воскресенье, 15 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Гольц: Радостный день для чекистов В головах не то седьмого, не то восьмого поколения российских чекистов мысль о верховенстве закона даже не ночевала. И не ночует до сих пор

Россия, не вздрогнув, отпраздновала 100-летний юбилей организации, авансом наделявшей своих членов чистыми руками, горячим сердцем, холодной головой, а также правом убивать «врагов», исходя из внутренней убежденности. Главный начальник страны отметил радостный день создания ВЧК вместе с бывшими сослуживцами, отметив на торжественном заседании их заслуги в обеспечении безопасности государства: «Как бы ни менялись эпохи, абсолютное большинство людей, выбирающих эту трудную профессию, всегда были настоящими государственниками и патриотами, которые достойно и честно выполняли свой долг, на первое место ставили службу отечеству и своему народу».

Здесь самые важные слова – «как бы ни менялись эпохи». Коль скоро нынешние бойцы невидимого фронта решили отпраздновать именно столетие органов госбезопасности, то неизбежно вставал вопрос об отношении к предшественникам, то есть людям, которые убили миллионы сограждан. И, отдадим должное руководству Федеральной службы безопасности, они не стали избегать этого вызова.

Директор ФСБ Александр Бортников так и начал свое интервью «Российской газете»: «Юбилей является хорошим поводом для того, чтобы расставить необходимые акценты и ответить на некоторые спорные вопросы, в том числе и те, которые вырастают из пристрастного отношения к событиям минувших лет». Надо сказать, он не обманул ожиданий. Подозреваю, что этот текст будет долгие годы цитироваться исследователями и публицистами и наверняка затмит крылатую фразу Николая Патрушева, сказанувшего однажды о том, что чекисты представляют собой российское «неодворянство».

При том что хозяин Кремля не упускает случая, чтобы осудить всякую революцию, генерал Бортников с восторгом описывает все, что делалось карательными органами большевиков для «защиты молодой советской республики». Что до убийств и репрессий, то, как следует из интервью, по-другому и нельзя было в условиях «начала Гражданской войны и иностранной интервенции, паралича экономики, разгула бандитизма и терроризма, роста числа диверсий, усиления сепаратизма». При этом руководитель ФСБ не смущается тем фактом, что ВЧК была создана до начала гражданской войны и иностранной интервенции. И у массовых репрессий 30-х годов тоже есть оправдание: «Угроза надвигающейся войны требовала от советского государства концентрации всех ресурсов и предельного напряжения сил, скорейшего проведения индустриализации и коллективизации». А не все жители страны были готовы принять правила мобилизации. Вот и пришлось заставлять. При этом и сами чекисты страдали, и двадцать с лишним тысяч было репрессировано. Но, внимание, «даже сами попав под репрессии, в большинстве своем не утратили веры в партию и лично И. Сталина». То есть вера в диктатора-вождя в глазах директора ФСБ заслуживает всяческого уважения.

К тому же НКВД, как говаривал тов. Сталин, напрасно не арестовывало. Оказывается, «архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов. Планы сторонников Л. Троцкого по смещению или даже ликвидации И. Сталина и его соратников в руководстве ВКП(б) – отнюдь не выдумка, так же как и связи заговорщиков с иноспецслужбами».

Интересно в таком случае, кому только что открыли в Москве мемориал, чьи имена часами зачитывают люди у Лубянского камня в день жертв политических репрессий? Оказывается, за дело расстреливали. Да и шлепнули всего ничего, согласно справке МВД 1954 года, – 642 тысячи человек. Про приговоры «десять лет без права переписки», что и означало расстрел, генерал Бортников, конечно, не в курсе.

Наконец, узнаем мы от директора ФСБ, репрессии вовсе прекратились с приходом Лаврентия Павловича Берии, который «провел кадровые «чистки», изгнав карьеристов предыдущих призывов. Повысились требования к качеству следственной работы, что способствовало кратному сокращению приговоров к высшей мере наказания». Расстрелы военных, пришедшиеся как раз на 1938-1940 годы, не в счет. Равно как и массовое убийство польских военнопленных. Как репрессии против целых народов…

Самое поразительное здесь даже не то, что руководитель ФСБ повторяет самые замшелые объяснения прошлым зверствам. Речь о том, что начальник ведомства, которое формально относится к правоохранительной системе, готов оправдывать чудовищные беззакония некоей «исторической необходимостью». И здесь нельзя не признать: в головах не то седьмого, не то восьмого поколения чекистов мысль о верховенстве закона даже не ночевала. И не ночует до сих пор.

Стоит ли удивляться, что Бортников с откровенной неприязнью сообщает, что ЦК КПСС в горбачевскую эпоху оставлял без внимания доносы КГБ о наличии «агентов влияния» в советском руководстве. Наконец, показательно, что в заслугу нынешних чекистов директор ФСБ ставит не только сотни разоблаченных шпионов и предотвращенные теракты, но и прекращение деятельности «120 иностранных и международных неправительственных организаций, являющихся инструментом зарубежного разведсообщества».

Не исключено, что интервью «Российской газете» станет неким поворотным моментом. Ведь ситуация нынче снова тяжелая, американский империализм плетет козни. Самое время перейти к чрезвычайке…

Александр Гольц / Ежедневный журнал
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

четырнадцать + 14 =