, что все еще впереди. Сама РФ в указе не упоминается, но чиновники назвали ее наряду с Китаем, КНДР и Ираном – эти страны, наиболее вероятно, попытаются влиять на выборы в Штатах.

«Мы понимали, что важно продемонстрировать, что президент взял под контроль этот вопрос, что он глубоко его беспокоит, что честность наших выборов и нашего конституционного процесса является для него первоочередной задачей», – заявил, в свою очередь, советник Белого дома по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, объясняя суть указа.

А она следующая.

Во-первых, Трамп объявил чрезвычайную ситуацию в стране, подчеркнув, что иностранное вмешательство, чьи масштабы и интенсивность значительно выросли, является угрозой нацбезопасности США.

Во-вторых, президент дал указание нацразведке, ЦРУ, АНБ, министерству нацбезопасности внимательно мониторить и отчитываться о любых попытках вмешательства в избирательную систему. Срок – 45 дней после выборов, в течение которых указанные ведомства должны проинформировать генпрокурора и министерство нацбезопасности.

В-третьих, вмешательство определяется в указе как «попытка взлома избирательной инфраструктуры», или попытка изменить общественное мнение с помощью пропаганды в интернете или систематических сливов секретной политической информации.

В-четвертых, непосредственно сам указ санкцией не является, но открывает дорогу их введению в отношении лиц, компаний и государств, которые попытаются взломать базы данных избирателей и машины для голосования, а также нарушат или попытаются нарушить работу оборудования, используемого для сведения или передачи результатов. Что до самих санкций, то, как пояснил Болтон, речь идет о замораживании активов, ограничении доступа к американским финансовым учреждениям и запрете на инвестиции в компании, причастные к вмешательству в выборы. Решение о введении таких мер будут принимать генпрокурор и миннацбезопасности, на что у них будет еще 45 дней после получения информации от вышеупомянутых ведомств. Так что если россияне, или кто-либо еще, все же ринутся на штурм (что весьма вероятно), то конкретных санкций можно ожидать не ранее февраля 2019-го.

Критика

Критика или скорее замечания к указу были озвучены сенаторами Марко Рубио (республиканец) и Крисом Ван Холленом (демократ). По их словам, Трамп своим указом признал угрозу, но не зашел достаточно далеко в упреждении и наказании нарушителя.

Сенаторы в качестве альтернативы презентовали свой законопроект, запрещающий иностранным правительством оплачивать предвыборные объявления в соцсетях. Кроме того, в их документе четко прописаны санкции в отношении ключевых экономических секторов страны, которая вмешивается. Отличие в том, что, согласно указу, такой ясности нет, ведь решение — вводить или не вводить и какие это будут меры, – принимается отдельно.

Белый дом и Капитолий во всеоружии

Замечания сенаторов справедливы. Но в то же время Трамп уже показал, что серьезно воспринимает угрозу вмешательства. И не только этим указом, но и своим решением от 15 августа изменить директиву 20, введенную Бараком Обамой. Тогда нынешний президент, в частности, отменил ведомственные ограничения для запуска киберопераций наступательного и упредительного характера в отношении противника, который провел или задумал провести кибератаку на США.

Нельзя не отметить, что и Конгресс США дал добро на выделение $380 млн штатам на предотвращение вмешательства РФ в промежуточные выборы. В том числе $134,2 пойдут на обеспечение кибербезопасности выборов в течение ближайших пяти лет, а $102,6 млн — на закупку оборудования для голосования.

Как видим, в Соединенных Штатах, причем и в Конгрессе, и в Белом доме, консолидированы в необходимости не допустить иностранное вмешательство и обеспечить безопасность избирательного процесса во время промежуточных выборов.

Промежуточные выборы

6 ноября в США полностью переизбирается вся нижняя палата – Палата представителей, это 435 кресел; треть (35 из 100) состава Сената; а также 39 губернаторов штатов и территорий. В некоторых штатах к тому же пройдут местные выборы.

Плюс в двух штатах – Миннесоте и Миссисипи – проводятся спецвыборы в Сенат. В первом штате потому, что демократ Эл Франкен 7 декабря 2017 г. объявил о своей отставке в связи с обвинениями в сексуальных домогательствах. Его преемницей демократы обозначили Тину Смит, которая поборется за кресло с кандидатом «слонов» Кэрин Хаусли. Во втором 1 апреля в отставку в связи с проблемами со здоровьем ушел республиканец Тэд Кокрен. Там республиканцы выдвинули Синди Хайди-Смит и Криса Макдэниела, а демократы – Майка Экспи.

Палата представителей избирается сроком на два года, т. е. до 2021 г.; а Сенат – на шесть лет (до 3 января 2025 г.). Это значит, что через два месяца определится состав обеих палат Конгресса, которые будут работать во время президентских выборов 2020 г. И это одна из причин, по которой результаты промежуточных выборов имеют огромное значение для обеих партий и Трампа лично.

На сегодняшний день Республиканская партия контролирует Конгресс. В Палате представителей у них 236 голосов, демократы располагают 193 и еще шесть мест пустуют. В Сенате же у «слонов» 51 голос против 47 демократов и двух независимых. В верхней палате республиканцы могут позволить себе потерять максимум одно кресло. В таком случае будет 50 на 50, но т.к. формальным главой является вице-президент (сейчас Майк Пенс), то большинство все равно останется за республиканцами, по меньшей мере на ближайшие два года.

Социология

Сенат. Начнем с Миннесоты и Миссисипи. В штате на севере, по данным последнего опроса SurveyUSA, лидирует демократ Тина Смит – 48% против 39% у Кэрин Хаусли. Причем с начала августа наблюдается увеличение разрыва между ними: с 4% до уже 9%.

В штате, флаг которого содержит символику конфедератов, демократы также неожиданно лидируют. Правда, отрыв не столь ощутимый, как в Миннесоте. В начале августа впереди была Хайди-Смит, опережавшая на 2% Экспи и Макдэниела на 12%. А в конце прошлого месяца уже Экспи опередил, но лишь на 1%, Хайди-Смит и на 10% – второго кандидата от республиканцев. В «дуэлях» расклад, согласно данным опроса на начало августа, следующий: Экспи и Хайди-Смит – 41% против 38%; Экспи и Макдэниел – 45% против 27%.

В целом же, по последним данным, преимущество у «слонов» – они могут получить 49 мест, у «ослов» – 44 кресла. И еще семь штатов характеризуются как «неопределившиеся». Интрига небольшая есть. Но нужно понимать, что демократам придется побороться за сенаторство в десяти штатах, где в 2016 г. победу одержал Трамп. А Республиканской партии сложно будет лишь в Неваде, где победителем вышла Хиллари Клинтон.

Палата представителей. Здесь, по крайней мере пока, чаша весов склоняется в пользу демократов. Им «обещают» 203 кресла, а республиканцам – 200. Однако и «колеблющихся» немало – за ними пока 32 места в нижней палате. Для получения большинства «ослам» нужно отвоевать у «неопределившихся» 15 мест.

По мнению же Politico, угроза для республиканцев куда серьезнее, поскольку демократы теоретически могут претендовать сразу на 100 мандатов. Из них 60 находятся в «зоне риска», поскольку в соответствующих округах у «слонов» минимальное конкурентное преимущество либо же кандидат сильно отстает от своего оппонента из Демпартии.

2020 год и импичмент

С выборами в Сенат более-менее ситуация ясная, и она благоприятная для однопартийцев Трампа. А выборы в Палату представителей не могут не беспокоить республиканцев. Борьба будет нешуточная. Результатом же ее, в случае победы Демпартии, будет ощутимый рост политического противостояния между палатами и между нижней палатой и Белым домом. Такая эскалация создает дополнительные сложности для Трампа, если он захочет пойти на второй срок. Хотя бы потому, что его инициативы, призванные сохранить и увеличить электорат, демократы с большей долей вероятности будут рубить на корню.

И, определенно, в медиапространстве вновь будет всплывать тема импичмента. Но насколько он реален? Предложение об импичменте может быть подано как в Палате представителей, так и в Сенате. Только с техническими различиями. В нижней палате оно вносится конгрессменом или комитетом, проходит через юридический комитет и простым большинством голосов запускается процедура импичмента. В Сенате же все проходит в формате судебного заседания со слушаниями, свидетелями и т. п. Предположим, демократы получают большинство. Это дает им возможность запустить процедуру импичмента, но непосредственно лишить власти президента можно лишь двумя третями голосов. Причем как в Сенате, так и в Палате представителей.

Потому Трампу импичмент с большей долей вероятности не грозит. У демократов вряд ли будут эти две трети голосов. А чтобы «слоны» устроили демарш, в их стане должна произойти действительно масштабная политическая катастрофа. И консерваторы, несмотря на немалое количество критиков Трампа в их рядах, не могут себе позволить отдать президента, пусть и чисто формального республиканца, оппонентам на съедение, ибо это значит заведомо проиграть на выборах 2020 г., а впоследствии, вполне вероятно, и новые выборы в Конгресс.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 − семь =