понедельник, 24 сентября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сирийский котел: Как «ихтамнеты» хотели у курдов отжать завод и как их не стало Передел Сирии за счет россиян, иранцев и асадистов теперь неизбежен

Между 7 и 9 февраля в районе города Хисам к северу от крупного промышленного центра Дейр-эз-Зор, столицы одноименной провинции на северо-востоке Сирии, российские подразделения, формально воюющие на стороне режима Башара Асада, попали под раздачу от американских военных, опекающих «своих» курдов и сирийскую условно «демократическую» оппозицию, пишет Максим Михайленко для Деловой столицы.

Опять их нет

Случившееся может войти в историю как этой конкретной войны, так и третьей мировой, частью которой она является, в качестве поворотного момента. Следует сказать, что сообщения о произошедшем начали, как это часто бывает в современной информационной среде, «наплывать» в минувшие пятницу и субботу, дублируя друг друга, и сначала казались обычной попыткой хайпа. Тем более что новостная повестка дня и без того была перегружена сирийскими и российскими темами.

Однако после официальных американских сообщений – причем устами самого министра обороны США, на свой пентагоновский лад сыронизировавшего над формулой «ихтамнет», – сомневаться стало уже неприлично. Сквозь зубы начали выплевывать отредактированные в «нейтральном», как форма и флаг российских атлетов на Олимпиаде в Пхенчхане, фрагменты информации и российские МО и МИД.

МИД, кстати, здесь к тому, что разгромленные подразделения российской пародии на «Иностранный легион» – ЧВК «Вагнер», официально не существующей, но всем давно известной, формально не являются военнослужащими, но все-таки являются российскими гражданами. Это важно с той точки зрения, что в нынешних реалиях, несмотря на титанические усилия Кремля по выстраиванию системы цензуры, утечки, не менее систематически происходящие по личным каналам, предвосхитить уже явно невозможно. Что же произошло?

Похоже, изначально та несколько странная и из рук вон плохо координирующая свои действия коалиция в составе российского минобороны (и отдельно – ВКС), марионеточного (но не до конца) правительства Башара Асада в Дамаске и приближенных к Путину бизнесменов возжелала прощупать ситуацию за пределами выделенной «властям САР» территории, а именно – на левом берегу Евфрата в его сирийском течении. Наиболее прагматичные описания (без про- и антироссийских истерик) Хисамское сражение получило в описаниях Телеграм-каналов, сетевых агентств региона и блоге специализирующегося на тематике сирийской войны Анатолия Несмияна («Эль-Мюрида»), чьи симпатии не всегда легко идентифицировать, что и делает его полезным «интегратором».

При разделе Сирии на зоны влияния, курируемые США и в определенной степени Турцией, «Сирийские демократические силы» (плюралистический альянс из курдов, суннитов, туркмен и ассирийцев) получили лакомый кусок – они контролируют порядка 70% сирийской нефти, 40% газа и почти 80% генерации электричества. И так называемые газовые и нефтяные поля находятся как раз в районе Дейр-эз-Зора, до войны бывшего крупным индустриальным центром страны. Собственно, это и определяло задачу наступления, которую один из российских наемников в радиопереговорах сформулировал прямо: «Хотели отжать завод». Этот нюанс любопытен, тем более что в качестве патрона и бенефициара ЧВК «Вагнера» нередко называется «путинский повар» Евгений Пригожин.

Плацдарм на левом берегу Евфрата уже несколько месяцев находился под контролем российских частных подразделений (условный Вагнер), но, что важно, не только. Сообщалось о наличии в этом районе опорных пунктов российских Сил специальных операций (ССО). Информационную поддержку такому своеобразному гарнизону обеспечивала медийная группировка «Охотники за ИГИЛ», которая формально является сборной из сирийских добровольцев-асадистов, но в реальности прикрывает деятельность российских наземных подразделений. Притом, заметим, что неясно, на кого теперь во всем этом регионе «охотиться», ведь ИГИЛ уже неоднократно побежден путинскими военно-космическими соколами.

Между тем три недели подряд на плацдарме концентрировалась техника, а российские наемники получили существенное подкрепление из провинции Хама. 7 февраля в Дейр-эз-Зор было переброшено дополнительное подразделение ССО, прибывшее через авиабазу Хмеймим, причем об этом даже писала ближневосточная пресса.

Американцы дали понять, что пристально наблюдают за всеми этими перемещениями. Так, демонстративно был подтоплен наведенный понтонный мост спуском воды с плотины Тишрин в районе Табки, находящейся под контролем СДС. Стоит напомнить, что именно у Табки россияне и асадисты потерпели самое тяжелое доселе поражение год назад. Тем не менее, они попытались провести небольшую разведку местности, в ходе которой разведгруппа была уничтожена ударом авиации коалиции в районе городка Хаджин (практически рядом с месторождением Конико, которое, по сути, и являлось целью российской операции). Отметим, что только в последние месяцы США и их союзники начали без объяснений и совершенно непринужденно громить с воздуха асадистов, что указывает на возврат к идее смены режима в Дамаске, невзирая на все дипломатические реверансы и поддакивание россиянам в публичных дискуссиях. Этого, на деле, но не всегда на словах, хотят и в Анкаре, однако действуют осторожно, закономерно опасаясь обвала ситуации у южных границ.

На нет и суда нет

Несмотря на явно неблагоприятные факторы, российская операция началась в ночь с 7 на 8 февраля (возможно, потому что наемников нечего жалеть – впрочем, последние недели показали, что Москва не жалеет и самолеты, все глубже увязая в сирийской топи, как когда-то СССР в Афганистане). Ее очевидной целью было взятие под контроль промышленной площадки и перерабатывающего терминала месторождения Конико. Накопленная за прошедшие дни информация о сражении свидетельствует, что в ночь на 8 февраля выдвижение шло двумя колоннами. Первая, подойдя к линии соприкосновения, вступила в контакт с курдами (среди которых, по всей видимости, и находились американские советники и специалисты), успела развернуться и начала вероломный артиллерийский обстрел позиций курдов из танков. Вероломный – потому, что в разговоре с одним из курдских командиров русские ответили, что «их там нет» и вообще, они не знают, о чем речь. Ориентировочно столкновение началось в 22 часа по местному времени. Приблизительно в этот момент начала выдвижение с плацдарма и вторая колонна…

Американцы в ответ на обстрел штатно вызвали авиаподдержку, успев связаться с российским командованием. Но… российское командование сообщило им, что в районе нет российских военных, кто с кем воюет, они не в курсе. Отметим, что этот шаг мог быть продуманным византийским коварством, – как сообщалось после налета дронов на базу Хмеймим, командующий ВКС Суровикин и замминистра обороны Панков, недавно с пафосом присутствовавшие на похоронах сбитого в Сирии пилота Филиппова, активно копают под Сергея Шойгу и его подрядчиков.

Тогда авиация коалиции и получила «добро» на работу по всем целям за пределами плацдарма. В итоге штурмовая авиация и вертолеты, а также артиллерия нанесли мощные удары как по спешившейся передовой группе россиян, так и по колонне на марше. Утверждается, что после уничтожения российской бронетехники коалиция перешла к работе по колонне, что дало возможность людям на передовой рассредоточиться и выйти из-под обстрела. Колонне повезло меньше, так как удары она приняла на марше, а потому и жертв было гораздо больше.

Огонь был прекращен после звонка российских военных, связавшихся с командованием коалиции примерно через два часа после начала избиения и попросивших прекратить боевые действия на предмет…»выяснения ситуации и вывоза тел убитых и раненых» (по разным оценкам – от 120 до 600 всех вместе). Но бой продолжился и после уже в виде стычек курдов с пробивавшимися назад наемниками, преданными им добровольцами-асадистами и наемниками из других мусульманских стран. Окончательно бой прекратился лишь в четыре утра 8 февраля.

Однако курды и другие силы из альянса СДС практически сразу предприняли свое наступление на плацдарм, причем авиация коалиции продолжала оказывать им помощь. Целью контрнаступления стала ликвидация плацдарма на левом берегу и уничтожение любых переправ с правого берега Евфрата. И это, вероятно, у них получится, так как параллельно – ограничивая набор объектами, связанными с иранским присутствием, – объекты асадистов по стране второй день утюжит израильская авиация, отвечающая на нахально сбитый асадистами своей самолет, погнавшийся за разведывательным БПЛА…

О чем догадывается Кадыров

Теперь перейдем к выводам политическим и в какой-то степени историческим.

Во-первых, такого быстрого и впечатляющего поражения вооруженных сил РФ (в данном случае им было слишком трудно замаскировать свою принадлежность) не случалось не то что со второго сражения за Пальмиру или печально завершившегося похода к Ракке. А, пожалуй, и со времен украинской Марьинки, где были разбиты надежды Москвы и ее марионеток продвинуться дальше «ошметков», официально называемых сегодня ОРДЛО. Если не говорить о пирровой победе у Дебальцево, где полегли чуть ли не все носители «имперок» и все тот же российский спецназ, или если вспоминать первую чеченскую и афганскую войны.

Во-вторых, пусть и несколько неожиданно (но неприятно прогнозируемо) для самого Вашингтона, мечта российского «патриота» с дивана повоевать с «пендосами» наконец осуществилась. Результат – сотни убитых и раненых россиян и чуть ли не единственный пострадавший со стороны курируемых американцами СДС. В сетях «патриоты» ноют, что у наемников не было ПЗРК, но, похоже, им их в Сирии после известных событий на Донбассе и не дают. Так ведь у россиян есть в Сирии авиация и мощные ракетные комплексы! Однако, как видим, первая не взлетела, вторые промолчали, как и во многих предшествующих случаях. Кулуарные договоренности, страх, неуверенность в технологическом соответствии и интриги в Кремле – похоже, в данном случае сработало все вместе.

В-третьих, теперь и туркам, и американцам, и сирийской оппозиции (и, подчеркнем, украинцам) стал известен реальный силовой потенциал россиян в том бою, к которому они на словах, в рамках риторики и идеологии великодержавности, так стремились. Он практически нулевой, если речь не идет об укрытии за спинами женщин и детей, как в Крыму или на Донбассе, или безнаказанном уничтожении жилых кварталов с воздуха (надо ли говорить о том, что полеты российской авиации над Сирией временно прекращены). Передел Сирии за счет россиян, иранцев и асадистов теперь неизбежен.

В-четвертых, красноречив и вывод Рамзаном Кадыровым из Сирии своего батальона «военных полицейских». У побед много отцов, поражения – всегда сироты. Видимо, в Грозном сочли, что лишние гробы им не нужны, а верные воины вскоре пригодятся и для внутренних российских задач, учитывая ползучую деградацию политического ландшафта России на всех уровнях (и в особенности яркую – в соседнем Дагестане).

И наконец, в-пятых, хисамское поражение может обновить диалог о будущем ОРДЛО. Вбрасываемые планы о возможном введении то ли белорусских, то ли вдобавок еще и австрийских миротворцев встречают прохладную реакцию в украинском обществе. Для политической же элиты они вообще могут оказаться имиджево катастрофическими, несмотря на усталость от войны – ведь эта усталость с другим знаком. Разумеется, потенциал России на европейском театре боевых действий более впечатляющ, нежели на ближневосточном, но фрагменты пазла начинают складываться в не самую лучшую для Москвы картинку, поскольку сирийский разгром ее армии (до 20% присутствующего в Сирии спецназа) еще более впечатляющ.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

9 − два =