суббота, 19 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как Британия мастерит финансовую удавку для Путина Ограничение доступа к западному рынку капитала может стать очередным ударом по кремлевскому режиму

В ответ на отравление в Англии семьи Скрипалей премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, по данным британского издания The Guardian, заявила, что лондонское правительство проанализирует возможность относительно введения новых санкций против РФ. На этот раз все очень серьезно. Дело может не ограничиться требованиями по массовому обязательному декларированию источников происхождения активов россиян в Великобритании, пишет Алексей Кущ для Деловой столицы.

Напомним, отныне российские толстосумы, которые за последние несколько десятков лет вызревания «русского мира» облюбовали почему-то лондонские районы Найтсбридж, Белгравию и Вестминстер, а не подмосковные Чертаново и Люберцы, будут обязаны подтвердить легальность своих активов в королевстве при условии, что оные превышают 50 тыс. фунтов стерлингов, а также доказать свою непричастность к коррупционным схемам. В противном случае сомнительные активы могут быть арестованы и даже конфискованы. В основном это коснется элитной недвижимости, акций английских компаний и средств в банках.

Данная новация уже вызвала приступ панической атаки не только у всего списка российского «Форбс», но и у ребят в серых костюмах, которые, как правило, держались в тени и не баловались журналом в рамочке в рабочем кабинете.

По законам детективного жанра Тереза Мэй внезапно вспомнила, что у нее под рукой есть «бонд», но не Джеймс, а самый обычный евробонд, то есть российские еврооблигации. В настоящее время правительство Великобритании рассматривает возможность ограничить обращение российских долговых ценных бумаг на Лондонской бирже, а также их обслуживание в клиринговых организациях, таких как Euroclear и Clearstream. Даже человек, никогда не игравший на бирже, прекрасно понимает, что без биржевых торгов и расчетно-клиринговых организаций полноценно обслуживать выпуски международных российских долговых бумаг невозможно.

Правда, бодрые российские эксперты уже заявили, что подобным шагом англичане навредят лишь самим себе, мол, лишатся выгодного финансового инструмента и щедрых комиссионных и чаевых. Но голос при этом дрожал. На самом деле, уход российских еврооблигаций с английской финансовой рыночной инфраструктуры не станет для британцев столь уж заметным. Объемы там делают иные игроки. Это как если бы клиент дорогого ресторана, который всегда заказывает стакан воды из-под крана, угрожал владельцам заведения, что больше к ним не придет. А вот для россиян возможность привлекать заемные средства за рубежом с помощью выпуска еврооблигаций – это одна из систем, поддерживающих жизнедеятельность всего финансового организма. И удар в столь чувствительное место может привести к весьма негативным последствиям для российского рынка капитала.

Единственное, что пока сдерживает англичан, – это нежелание привносить в чисто рыночные механизмы токсичные примеси международной политики. Стабильность и привлекательность рынков капитала всегда базировалась на их независимости, хотя и относительной, от политических решений. Поэтому случай с исходом россиян из Лондона может насторожить представителей и иных стран, где процветают принципы «суверенной демократии»: а не поступят ли и с ними подобным образом.

Именно исходя из данных соображений, англичане будут тянуть со столь радикальным решением до последнего, во всяком случае, до появления первых прямых доказательств вины Москвы.

Сама инициатива введения новых санкций исходила от председателя комитета по иностранным делам Тома Тагендхэта, который заявил: «В настоящее время Россия может брать займы на рынках капитала ЕС и США, несмотря на западные санкции, а затем может поддержать находящиеся под санкциями банки, связанные с Кремлем, и энергетические компании, которые больше не могут этого делать». И доля истины в этом есть: в последнее время россияне наладили весьма эффективную систему перекрестного финансирования и перетоков капитала, благодаря чему компании под санкциями смогли получать приток оборотных средств для реализации своих проектов.

Именно поэтому реакция официальных лиц Кремля была на редкость сдержанной. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил: «Мы очень внимательно наблюдаем за этим. Безусловно, это очень важная субстанция, которая касается в целом имиджа стран как надежных экономических партнеров. Конечно, такие решения не могут не наносить вред реноме этих стран в плане их взаимоотношений с другими инвесторами». И никаких тебе «не смешите наши «Искандеры». Очень завуалированный комментарий, в соответствии с которым рынок еврооблигаций был назван загадочным словом «субстанция», наверное, по аналогии с газом.

Как назло, у россиян в последнее время как раз «пошла масть» на рынке еврооблигаций. Бенчмарком данного сегмента рынка стал выпуск еврооблигаций «Россия-2047», то есть с погашением в 2047 г., на сумму $2,5 млрд и годовой доходностью 5,25%. Как показал лист заявок, спрос на бумаги превысил заявленный объем как минимум в два раза, хотя есть версия, что размещение бумаг больше походило на спецоперацию и спрос на них умело подогревался «своими» нерезидентами.

Среди покупателей последнего выпуска еврооблигаций РФ стоит выделить резидентов Великобритании (39%), США (25%) и РФ (22%).

По данным Центробанка РФ, по состоянию на 1 января 2018 г. иностранным инвесторам принадлежало 38% выпущенных российских еврооблигаций на общую сумму более $15 млрд. Не менее весомый вклад нерезидентов и на рынке внутренних заимствований РФ, где ими было куплено 34% всех выпущенных ОФЗ на общую сумму до $40 млрд в эквиваленте. Кстати, именно по этой причине в России с придыханием ждали оглашения нового пакета американских санкций, ведь в нем ожидалось введение ограничений на покупку инвесторами из США российских облигаций федерального займа. На столь радикальный шаг администрация Трампа тогда не пошла, ну так и «Новичок» еще находился на складе.

Из приведенных выше параметров, характеризующих участие нерезидентов в рынке долговых обязательств России, становится понятно, что применение «пакетного» удара в виде блокировки российских еврооблигаций на международном рынке в Лондоне и ограничения покупки ОФЗ нерезидентами на внутреннем в Москве, оказало бы на РФ воздействие, сравнимое с нейтронной финансовой бомбой, когда все вроде бы цело, но признаки жизни на рынке капитала не наблюдаются.

Изменение индекса Cbonds, который характеризует рынок еврооблигаций РФ, за последний год очень четко характеризует зависимость рынка российских заимствований от западных санкций. В период санкционного до- и послевкусия индексы на максимуме, как это было в апреле 2017-го (более 5) и в феврале нынешнего года (5,57), зато в промежуточном периоде, когда основные страхи уходят в подсознание, индексы стремятся к минимальным значениям (единица и ниже).

Кроме того, рынок еврооблигаций чрезвычайно важен не только для государственных заимствований, но и для корпоративных выпусков ценных бумаг. В 2013 г. объем эмиссий корпоративных еврооблигаций российских частных эмитентов составил $46,5 млрд, а в 2014-м рухнул до отметки в $10,3 млрд. Минимум был зафиксирован в 2015-м  — всего $5,2 млрд. Зато в 2016–2017 гг. зафиксирован существенный рост — до $13 млрд ежегодно. Зависимость оборотных средств крупных российских компаний от внешних рынков заимствований поистине огромна. Жить по кэш-фло там никогда не умели, поэтому активно осваивали заемные ресурсы. И если раньше в случае крайней необходимости помочь могло государство, например, за счет Резервного фонда и Фонда национального благосостоянии, то сейчас и эти ручейки практически иссякли.

Судя по всему, на российском рынке действительно «запахло весной», вот только весны нынче уж больно похожи на зимы. Ситуация с блокировкой уже случалась с российскими ценными бумагами и ранее. В 2014 г. нечто подобное произошло с Газпромбанком, который попал под санкции и операции с его облигациями были ограничены. Тогда их пришлось переводить на обслуживание в Национальный расчетный депозитарий (НРД). Да и первый транш десятилетнего выпуска еврооблигаций РФ в прошлом году тоже поначалу не принимался на обслуживание в Euroclear и Clearstream. Но это были частные проблемы, далекие от системных ограничений.

Конечно, чисто теоретически можно перевести все еврооблигационные выпуски РФ в НРД. Но кому они в таком случае будут нужны, ведь в довесок к суверенным рискам добавляются еще и операционные, о которых большая часть инвесторов на Западе уже основательно забыла. Во всяком случае, операционные издержки были существенно минимизированы с развитием современной клиринговой и депозитарной рыночной инфраструктуры. Чтобы не допустить рыночного блэкаута, минфин РФ идет даже на весьма непопулярные, можно сказать унизительные для страны ухищрения. Например, в эмиссионные проспекты еврооблигаций обязательно включается так называемая санкционная оговорка, то есть обязательство минфина не использовать средства, привлеченные в результате выпуска долговых ценных бумаг, для финансирования субъектов, находящихся под санкциями ЕС и США. Как видим, особо не помогает.

Хотя некоторые российские банкиры полагают, что могут уйти на Восток, то есть в Китай. Размещать облигации на Шанхайской бирже в юанях – тоже выход. Вот только в последнее время Китай становится универсальным прибежищем для всех обиженных США стран-плохишей. Очевидно, что юаней на всех не хватит. Тут хотя бы с Северной Кореей разобраться.



Поделитесь.





Новости партнеров