воскресенье, 22 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Девальвация гривны: НБУ серьезно просчитался Нацбанк попытался объяснить, с чем связано ослабление курса гривны к доллару. Но почему-то забыл о том, что в этом есть и его вина

На протяжении лета 2017 года в политике НБУ были серьезные просчеты. Весенняя зона комфортности была 27-28 гривен за доллар. И бюджет завис на этой цифре. Это тот курс, который должен был уравновесить параметры инфляции, обеспечить доходы в государственный бюджет и обеспечить тот, пусть незначительный, но все-таки экономический рост, который должен быть по результатам этого года. Но летом НБУ по целому ряду причин решил, что особо не стоит напрягаться и согласился на то, чтобы рынок перешел в зону комфортности, в которой он пребывал все лето, поэтому фактически перенес курс к 25-26 гривен за доллар.

Для меня это был сигнал, прежде всего, того, что НБУ думает в очень краткосрочной перспективе и вот почему.

Во-первых, очевидно, что осенью должно было произойти изменение на рынке. Осенью, как правило, возникает дополнительный спрос на валюту, потому что активнее закачивается газ и из-за этого валюту выкупают и Нафтогаз, и газотрейдеры. Также в конце года аграрии, которые живут в чрезвычайно сложной ситуации, и должны будут проводить весенне-полевые работы, не могут позволить себе держать гривну на руках. Поэтому, закупая валюту, они будут создавать дополнительный спрос на валюту.

О том, что спрос на валюту должен пойти вверх, говорит и состояние нашего торгового баланса. Все это означает, что Украина находится в зоне торгового дефицита, что также является сигналом для НБУ, что надо быть осторожными в плане регулирования курса валют на протяжении лета.

Кроме того, к рискам надо отнести и неопределенность с сотрудничеством МВФ. Если нет программы сотрудничества, то возникает вопрос – может ли Украина получить финансовые ресурсы из других международных институций. Как правило, ни одна страна не может получить дополнительные ресурсы в случае пробуксовки программы с МВФ.

Даже если бы НБУ думал в перспективе чуть дольше, чем три месяца, он должен был бы осознать, что когда курс гривны летом начал укрепляться, к осени надо быть готовым объяснить, почему идет ослабление гривны. Они этого не сделали. И вместо того, чтобы скупать валюту на межбанке, они позволили себе покупать ее крайне неактивно. А надо было покупать весь излишек, чтобы держать курс в весенней зоне комфортности.

Исходя из выше изложенного, теперь мы находимся в такой ситуации – по причине того, что спрос на валюту остается высоким, на гривну должно объективно возрасти девальвационное давление. Об этом говорит и то, что приток инвестиций остается довольно низким. Учитывая, что нет приватизации, инвестору просто не под что заходить. Поэтому в конце года вместо 30 млрд долларов, которые были оговорены в меморандуме сотрудничества с МВФ, подписанного в марте 2015 года, по факту мы будем иметь около 18 млрд долларов.

Зная о том, что Украине в ближайшие три года придется возвращать МВФ миллиардные долги, НБУ повел себя довольно глупо, предпринимая такую курсовую политику. Фактически, лето они открывали страну под новые риски, что крайне опасно.

Это был серьезный просчет в их поведении, который можно обосновать лишь одним – очень коротким горизонтом планирования. Поэтому и возникла такая серьезная проблема.

Олег Устенко / Корреспондент.net
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

двадцать − 11 =