среда, 17 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Игра в геополитику: Почему Украине лучше не дразнить Трампа Манафортом Максимальное дистанцирование украинских политиков от дела Манафорта выглядит наиболее правильным выбором

Пол Манафорт, бывший политконсультант Виктора Януковича и глава избирательного штаба Дональда Трампа, виновен по восьми пунктам обвинения. Такой вердикт вынесло жюри присяжных в суде Александрии, штат Вирджиния, после четырех дней обсуждения. Пять пунктов касаются подделки налоговых документов, остальные три – банковского мошенничества и утаивания счетов в иностранных банках.

Относительно оставшихся двух банковских афер, пяти случаев сговора с целью банковских махинаций и трех случаев утаивания информации о счетах в иностранных банках мнения присяжных разделились, и судья Томас Селби Эллис ІІІ был вынужден признать процесс по этим обвинениям несостоявшимся. Дату оглашения приговора судья не назвал, предоставив, тем не менее, команде спецпрокурора Роберта Мюллера время до 29 августа на принятие решения относительно нового суда над Манафортом по десяти «зависшим» обвинениям.

Впрочем, это вряд ли окажет сколько-нибудь серьезное влияние и на политические расклады в США, и на судьбу самого Манафорта. По совокупности ему уже грозит до 80 лет тюрьмы, так что 69-летний подсудимый теоретически имеет шансы оказаться заключенным пожизненно. И потом, если он и обладал какой-либо самостоятельной ценностью, то теперь это в прошлом: в разыгрывающейся драме Манафорту отводится сугубо инструментальная роль. Нынешнее решение присяжных – хорошее подспорье для Мюллера в расследовании обстоятельств избирательной кампании Дональда Трампа. Пускай этот успех и неполон, но он демонстрирует эффективность работы спецпрокурора.

Более того, с чисто практической точки зрения обвинительный вердикт для Манафорта укрепляет мандат Мюллера на дальнейшее расследование. Ведь нынешний суд – своего рода пробный камень перед предстоящим разбирательством, посвященным российскому вмешательству в президентские выборы 2016 г., которое должно начаться 17 сентября в Вашингтоне. Шансы, что нынешнее дело развалится с формулировкой «обоснованное сомнение», были весьма велики. Пойдя ва-банк, Мюллер не только обезопасил себя (теперь любые поползновения подвинуть его с должности по умолчанию будут восприниматься как препятствование правосудию), но и наверняка обеспечил себе несколько новых союзников среди республиканцев в Конгрессе – из тех, кто до поры предпочитал или не ссориться с Белым домом, или не выносить сор из избы.

Наконец, угроза пожизненного заключения может – опять-таки в теории – сделать Манафорта сговорчивее. Правда, он все еще может надеяться на президентское помилование (хотя пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс и заявила, что подобная возможность не рассматривается, сам Трамп сказал обратное). Тем более что сейчас-то Манафорта судили не за Трамповы «российские» связи, а за его собственные – украинские. Так что Трамп формально не при делах: Манафорт поплатился за то, что натворил задолго до того, как возглавил его избирательную кампанию. Собственно, на это и напирает команда нынешнего президента США, заявляя о пирровой победе Мюллера: дескать, и вердикт лишь частичный, и российского следа никакого. Искали Москву, а нашли Киев.

Все так, только процесс о российском следе, как уже сказано, еще впереди, а Манафорту в его рамках светят еще семь обвинений. Вроде бы без разницы: пожизненным больше – пожизненным меньше. Но только в том случае, если Манафорт не расколется. А там, глядишь, и Трамп за молчание отблагодарит. Если, конечно, сможет: призрак импичмента, преследовавший 45-го президента с момента вступления в должность, похоже, начал обретать плоть. За несколько часов до оглашения решения присяжных в александрийском суде стало известно, что команда Мюллера пока не готова к суду над еще одним человеком из обоймы Трампа – бывшим советником по национальной безопасности Майклом Флинном, солгавшим о своих контактах с российским послом в ходе передачи власти в Вашингтоне. Что же, изящный способ продемонстрировать, что Флинн все еще старается быть полезным следствию.

Но это было только начало. За считанные минуты до вердикта Манафорту стало известно, что и собственный адвокат Трампа Майкл Коэн пошел на сделку со следствием и дал против него показания. В частности, он заявил под присягой, что в ходе избирательной кампании по приказу Трампа прибегал к финансовым махинациям, в частности, покупая молчание бывших любовниц клиента по черным схемам. Причем делалось это, по его словам, «с принципиальной целью повлиять на ход выборов» – что откровенно попахивает вторым Уотергейтом.

Но это, конечно, еще не контакты с россиянами. Однако лиха беда начало: Коэн утверждает, что Трамп загодя знал об июньской встрече 2016 г. в Нью-Йорке между своими помощниками и российскими «эмиссарами», обещавшими «много грязи» на Хиллари Клинтон в виде «тысяч электронных писем». Похищенных, очевидно, со взломанных серверов Демократической партии. И да, Коэн, разумеется, «будет счастлив помочь» дальнейшему расследованию, и помощь эта, учитывая его коллекцию чувствительных для Трампа записей, будет, надо полагать, существенной. Но чего ни сделаешь, чтобы скостить срок с 65 лет до пяти.

Мало того, днем ранее вашингтонский суд оправдал отставного британского агента Кристофера Стила, автора скандального досье о российских связях Трампа (того самого, где, в частности, рассказывалось о его развлечениях в московском отеле). Совладельцы «Альфа-Групп» Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан не сумели доказать, что утверждение Стила об их близости к Владимиру Путину является ложью. С одной стороны, это означает, что они остаются в санкционном списке. С другой — придает убедительности досье в целом.

В общем, Манафорту будто предметно поясняют, что самое время подумать о глобальной сделке с генпрокурором: согласие дать показания о «российских связях» Трампа в обмен на очень досрочное освобождение. В конце концов, ради раскрытия сговора с иностранным государством Фемида может и простить пару-тройку банковских афер. Хотя, стоит заметить, не факт, что Манафорта удастся разговорить, а насколько Мюллер может обойтись без него в качестве свидетеля — еще тот вопрос. Внутриполитические процессы в США эпохи президентства Трампа более чем что-либо напоминают покер, и победить вполне может не тот, у кого карты сильнее, а тот, кто лучше блефует.

Нашим публичным персонам стоит иметь это в виду – их стремление поживиться на деле Манафорта может вылезти боком. Посол в США Валерий Чалый определенно был прав, говоря на брифинге 21 августа, что это дело не повлияет на американо-украинские отношения, если украинские политики не будут пытаться использовать его в своих интересах. Впрочем, симптоматично, что пару часов спустя именно этим занимался на своей пресс-конференции генпрокурор Юрий Луценко. Который, к слову, признал, что украинской юрисдикции в деле нет, Мюллер к нему за помощью не обращался, а вот сам он проявил инициативу, предложив содействие американскому коллеге.

По большому счету, для публичного выступления вполне достаточно было лишь первой части. Ведь очевидно, что для американцев в вопросе о вмешательстве в их внутренние дела природа и вектор этого вмешательства являются вторичными. Проще говоря, им глубоко безразлично, кто пытался «решать вопросы» в обход легальных процедур, «но, раз уж вы спросили… пока судом доказано лишь вмешательство украинское, не так ли?». К тому же, для тамошней аудитории в массе (что, к слову, совершенно естественно) стоит некоторых усилий узреть разницу между нашей нынешней и прошлой властью – не так в силу избыточной преемственности даже, как по причине ограниченного интереса и, соответственно, такого же ограниченного знакомства с местными реалиями. В конце концов, много ли украинцев, даже из тех, «кто принимает решения», хорошо ориентируются в происходящем хотя бы в соседней Словакии? А тут другой конец света и страна, самодостаточной ценности для Америки, будем откровенны, не имеющая.

С другой стороны, сведение «нашего» дела Манафорта к сугубо внутреннему контексту, очевидно, невозможно хотя бы в силу масштаба фигуры. И уж если пытаться из него что-то выжать, то запрашивать помощь предпочтительнее, чем предлагать (кстати, в уклонении от уплаты налогов в Украине его таки подозревают или нет?). Правда, здесь все может кончиться примерно так же, как и в 2016-м, когда Киев был настолько уверен в победе Хиллари Клинтон, что даже не озаботился планом Б. Сейчас же, очевидно, стоит исходить из условного равенства шансов Трампа как остаться в Белом доме, так и скоропостижно его покинуть. Причем, учитывая его нешаблонное поведение, в любом случае нужно признавать вероятным сопутствующий ущерб интересам Украины, хоть бы непреднамеренный и косвенный. При таких раскладах максимальное дистанцирование от этой темы выглядит наиболее правильным выбором. Причем даже для участников «кастинга» молодых реформаторов: какой бы стороне они ни оказали услугу на этом поприще сейчас, объективно они не имеют возможностей добиться за нее платы в будущем. Хотя, конечно, попытка – не пытка.

Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

15 − четыре =