вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Трамп вычеркивает Россию из больших международных дел Анонсированный Трампом погром Ирана бьет по российским интересам – ведь PR-война Москвы в Сирии – стоит на 100-тысячном иранском контингенте

Президент Трамп вновь посрамил глубокомысленных аналитиков из богатых экспертных центров, нередко подкармливаемых, надо сказать, из Кремля. А именно – объявил о выходе из ядерной сделки с Ираном. То есть избрал так называемый наиболее жесткий и вполне себе односторонний сценарий, пишет Максим Михайленко для Деловой столицы.

Они негодуют

Еще недавно считалось – несмотря на внешне воинственную риторику – что Вашингтон как-то попытается смазать свою позицию по всему тому комплексу ближневосточных явлений, в центре которых находится откровенно беднеющий, но упрямый Тегеран. В конце концов весь этот ленивый чиновничий и роящийся вокруг обеих палат Конгресса истеблишмент был бы только рад – более того, так или иначе контролируемые «либералами» разной расцветки ключевые американские СМИ даже снизошли бы до похвал в адрес действующего главы Белого Дома.

Но и здесь – не срослось. Похоже, быть внесистемным президентом Трампу не просто нравится: такое поведение теперь осознано им в качестве поведения единственно выигрышного. И это, надо сказать, вовсе не самоубийственный прыжок с трамплина в бассейн без воды – осаждаемый буквально со всех возможных сторон, Дональд Трамп просто не находит ничего лучшего, как только выполнять свою программу. В каковой программе, во внешнеполитическом сегменте – разрыв ядерной сделки с Ираном всегда был приоритетом.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть: выдержанная более или менее в духе американских консерваторов-ястребов, но отнюдь не изоляционистов образца 30-х годов прошлого столетия (как зря в Москве на это надеялись!) речь президента США, обосновывающая выход из соглашения, – содержала чрезвычайно принципиальные смысловые блоки.

Во-первых, президент Трамп обстоятельно рассказал о том, что он дал много месяцев на то, чтобы вместе с союзниками как по НАТО, так и на Ближнем Востоке устранить «дефекты» соглашения. В частности, по его словам (впрочем, не только – многое было известно и ранее, Запад и впрямь пошел на крупные уступки Ирану ради дипломатической «галочки») сделка не позволяла как-либо проверять выполнение ее условий Тегераном, а также никак не ограничивала создание им носителей ядерных зарядов.

Во-вторых, американский лидер предупредил, что отсутствие реакции на обман – который, в его глазах, доказан материалами, добытыми израильской разведкой, – неизбежно спровоцирует гонку вооружений, в том числе ядерных, на Ближнем Востоке.

Можно, конечно, ухмыльнуться – похоже, эта гонка давно развивалась, невзирая на любые договоренности Запада, России и Китая с Ираном (в особенности учитывая, что участники этой сделки из-за пределов НАТО никогда не были до конца искренними). Можно, опять же, скептически оценивать разоблачения Нетаньяху с пониманием того, что они в какой-то степени имели целью подтолкнуть Белый Дом к тем, а не иным решениям, а способ получения этих материалов «легендирован».

Однако теперь все эти соображения выглядят хоть и свежими, но историческими частностями в контексте решения о – формально говоря – начале выхода США из соглашения с аятоллами.

Можно не сомневаться в том, что авангард американской и во многом британской, а также континентальной европейской политической прессы взорвется негодованием. Корни этого негодования, однако, морально небезукоризненны, потому что растут из идеи о том, что «мы все равно не готовы воевать за…» те принципы, которые сами провозгласили. Ведь это дорого, это связано с потерями, с обеих сторон, но мы же объективно сильнее, и «там» погибнет столько невинных!

Что скажет наш МИД

Стоит особо отметить, в данном случае Киев точно так же объективно не может сочувствовать нежным чувствам американских и европейских левых, потому что точно такой же рациональный алгоритм был применен и к нам – «ну что мы можем еще?» Да ведь и режим Путина так силен и страшен… Где это вообще, и «за что там воевать»?

Парадоксально, но как раз Трамп, побиваемый вышедшими из социалистических университетских общежитий эпохи перманентного роста моралистами, для которых право вдыхать марихуану стоит гораздо выше прав народов быть свободными от репрессивного мракобесия… Именно этот президент Трамп, со всеми своими чудачествами и недомолвками, проявил себя носителем именно тех западных ценностей, ради которых наши родители развалили СССР.

Примечательно в этом смысле, что первым заместителем («по политическим вопросам») госсекретаря Майкла Помпео, похоже, станет украинка Пола Добрянски, проведшая на примерно аналогичной должности все восемь лет при Джордже Буше-младшем, а при предыдущих президентах-республиканцах занимавшая ключевые посты в Совете по национальной безопасности США. Ее отец Лев Добрянский – американский экономист и дипломат – был более чем знаковой фигурой в движении за освобождение наций, порабощенных советским тоталитаризмом.

Это сказано к тому, что – вкупе с нашими проблемами – дело порабощенных тоталитаризмом народов является нашим наследием, непростым, но качественно отличающим Украину от тех же европейских любителей дешевого газа. Да и просто от соблазненных грязными деньгами постсоветской мафии – взять того же Милоша Земана, который ни к селу, ни к городу решил пригодиться Путину, озвучив якобы причастность Чехии к разработке отравляющего вещества «Новичок» (оперативно опровергнуто правительством Чешской Республики).

Даже любопытно теперь – будет ли наш МИД повторять вслед за Брюсселем и рядом европейских столиц благоглупости вроде «война – это плохо, мир – это хорошо, а сделка с Ираном есть сбалансированное стратегическое решение», или хотя бы молча согласится с тем, что пусть и по разным причинам, но от нынешней администрации США Киев получил больше существенной (косвенной и прямой) пользы, нежели от политики администрации предыдущей, обрекшей нас на затяжную и кровавую войну с Россией?

Призрак раскола

Подавление Ирана – и не только возвращением парализующих санкций, но и с помощью готовящейся (правда, некие варианты все еще на столе) операцией ближневосточной коалиции в плавающем формате Лиги арабских государств, Турции и Израиля в Сирии – конечно, тактически и стратегически выгодно действующему Белому Дому. Давно можно было отметить, что любой новый раунд обострения – на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, с Россией или ЕС – проходит рассмотрение нынешним кабинетом Трампа с точки зрения соответствия деловым и иным интересам США.

Под «иными» можно понимать ту информационную и правовую войну, которую администрация 45-го президента ведет внутри страны. Все более глупые – с точки зрения иностранцев, конечно – скандалы, преследующие Трампа, но потенциально опасные для его президентства (многочисленные странноватые дела вокруг его юриста Майкла Коэна) вынуждают президента добиваться внешнеполитических успехов, желательно, «малой кровью». Но здесь имеет смысл отметить вот что: в своей речи президент несколько раз подчеркнул, что предпринял такой резкий шаг после долгих консультаций с ключевыми союзниками вообще, а также союзниками на Ближнем Востоке.

Практически сразу можно было наблюдать, что «суверенную» критику высказала лишь Турция, заявив, что в своих интересах продолжит поддерживать торговые отношения с Ираном, но выглядело это (учитывая, насколько глубоко увязла Анкара в Сирии) как «оговорка».

Официальный ЕС тоже заявил глубокую обеспокоенность — из этого самые динамичные российские пропагандисты решили на скорую руку смастерить «раскол НАТО». Однако МИД РФ – отчасти шокированный резким поворотом Вашингтона, а отчасти пребывающий в подвешенной кадровой ситуации в связи с перестановками в путинской «рейхсканцелярии» – пока не генерировал системного видения этой новой диспозиции.

При этом анонсированный погром Ирана бьет в первую очередь по российским интересам – ведь PR-война Москвы в Сирии, и без того уже достаточно затратная и психологически травмирующая в силу растущих потерь в дорогой технике и военных советниках – стоит на примерно 100-тысячном иранском контингенте. Ключевые узлы присутствия которого в Сирии со вкусом и прилежанием с первых минут анонсирования новой политики по отношению к Ирану стали массированно «выносить» израильские ВВС.

Эффект домино

Конечно, можно вспомнить сегодня и о не успевших остыть французских заявлениях о том, что Париж больше не настаивает на устранении самого по себе Башара Асада. Однако, к утру 9 мая в восточном полушарии правительство США официально подтвердило, что – всего лишь – предоставляет некоторое время сторонам (и/или «странам», в данном случае) продолжающим вести дела с Ираном, для завершения этой своей деятельности. Иными словами, такая политика ныне будет рассматриваться как «предосудительная» и, по мере выявления, наказываться, а далее, как в российском случае, начинает работать эффект домино.

Скажем, тот же загоняемый ныне в угол экс-президент Калмыкии и многолетний руководитель ФИДЕ Кирсан Илюмжинов всего лишь входил в какие-то сделки с сомнительными сирийско-турецкими бизнесменами, причем сравнительно «по мелочи», а теперь вся шахматная ассоциация умоляет его уйти в отставку, потому что ни один банк не рискует обслуживать ее счета. И это еще самый грубый, прямой пример работы эффекта домино в сфере санкций. Куда более драматичными являются отказы североевропейских и даже внутренних российских страховых и транспортных компаний обслуживать текущую деятельность «Русала» и родственных ему организаций. Этот ад вновь ждет Иран и даже самых безобидных его контрагентов — а ведь еще пару лет назад это ближневосточное государство начало было выползать из-под этой плиты.

Поэтому, несмотря на все амбиции и очередные пробные шары (вроде «старой-новой» идеи президента Европарламента Таяни о вооруженных силах ЕС), а также робкие надежды Москвы, что жесткость Америки толкнет европейские страны в сторону России – европейским державам придется смириться с позицией США. Не без зажжения ритуальных костров, конечно – но этот спектакль необходим с точки зрения обычной сублимации, крупным экономикам ЕС приходится выбирать сегодня между США, с которыми, так или иначе можно договориться, и Китаем, свободная торговля с которым обрушит столь лелеемые западными европейцами системы социальных гарантий.

Масштаб и скорость

Вопрос, который, с некоторым опережением сюжета уже волнует сегодня интересантов как ближневосточной, так и глобальной игры – это далеко не Россия с ее перепуганными казнокрадами, неработающими ЗРК, падающими уже каждую неделю истребителями и вертолетами и бесправным пушечным мясом. Это та степень и та скорость, с которой – учитывая реалии внутренней политики США – будет разворачиваться кампания по укрощению Ирана, сначала на мировом рынке и параллельно в Сирии, далее – везде.

Нелишним при этом будет указать на то, что в своей «иранской» речи Дональд Трамп вообще не поминает РФ в плоскости переговорного процесса с КНДР – только Китай, Южную Корею и Японию. А в плоскости Ирана – Великобританию, Францию, Германию и «ближневосточных союзников». Насколько сами США готовы участвовать в сирийском и отчасти, если в этом возникнет необходимость, иранском урегулировании? К слову, Трамп неспроста недвусмысленно призвал многострадальный иранский народ взять судьбу страны в свои руки.

К счастью, в отношении Украины подобные вопросы уже не поднимаются. Торгуясь в Европе с Америкой за плечами в отношении «Северного потока-2», мы больше не испытываем сомнений по поводу целостности альянса с Вашингтоном. Но эта уверенность – зная дотошный и справедливо недоверчивый подход Дональда Трампа к союзам как таковым – должна конвертироваться и в новое качество внешней политики Киева.

Потому что многополярный мир оказался нежизнеспособным.

В отличие от Новой Европы другого Дональда – Рамсфельда.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 + 2 =