вторник, 11 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Павел Баев: Сирия вышла из-под контроля. Что остается Путину? Геополитические амбиции России продолжают сталкиваться с внутренним застоем и разочарованием, которое усугубляет приевшееся правление Путина

Военные приготовления к наступлению на контролируемую оппозицией сирийскую провинцию Идлиб завершены: авиация уже начала наносить удары, а РФ заканчивает свои дипломатические танцы вокруг военной зоны в Сирии. Тем не менее, цена разрушительной победы может быть куда выше, чем рассчитывают в Москве и Дамаске, пишет Павел Баев для Jamestown.org (перевод – Новое время).

Режим Башара Асада решительно намерен восстановить контроль над этим последним крупным опорным пунктом оппозиции: инертность трехлетнего вмешательства РФ делает эту запланированную операцию неизбежной. Президент Владимир Путин отказался наладить плодотворное сотрудничество с США в Сирии. Кроме того, он отмахнулся от предупреждений европейцев о том, что эта операция может превратиться в гуманитарную катастрофу; и отверг возражения Турции, выступающей против наступления вблизи ее границ. Чтобы создать впечатляющий фон для операции в Сирии, Кремль превратил давно запланированные военные учения Восток-2018 (намеченные на 11-15 сентября) в масштабную демонстрацию силы. И хотя в этих маневрах в Сибири и на Дальнем Востоке в действительности могут учувствовать не так много батальонов, громкая пропаганда РФ раздула масштаб учений.

Российские командиры беспокоятся, что из-за авианалета на Идлиб, администрация Дональда Трампа нанесет третий ракетный удар по силам и базам Асада. В связи с этим российский МИД активно и публично контролирует движение кораблей ВМС США. В министерстве обороны РФ подробно описали предполагаемую сложную провокацию американских спецслужб в провинции Идлиб: они якобы готовятся сымитировать химическую атаку ВВС Сирии. Чтобы США не смогли отомстить за это предполагаемое применение химического оружия, Россия развернула мощную военно-морскую эскадрилью во главе с крейсером «Маршал Устинов» в Восточном Средиземноморье и объявила, что масштабные учения продолжатся до 8 сентября. Такое превентивное сдерживание явно преувеличено: у Вашингтона в Идлибе ничего не поставлено на карту. К тому же, мало кто беспокоится об остатках «Аль-Каиды», которые то появляются, то исчезают в этой провинции. Тем не менее, Путин пытается представить логичное отсутствие действий США в этом районе как свою политическую победу.

С другой стороны, Турция глубоко обеспокоена ситуацией в Идлибе. Анкара волнуется не только из-за нового наплыва беженцев, но и потери контроля над Северной Сирией. Стремясь сдержать надвигающееся наступление, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, министр обороны Хулуси Акар и начальник национальной разведки Хакан Фидан 24 августа посетили Москву, побывав на аудиенции у Путина.  Турецких чиновников вежливо успокоили, но решимость РФ начать наступление лишь подтвердилась. Не в последнюю очередь решительность Москвы обусловлена тем, что она в полной мере осведомлена о накале отношений между Вашингтоном и Анкарой: который, по-видимому, мешает им нанести ответный удар.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров без колебаний отклонил возражения своего коллеги из Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра по поводу нападения на Идлиб. Эр-Рияд обеспокоен тем, что для наступления Иран наращивает силы. Однако Москва по-прежнему решительно выступает против возглавляемой США анти-иранской коалиции. Как и Израиль, контролирующий укрепление про-иранских боевиков в Сирии. Тем не менее, пока Израиль на них не нацелен: они передислоцируются в Идлиб, где начались жесткие боевые действия, так что теперь у Израиля будет меньше проблем на Юге Сирии. В целом, Израиль устраивают результаты расширения контроля над Асадом: он поддерживает возвращение наблюдателей ООН на Голанские высоты.

Президент Франции Эммануэль Макрон отчаянно пытался отговорить Россию от уничтожения Идлиба: Сирия была одной из ключевых тем его недавней речи, в которой он также подробно остановился на отношениях с Россией и Турцией. То, что он называет признание режима аль-Асада «ужасной ошибкой» не убедит Путина отказаться от ставок. Недавние переговоры с канцлером Германии Ангелой Меркель дали Путину понять, что ЕС не станет предоставлять гуманитарную помощь Сирии Асада. Тем не менее, он пытается сыграть на страхах ЕС о новой волне беженцев. Кремль, конечно, не хочет быть ответственным за восстановление разрушенной зоны военных действий; однако передавать это бремя ЕС – это уже слишком даже для дипломатической миссии.

Несмотря на огромные усилия пропаганды, война в Сирии становится все менее популярной среди россиян: они недовольны ценой этого вмешательства. И даже споры о дефиците в Пенсионном фонде не помогают. Несколько дней назад в специальном телеобращении Путин посчитал нужным пойти на компромисс в пенсионном вопросе. Но его трезвые рассуждения разбились о готовность его правительства инвестировать в фантастические системы вооружения и проводить масштабные военные учения. Между тем, взрыв, который в прошлую пятницу (31 августа) убил Александра Захарченко (лидера местных пророссийских сепаратистов) в Донецке, напомнил многим россиянам, что именно им расплачиваться за поддержку этой необъявленной войны. Еще одним раздражителем стали откровения о бесстыдной коррупции даже в привилегированной и лояльной Национальной гвардии; а то, что блогера и активиста, чемпиона по борьбе с коррупцией Алексея Навального лишили свободы только повысило доверие к его расследованиям.

Геополитические амбиции РФ продолжают сталкиваться с внутренним застоем и разочарованием, которое усугубляет приевшееся правление Путина. Единственный путь для Кремля «продать» новую эскалацию в Сирии недовольной общественности – представить ее как последнюю попытку борьбы с терроризмом и обеспечения стабильности «законному» режиму Асада. Эта попытка получить победу, избежав ее «плодов», вряд ли сработает. И если около пяти миллионов беженцев, которые не согласны с притеснениями режима Асада, останутся в лагерях соседних государств, власть Асада не будет стабильной. К тому же, у Ирана и без того много экономических проблем, чтобы управлять еще и опустошенной Сирией. А вот курды могут рассчитывать на внешнюю помощь в самоуправлении тех районов, которые они освободили. Путин застрял в катастрофе, которая отчасти была им же и создана, но вышла из-под его контроля. Он не сможет контролировать сирийскую войну, уничтожив Идлиб.  Вместо этого, он получит еще одну проблему, которую Россия собственноручно создала.


Наша Рада
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

2 + четырнадцать =