суббота, 24 августа 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Владимир Зеленский и Концептуальный Олень Бабушка достала из клетчатой сумки бюст Зеленского с длинной трубкой вместо носа и протянула президенту. - Можно также использовать как бульбулятор, - посоветовала она. - Отдам по себестоимости. - Где вы это взяли, это ужас! - заорал Зеленский

Президент Украины Владимир Зеленский и члены его молодой команды сидели на лавочке у нижнего бювета интеллектуальной столицы Украины и взволнованно обсуждали гипсовый бюст Зеленского, который он держал в руках, словно жабу. Лицо главы государства было измотанным, испуганным и зеленоватым.

— А я тебе говорил: не пей эту вонючую «Нафтусю», от нее могут быть глюки, — сказал офисный босс Андрей Богдан, заботливо поглаживая президента по мускулистому плечу. — Хочешь, пошли в парк поблюем.

— Да при чем тут глюки! — вспылил Зеленский. — И вообще, убери руки от меня, шо, са слухам плоха?!

Богдан с обиженной улыбкой отстранился. Сидевший по другую сторону лавочки Дмитрий Разумков усилием воли сдержал злорадную ухмылку. Зеленский виновато помялся и обнял Богдана за плечи.

— Ну, извини, Андрюха, погорячился, я со вчерашнего дня сам не свой, — промурчал глава государства упавшим муркотом. — Мне когда в Черкассах этот бюст в руки совать начали, я сразу почувствовал, что будет мне с ним горе, и…

— Но ты же отказался! — перебил его Разумков. — Ты же сказал, что тебе его не надо!

— Да, отказался! — горько сказал Зеленский и сунул бюст под нос мгновенно побледневшему Разумкову. — А это, мать твою, что? Са зрением плоха? Вот смотри, сейчас я выброшу его в урну, и посмотришь, что будет.

С этими словами президент выбросил свой бюст в урну. Это движение привлекло внимание проходившей мимо бабушки-спекулянта, и она бочком приблизилась к лавочке.

— Поилочки покупаем для «Нафтуси», для «юзи», — сказала бабушка. — А для тебя, носатенький, у меня ислюзив.

— «Ислюзив», — хихикнул Разумков. — Видно, возле «Риксоса» с утра крутилась.

Бабушка достала из клетчатой сумки бюст Зеленского с длинной трубкой вместо носа и протянула президенту.

— Можно также использовать как бульбулятор, — посоветовала она. — Отдам по себестоимости.

— Где вы это взяли, это ужас! — заорал Зеленский. — Мне это не надо! Идите отсюда, ведьма!

— Подумаешь, это наверняка совпадение, — неуверенно пожал плечами Богдан, когда бабушка ушла. — Давай лучше твою речь для последнего зе!звонка повторим.

С этими словами Богдан полез в свой портфель и достал оттуда бюст Зеленского.

— Ааа, бляаа! — заорал он и бросил страшную находку на колени президента, как горячую картофелину, Зеленский перекинул ее Разумкову, Разумков закричал по-бабьи, Зеленский выхватил у него бюст и спрятал под пиджак.

— И вот так уже второй день, — трагически сказал он. — Эта гипсовая тварь всегда возвращается.

— Херово, — выразил общее мнение Богдан. — А журналистку эту, что тебе его пыталась подсунуть, Баканов проверял? Может, она черт?

— Не, просто с парашютом прыгает и все время лазит на эту, как ее, гражданскую войну, — покачал головой Зеленский. — Девка, конечно, с придурью, но не черт.

— Может, это грязные шутки Ляшко? — предположил Разумков. — Мне даже страшно представить, что он делал с этим бюстом, какие чудовищные по своему цинизму…

— Нет! — быстро сказал Зеленский. — Не может быть.

Мимо друзей дважды проскакал на одной ноге какой-то безумец в зеленой футболке.

— Концептуальный олень! — кричал он, вращая зрачками по часовой стрелке. — Концептуальный олень, где ты?.. Мужчины, не пробегал ли здесь концептуальный олень?

— Кажется, это кто-то из наших, — задумчиво сказал Зеленский. — Бля буду, это Нефьодов.

— Какой же это Нефьодов, Нефьодов с бородой, — возразил Богдан. — Видишь бороду — это Нефьодов. Не видишь бороды — это не Нефьодов.

— Это свадебный фотограф Штепа, — устало сказал Разумков. — Видите, у него в руке раскраски и фломастеры.

— Я не фотограф! Я никто! — надрывно вскричал Штепа. — Я грязный червь в руке Владимира Зеленского, я жалкая паршивая вонючка, вознесшаяся к вершинам власти токмо милостию партии!

— Я вижу, ты у нас отличник, — вкрадчиво сказал Разумков. — Но почему же ты прогуливаешь уроки великой зе!школы, да еще и в последний день занятий?

— Я недостоин, господин! — воскликнул Штепа. — Сейчас в «Риксосе» транспортный комитет уже собирает из кубиков паровозик, а финансовый — цветные пирамидки, а я до сих пор даже не нашел концептуального оленя!

— Не, ну это реально сложное задание, я сам его не могу найти, — сказал Зеленский.

— Господин президент шутит, на самом деле он нашел своего оленя практически мгновенно, — отечески улыбнулся Богдан и, нежно, но непреклонно сунув руку за пазуху Зеленскому, достал оттуда злополучный бюст. — Вот, держи, шелупень, партия дает тебе первое партийное задание.

— О боже, это же софт-скиллз! — прошептал Штепа, благоговейно принимая гипсовое поделие. — Интенсив самореалайз портфолио!

— Вот именно, — сурово сказал Богдан. — Положи его в портфелио, отнеси в пьюпилз-холл и поставь на тичер-тейбл. Через час у вас экзит-линейка, Владимир Александрович скажет речь.

Штепа ускакал на той же ноге.

— Вряд ли это поможет, — кисло заметил Зеленский.

— Та тебе уже вообще ничего не поможет, зеленая чума, — мрачно сказал депутат Олег Ляшко, вразвалку подходя к лавочке. — Начувайся.

Зеленский сглотнул. Ляшко смерил его презрительным взглядом и с притворным наслаждением отпил «нафтуси» из эксклюзивной поилки в форме коровьего вымени.

— В рыло никто не хочет? — светски осведомился он и больно пнул Богдана ботинком по колену. — Вот ты, например, хряк волосатый.

Богдан с рычанием вскочил с лавочки и потянулся руками к горлу радикала.

— Не так быстро, скотыняка, — насмешливо сказал Ляшко, делая шаг назад. — Сначала тебе придется победить моего младшего брата Виталю Кличко. Сегодня я предложил ему вместе бороться с наступлением зеленой чумы на киевское самоуправление, и показать вам, что он мне показал?

— Нет! — быстро крикнули Зеленский, Богдан и Разумков.

— Напрасно, — снисходительно сказал Ляшко, — а то я мог бы и показать. А что это у тебя, Вова, к велосипедику приторочено? Никак, ха-ха, твоя статуйка?

Зеленский в ужасе посмотрел на свой видавший виды велосипед, прислоненный к лавочке. На руле велосипеда висела плетеная авоська, внутри которой красовался президентский бюст.

— Ах, конечно, никаких портретов в кабинетах, — издевательски сказал Ляшко. — Признайся, ты целуешься с ним, когда никто не видит?

Зеленский в ярости вскочил на ноги, выхватил бюст из авоськи и изо всех сил грохнул его о тротуарную плитку. Бюст спружинил, подскочил вверх и уютно плюхнулся ему в руки.

— Очень мило, — ухмыльнулся Ляшко. — Не забыть Витале рассказать, он как раз сейчас «брониславой» горло полощет.

К лавке на одной ноге подскакал основатель клиники «Борис» Михаил Радуцкий.

— Вызывали? — спросил он у Разумкова. — Предупреждаю сразу, негров не лечу, на них наши лекарства не действуют.

— Слушайте, Михаил, всегда хотел у вас спросить, — непринужденно сказал Ляшко. — Почему вы Михаил, а клиника называется «Борис»? Этот Борис сделал что-то не то, или наоборот?

— Миша, тут такое дело, — перебил Зеленский, нервно вертя в руках бюст. — Я знаю, что ты не признаешь экстрасенсов, но ты же с ними раньше тусовался… Не мог бы ты посмотреть, кто наколдовал вот эту вот штуку? Она преследует меня, ее даже уничтожить невозможно.

— Бедный Вовик, — сказал Радуцкий, поднимая бюст на уровень глаз и внимательно его разглядывая. — Так-с, посмотрим, батенька… Хм. Хорошо, что это не у меня.

— Неужели это негры? — удивился Зеленский.

— Нет, не негры, иначе я бы ничего не увидел, — сказал Радуцкий, — у них другое строение организма, к тому же, три руки. Вне всяких сомнений, это колдовство нашей расы.

— О, — сказал Зеленский.

— Я отнесу его в лабораторию на многочисленные анализы, — решительно объявил Радуцкий. — Попробуем развести пациента на огромные бабки.

— Если это колдовство вашей расы, — сказал Ляшко с видом пошлого шутника, — то на бабки вы его не разведете.

— Вот именно, голубчик, вот именно — хищно сказал Радуцкий и ушел, крепко прижимая добычу к груди.

— Раз, два, три, — с обреченным видом считал Зеленский, — четыре…

На цифре «пять» к лавочке, безжалостно сбивая зазевавшихся детей и старушек, на бешеной скорости подкатил курьер с большой коробкой с надписью «Глово», резко затормозил и сказал:

— Мужчины, я извиняюсь, а кто из вас будет…

— Я, — обреченно сказал Зеленский. — Давай.

Курьер вручил ему большую бандероль и умчался дальше в ореоле проклятий.

— Ух ты, написано, что от самого Джулиани! — присвистнул Зеленский, вскрывая коробку. — Странно, я думал, это будет чертов бюст.

— Давай же скорей! — нетерпеливо сказал Разумков. — Может, там официальное приглашение от Трампа посетить Белый дом!

В коробке лежала боксерская груша на молнии. Зеленский расстегнул ее и злобно уставился на засунутый внутрь бюст знакомых очертаний.

— Не с тем ты связался, зеленая чума, — с торжеством в голосе сказал Ляшко. — Начувайся, скотыняка, Америка с нами.

Рядом с лавочкой, закрыв собой солнце, материализовался гигантский мэр Киева. Богдан и Разумков вжались в скамейку, особенно Богдан. Зеленский крякнул, собрал волю в кулак, встал и покачнулся на негнущихся ногах.

— Димон, Андрюха, спокойно, — сипло сказал президент. — Я недавно самому министру обороны навалял… Секундочку!!

Сказав это, Зеленский якобы случайно толкнул Кличко в грудь. Кличко удивленно пожал плечами, вздохнул и натянул ему на голову трусы, после чего поймал выпавший из президентских рук бюст и, широко размахнувшись, шмякнул им оппонента по макушке. Бюст разлетелся на кусочки. Среди них что-то было.

Стянув с головы трусы, Зеленский ошарашенно разглядывал драгоценную находку.

— Боже, Игорьвалерич, — сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь. — Неужели я нашел его?..

Среди гипсовых осколков на тротуаре лежала фигурка оленя с булавой, едущего на велосипеде.

— Концептуальный Олень! — выдохнул Зеленский. — Так вот он какой…

Кличко и Ляшко испуганно пятились назад, пока не побежали. Зеленский с улыбкой смотрел им вслед, крепко сжимая в руке Концептуального Оленя. Подошедший сзади Богдан положил ему руку на плечо, но Владимир Александрович неожиданно для себя стряхнул ее.

— Сделаем их вместе, — сказал он Оленю, сел на велик и поехал в «Риксос».


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров