понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как саудиты помогают Трампу шантажировать Меркель Белый дом руками Саудовской Аравии принуждает Германию к командной игре. И не только ее

Похоже, у Белого дома Дональда Трампа начинает вырисовываться определенная внешнеполитическая стратегия – по иронии судьбы, это как раз та схема, работать по которой лишь с переменным успехом заставлял союзников предыдущий президент Барак Обама. Правда, необходимо подчеркнуть три нюанса, пишет Максим Михайленко для Деловой столицы.

Тропой Обамы. Почти

Первый – Обама убеждал союзников участвовать в разнообразных американских внешнеполитических проектах на основе общих ценностей. При этом всегда было проблематично выявить хотя бы какие-то ценностные совпадения в политической плоскости между США, с одной стороны, и Китаем, Ираном или Россией – с другой. Все-таки полная эйфория «вечеринки» с Джеком Ма во время последнего турне Обамы по Юго-Восточной (преимущественно) Азии, встреча единомышленников – это одно, а характер внутренней политики Китая – совсем другое.

Дональд Трамп, а скорее всего, его аппарат в сфере обороны и безопасности (беспощадно критикуемый подавляющим большинством дипломатических комментаторов в Вашингтоне), который, играючи, рихтует политическую волю президента, заменил ценности гешефтами. Причем как реальными сделками, так и возможными. А также перспективой ухудшить торгово-экономические и даже военно-политические отношения в случае острого дефицита союзнического духа со стороны контрагента. Подобная формула альянсов, что ни говори, нова для теории и практики американской внешней политики как минимум в эпоху после Второй мировой войны.

Второй нюанс состоит в том, что предыдущая администрация все же предпочитала большие коллективные пакты. Организация подобных соглашений, разумеется, требовала немало времени, в течение которого бюрократические аппараты выстраивали в каркасах таких договоренностей целые термитники. Причем нередко выхолащивающие те или иные договоры до неузнаваемости. Похоже, Обама, обещавший 10 лет назад прогнать лоббистов из округа Колумбия (фактически то же самое обещал и Трамп и даже несколько ограничил действующих и бывших госслужащих), заменил их чиновниками.

Впрочем, это обычная проблема социалистов (к которым, правда, экс-президента относили лишь самые ярые критики). Опыт показывает, что избавить Вашингтон от внешнего и местного лоббизма в сотнях его разнообразных форм (и это очень хорошо демонстрируют случаи Манафорта и братьев Подеста) является задачей утопической, поскольку это и есть дух федеральной столицы США. Сегодня же не доверяющий коллективным пактам и с подозрением относящийся как к широким коалициям, так и к чиновничеству президент Трамп предпочитает двух-, максимум трехсторонние сделки, которые даже могут носить одноразовый характер.

При этом любопытно, что страны, такие как Россия, Иран, Венесуэла, КНДР или Сирия, которые Трамп записал в свою маленькую черную книгу возмутителей спокойствия, заставив всех вспомнить о своем партийном предшественнике Джордже Буше, начавшем глобальную войну с терроризмом, в качестве сторон этих контрактов президентом США в упор не воспринимаются. Конечно, с текущим исключением для КНДР. Но другие стороны потенциального соглашения в Тихоокеанском регионе – это Китай, Южная Корея и Япония. Две последние воспринимаются США как зависимые партнеры. Тем не менее, через Южную Корею, пожалуй, слишком миролюбиво настроенную как по объективным (близость пушек Ына), так и по субъективным причинам (смена менталитета у послевоенных поколений), Вашингтон доставляет в Пхеньян послание мира. А через Пекин – послание войны. Япония же в данном случае выглядит как опорная и относительно безопасная военная база США.

По той же модели давление на Германию осуществляется через Польшу, которой, с точки зрения нынешнего Белого дома, повезло с консерваторами и грех их не использовать для просверливания дырок в выносливости Ангелы Меркель, а также через Великобританию, удаленно, но весьма ощутимо раскачивающую мечты Берлина о доминировании в Европе, по крайней мере бесплатном.

Надавить на немцев

Теперь к конструкции подталкивания Германии и ЕС в целом в нужном Трампу направлении неожиданно подключилась Саудовская Аравия. Которая ранее (в команде с действующими независимо друг от друга Турцией и Израилем, а также арабскими королевствами) была задействована лишь на иранском фронте. Причем даже не в Сирии как таковой, а в Йемене. Более общо – в роли этакого знаменосца нового проамериканского альянса на Ближнем Востоке, особы, приближенной к императору, а скорее к его семье в лице зятя Джареда Кушнера.

Но оказалось, что иранскую тему этот изобретательный союзник Трампа, сражающийся за реформы наследный принц Салман, смог развернуть и на северном германском фронте, где США пытаются похитить европейский рынок газа у российской монополии, тонущей, согласно скандальному докладу Sberbank CIB, в безумных расходах своих подрядчиков. Согласно информации немецкого издания Der Spiegel принц Мухаммад бин Салман распорядился не допускать германские компании к государственным тендерам в королевстве.

Среди компаний, которые могут пострадать от данного распоряжения, концерны Siemens, Bayer, Daimler и Boehringer Ingelheim, которые вели переговоры по крупным контрактам в Саудовской Аравии. По данным германского статистического бюро, в 2017 г. объемы экспорта продукции в Саудовскую Аравию составили $7,7 млрд, так что это довольно чувствительный удар. Официальная причина санкций со стороны Эр-Рияда – поддержка Германией ядерного соглашения с Ираном. Согласно сообщению решение кронпринца было принято «в связи с длительным недовольством политикой Берлина на Ближнем Востоке». Между прочим эта подчеркнутая длительность распространяется не только на иранский вопрос – в прошлом у саудитов возникали неприятные вопросы к германским военным поставкам, которые прерывались в связи с чувствительным подходом Берлина к сфере защиты прав человека, главным образом меньшинств.

С этим обстоятельством прямо связан третий нюанс «вывернутой преемственности» между администрациями Обамы и Трампа: с одной стороны, права человека, как внешнеполитический инструмент, не относятся к верхней части списка действующего американского кабинета, с другой – при случае им можно и воспользоваться. Всего лишь адаптировав к риторике национальных интересов, которую хочет слышать ядерный избиратель президента. Не грех в таком случае потрафить и некоторой ксенофобии этого слоя избирателей. Ведь США просто яростно – на пару с Великобританией – принялись бороться с отмыванием денег и даже организованной преступностью «из Африки и России» (так в документе ЕС) пусть пока и на уровне заявлений в профильных переговорах с континентом. Защита граждан от иностранных преступников во всем их множестве и пестроте – разве не задача, граничащая с правозащитной отраслью?

Вам не рады

Вполне вероятно, что такие внешне сложные, но внутренне простые плетения способны приносить результат. Так, в конце минувшей недели канцлер Германии Ангела Меркель сообщила, что многим европейским компаниям придется уйти из Ирана, чтобы избежать американских санкций. Меркель прибыла в Пекин на переговоры с председателем Госсовета КНР Ли Кэцяном (кстати, главным ответственным в Китае за глобализацию как минимум на саммитах в Давосе). Наряду с торгово-экономическим сотрудничеством политики обсудили судьбу Венских соглашений об иранской ядерной программе. Канцлер выразила приверженность соглашениям, о выходе из которых заявил Трамп. Она признала, что венский договор неидеален, но заявила, что альтернативы ему не видит.

Судьба соглашений также стала предметом переговоров министра иностранных дел ФРГ Хайко Мааса с государственным секретарем США Майком Помпео. После их завершения Маас заявил, что между сторонами сохраняются значительные разногласия. Альтернатива между тем может наклюнуться в процессе нарастания давления – прямого и скачками, как вот укол Эр-Рияда, или постепенного и косвенного, осуществляемого другими создающимися сотами, транслирующими волю Америки Трампа. Так, параллельно и прямо по соседству неприятный сюрприз получил «Росатом». 27 мая власти Иордании внезапно отказались от совместного с Россией проекта по строительству АЭС. Для страны он оказался слишком дорогим (?!), пишет газета Jordan Times. Атомную электростанцию должны были запустить к 2025 г. Предполагалось, что проект обойдется в $10 млрд.

В качестве утешительного приза агентство «Блумберг» со ссылкой на источник в правительстве Иордании уточнило, что страна не будет полностью отказываться от сотрудничества с Россией и рассчитывает на поддержку в строительстве реакторов малой мощности, которые дешевле и безопаснее. Заметим, что этой же отговоркой года полтора назад закончились системные ухаживания россиян за саудовскими миллиардами. А в регионе это прозвучало как напоминание, что союзники США не рады союзникам Германии. Ведь обоснование отказа довольно смешное, поскольку в той же Бангладеш «Росатом» легко привлек огромный кредит на постройку своих мощностей (правда, сейчас проводится расследование по возможным махинациям местных и россиян вокруг проекта – типичный «рашен бизнес», ничего нового).

Иордания, не будем забывать, – ключевая сухопутная военная база и тренировочный полигон для американцев и их косвенных союзников из Лиги арабских государств (ЛАГ) в деле стабилизации Сирии и с замахом на Иран. Ведь скоро станет понятно, кто возьмет гору в послевыборной толчее в Ираке – персы или американцы, и в какой конфигурации в преддверии нарастающего конфликта с Ираном на территории Сирии, а возможно, и Ирака армия ЛАГ сменит американские наземные соединения в бывших владениях Асадов.

А дальше – с оглядкой на крайне нелицеприятный шаг Эр-Рияда – нельзя не задуматься, а не стоит ли за ним ждущий последних штрихов американский план «терминального» давления на Тегеран. Скажем, авторства Джона Болтона? Ведь сам Иран, как известно, занял наиболее вызывающую позицию по вопросу судьбы ядерной сделки, уязвляющую в первую очередь как раз Германию и Францию.

Он выдвинул европейским странам ряд условий, в случае несоблюдения которых Тегеран сам намерен выйти из «ядерного соглашения». В частности, духовный лидер страны Хаменеи потребовал от Великобритании, Германии и Франции согласия не поднимать вопрос об иранской ракетной программе и не вмешиваться в региональную политику страны, а также гарантий продажи иранской нефти. «Если США удастся помешать продаже нашей нефти, мы должны иметь возможность продать желаемый объем топлива. Европейцы должны в форме гарантий компенсировать это и купить иранскую нефть», – сообщил реальный правитель Ирана. Кроме того, по словам аятоллы, европейские банки «должны гарантировать проведение бизнес-транзакций» с Ираном.

Фартовый?

Еще одним условием является принятие Европой резолюции с осуждением выхода США из «ядерного соглашения» (ну, это завсегда – на слова Европа богата, но не закончится ли такой афронт ускорением введения санкций против акционеров «Северного потока-2»?) и восстановления Вашингтоном антииранских санкций. Хаменеи также требует от Великобритании, Германии и Франции «оказать противодействие» американским санкциям.

Наконец, согласно заявлению верховного лидера Ирана, в противном случае его страна оставляет за собой право возобновить обогащение урана. В иранском случае это не просто слова, так как, по мнению консервативных комментаторов, он и не прекращал обогащать уран и строить носители. Так что с точки зрения США расчетные потери аргументов не слишком и большие.

Ясно, что в случае ландшафтного удара санкциями – без солидарности с Европой и уже объявленных Помпео – пострадают и европейские, и все прочие иностранные компании, что Вашингтон легко доказал на примере российского страдальца Дерипаски и других недавних «хозяев судеб» из Москвы, ныне ищущих пятый угол. Но после того как норов показал далекий (но богатый и перспективный) Эр-Рияд, связанный с Америкой свежими контрактами едва не на треть триллиона долларов, стоит ли Берлину так усердствовать по поводу интересов Тегерана и Москвы. Не лучше ли сконцентрироваться на делах Союза (только чудом удалось избежать формирования фрико-фашистского правительства в Италии, но очередные досрочные выборы станут итальянским референдумом по нахождению в еврозоне).

Сегодня европейцы ломают голову, а не фартовый ли случайно Дональд Трамп, вдруг ему на кураже удаются прорывы в нынешней состоящей из сплошных тупиков глобальной политике? Стоит ли испытывать судьбу лишний раз, погружаясь в токсичное болото, служащее бассейном для стран-изгоев вроде России, Ирана или КНДР? Насколько болезненным будет откат за флирт с Путиным и фантазии о привлечении его на европейскую службу, в то время как само европейское единство оказалось под жирным знаком вопроса?

Ведь вслед за Саудовской Аравией и сделавшей США уникальное предложение Польшей, странами вроде Казахстана и просыпающегося Узбекистана, союзниками в Юго-Восточной Азии, в перспективе оживающей Великобританией в новый союз вокруг США могут потянуться и другие. Например, Украина…


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемнадцать − двенадцать =