четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Фурса: История о еще одном упущенном шансе для Украины Украину часто называют страной с огромным потенциалом. Но вот на выходе – сплошная импотенция. Почему? Земельная реформа как пример

Парламент, преодолев саботаж пропутинских сил, таки проголосовал «земельную реформу». И это голосование вызывает смешанные чувства. С одной стороны – оно исторично, потому как убран атавизм в лице моратория, с другой – ничтожно, потому как реформа без реформы.

Но прежде всего о хорошем. Украина перестала, а вернее через полтора года перестанет, быть одной из шести стран мира, где нет рынка земли. Коммунистический атавизм, эта метастаза совка, мораторий на продажу земли, должен стать историей. Пусть не сейчас. Пусть через полтора года, но он уйдет в историю. То, что успешные украинские соседи сделали сразу после того, как погнали поганой метлой коммунистов, то, что Россия сделала больше десятилетия назад, в Украине произойдет в середине 2021 года. На 30-м году независимости. Мораторий уйдет в прошлое. Уйдет в прошлое нарушение базовых прав частной собственности, когда у человека собственность вроде бы есть, а распоряжаться ей нельзя. Настоящая декомунизация экономики. Прощай не немытая Россия, а чумазая Венесуэла, коммунистическая Куба, тоталитарная Северная Корея, такой близкий Таджикистан и такое далекое Конго. Теперь их будет пятеро.

А теперь о плохом. Реформы не будет. То, что было проголосовано – не реформа вовсе. К сожалению, президент и его партия методично кастрировали земельную реформу последние полгода, делая ее все менее и менее эффективной. И последние правки выхолостили всю экономическую суть из этой реформы. Она не даст никакого экономического эффекта. Ни на макроуровне и на микроуровне. И важнее, наверное, начать с микро. С людей. С собственников паев. Которые от либеральной модели могли получить резкий рост стоимости своей собственности (земельного пая) и, как результат, резкий рост арендных платежей. Но этого не будет.

Почему? Последние правки, которые позволяют покупать землю до 2024 года только физическим лицам и только по 100 гектар в руки. Хорошо, что не 6 соток, но смысл примерно такой же. Спроса на землю не будет. А значит, не будет и роста цены. Это как с медицинскими масками. Они десятилетия пылились на складах и ни стоили ничего. Потому что не было спроса. А сейчас на вес золота. Потому что покупателей стало в тысячи раз больше. То же самое будет и с рынком земли. При этом, жесткие ограничения в коррумпированной стране приведут к росту коррупции и схем. В итоге, люди, которых 20 лет лишали их законного права распоряжаться своей собственностью, которых лишали их доходов, занижая эффект от владения земли, снова будут обмануты.

В Украине в среднем агрохозяйство сегодня управляет земельным участком, площадью больше 1000 гектар. Что даст агрокомпании возможности купить 100 гектар? Ничего. Площадь в 100 гектар может быть достаточной только для очень мелких фермеров, которые выращивают золотые ягоды, продающиеся потом в супермаркетах Лондона. И все. Все остальные либо продолжат делать то, что делали раньше, а именно арендовать. Либо будут покупать землю через схемы. Прекрасное стимулирование. Стимулирование коррупции. А запрет покупать юридическим лицам приведет к буму спроса на паспорта бомжей. Снова схемы. Снова коррупция. И снова законопослушность становится проблемой для украинского бизнеса, конкурентным недостатком. Прекрасное стимулирование.

Основной эффект от земельной реформы должен был быть в приросте банковского кредитования, которое бы привело к масштабному инвестированию в агросекторе. Но нит. Как банки смогут кредитовать теперь? Пулы из физических лиц, каждый по 100 гектар? В итоге если и будут кредиты, то на минимальном уровне. Не говоря уже о том, что давний запрет иностранцам отсекает иностранные инвестиции, которые нам вроде бы и нужны. Но только если они не создают конкуренцию отечественным решалам и олигархам. А значит – не нужны. К черту этих инвесторов, с их требованиями правил игры, капиталом, технологиями.

Мелиорация? Снова нет. Потому что для того, чтобы организовывать такие глобальные инвестиции нужно контролировать большие объемы земли. Иначе оно не работает. А значит, мелиорации не будет. А значит, снова забываем об огромных площадях. Прекрасное стимулирование сельского хозяйства.

Государственная земля снова остается вне рынка. Прекрасная новость для всех коррупционеров, которые на ней паразитируют. Потом в сотни миллионов, а может и миллиардов, долларов ежегодно, остается у своих прежних владельцев. И это вместо того, чтобы дать право ОТГ распоряжаться землей, которая находится рядом с ними. Зачем земля ОТГ, оставим ее ОПГ. В Украине еще недавно в собственности государства была площадь земли в 10 млн гектар. Это площадь Болгарии, на секундочку. Но в бюджете вы не найдете строчки о сумасшедших доходах от этой земли. В бюджете Украины.

Украину часто называют страной с огромным потенциалом. Особенно в 90-х называли. Но потенциал был, а вот на выходе сплошная импотенция. Почему? Земельная реформа как пример. Украина наихудшим образом распоряжается своими возможностями. И не реализует те шансы, которые имеет. Мы снова упустили шанс. Снова оставили его на будущее. Благодарным потомкам. При этом мы сами уже те самые благодарные потомки, отставшие от Польши на 50 лет.

И да, мы имеем дело с типичным компромиссом. Ведь компромисс – это когда две стороны недовольны. Вот и сейчас недовольны все. Беда только в том, что компромисс – это не о реформах. Нельзя бороться с коррупцией и заключать компромисс с коррупционерами. Это как бороться с вирусом, заключая с ним сделку. Это как мир с Россией путем капитуляции. Компромисс – это не про реформы. Это не про изменения. Если бы Польша шла на компромисс с коммунистами, то до сих пор была бы Беларусью. Компромисс со злом порождает только зло. Компромисс с прошлым не позволяет построить будущее. И это вечный путь в Украине – недореформы. И результат на лицо. То самое отставание от Польши.

А наш компромисс – это еще и компромисс, когда обе стороны держат дулю в кармане. Сторонники реформ надеются, что главное снять мораторий, а потом легче будет продвигаться по либерализации. А противники изменений наедятся на самый справедливый в мире Конституционный суд. Вот такая вот кооперация.

И можем утешать себя тем, что хотя бы выполнено условие МВФ. И это еще один кривой шаг в сторону от дефолта. Но для начала хотелось бы услышать от МВФ, что они считают реформой эту кривую недореформу. И что это «зачет». Потому что в этом есть большие сомнения.


Сергей Фурса / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров