пятница, 23 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Максим Михайленко: Вечер хрюкающего плешфюрера Устало подхрюкивая после тягомотного послания, которое еще утром Кириенка масштабировал разной слезливой чушью про сирот в школах без канализации, плешфюрер прохромал в опочивальню, где его уже ждал Евгений Пригожин

— Отстрелялся? – сочувственно спросил фаворит, теребя иконку с чернобородым Григорием Распутиным, подаренную давеча Гундяевым.

— Ой, Жека, заморили просто. Какие-то хреnовации опять, вот пусть Силуанов ищет бабки теперь.

— Пора с Собчачки шубку снять – оскалился повар.

— Да-да, с этих всех. Москва эта осто-дела, одни жирные рожи, лоснящиеся. Опять налились, и пишут что-то пишут в своих телеграммах, стучат в ЦРУ сволочи. Ладно, давай к делу.

— У нас, Вова, главный склад PdVSA горит, Игорёк весь на нервах. Абизяны говорят – это американцы подожгли. Врут, бананщики – сами подпалили, продавать-то некуда…

— Ну, а мы чё?

— Может Гиркина заслать? Штрафбат, Попаданец-2, Холуйков кино снимет…

Мужчины засмеялись.

— Нет, Жека, Гиркина нельзя посылать. Его американцы поймают, выпотрошат, потом судить будут публично. Пусть вон, на Квачкова стучит, еще пару дел сошьём, а то Скабеевой уже и гавкать не про что, сама себя зеленкой обливает…

— Ну, тогда может Глазьева. Все равно толку от старика нет, рвётся в бой?

— О, это нормально. Надоел он мне здесь, все стоит у двери, глаза пучит, все боюсь, чтобы не обоср-лся, а я всех уборщиц замуж выдал за французских миллиардеров.

— Он нас крупно подставил с Украиной. Может и Затулина туда же?

— И казаков своих пусть возьмет.

— Абизяны им головы пооткусывают, ггг.

— Это мало. Я как про Украину вспомню, аж этот, авангард в посейдоне чесаться начинает…

— Чего-чего?

— Неважно. Что еще?

— Из Панамы звонят – когда нашего виолончелиста ждать с концертом?

— Как бухла в Сочи продаст, хотя бы на лям, тогда и поедет. Халявные полёты кончились, время нынче опасное. Пусть хоть немного отработает.

— Ясно. Ладно, смотри, ты там про детские садики говорил…

— Да, вроде что-то было…

— А жрачку кто будет туда продавать?

— Ну, конечно ты, Жека! Норма благодарочки обычная.

— Вот, это то, что я хотел услышать. Устал ты, Вова, иди-ка отдыхай. А утром в баню к Гундяеву покатим, он уже Юнармию подготовил.

— И то хлеб, утро, оно, хрю-хрю, вечера мудренее…

Занавес.


Максим Михайленко / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров