воскресенье, 29 марта 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Рандеву президентов: Как украинцев приучают к дружбе Зеленского и Путина Банковая готовит общественное мнение к новому этапу отношений между Украиной и Россией

На Банковой у Зеленского празднуют отстранение Владислава Суркова от украинского вопроса в Кремле и готовятся в тесных объятиях с новым куратором от Путина Дмитрием Козаком начинать новый этап украинско-российских отношений. И в рамках потепления уже обкатывают противоречивую тему будущей личной встречи Зеленского с Путиным.

Офис президента Зеленского через свой медийный рупор в составе нескольких анонимных телеграм-каналов протягивает в общественное сознание необходимость и неотвратимость личной встречи уже в ближайшем будущем.

Где встретятся

Сообщается, что подготовка к встрече между президентами продолжается уже две недели. И речь идет не о «встрече на ногах», которую анонсировали во время проведения Форума в Израиле на прошлой неделе. А о полноценной двусторонней встрече, которая будет иметь вполне ощутимые результаты. Не исключено, что израильский контакт отменили именно из-за нежелания «портить аппетит перед обедом», а вынести на официальную встречу все существенные договоренности.

От Украины этот процесс курирует помощник Зеленского Андрей Ермак, а от России — замглавы администрации Путина Дмитрий Козак.

Симптоматично, что месседжи о встрече подаются не в виде обсуждения предмета саммита, а через обыгрывание такого «важного» вопроса, как место встречи собеседников. Надо отдать должное манипулятивной тактике президентских коммуникаторов: так общество привыкнет к мысли, что личные прямые встречи с Путиным уже не являются «предательством» и «зашкваром».

Как можно понять из неофициальных утечек через телеграм-каналы, которые прочно ассоциируются с ОП, стороны пока не достигли компромисса относительно места и времени будущего рандеву.

Украина якобы предлагала Минск, но этот вариант не устроил Кремль. Возможно, причиной была не столько Украина, сколько Лукашенко, которому Путин просто не захотел бросить эту кость и позволить попозировать перед миром в качестве миротворца.

Вариант, предложенный взамен Россией — о встрече в Москве или в Сочи, по понятной причине отверг сам Зеленский.

Поэтому следующим обсуждаемым местом является Мюнхен, где 14 февраля начнется традиционная ежегодная конференция по безопасности. Но и этот вариант не является окончательным, ведь данное мероприятие, исходя из прошлого опыта, не слишком поощрялось лидерами государств — там тусуются преимущественно министры ведущих стран и лидеры стран второстепенных. Также любят посветить лицами Тимошенко и, например, Гриценко. Ну и Пинчук со своим непременным «завтраком».

Путин не жалует Мюнхен с 2007 года, когда на той же Мюнхенской конференции он произнес речь, которая положила начало накалу с Соединенными Штатами. Тогда российский президент обвинил США и НАТО в международном произволе, намекая в том числе и на поддержку Оранжевой революции в Киеве, которая состоялась за пару лет до того и стала поворотной точкой в изменении украинской внешнеполитической ориентации.

Поэтому визит Путина в Мюнхен в этом году может быть неправильно воспринят в символическом смысле — якобы он будет искать мира после длительного обострения. С другой стороны, если Путин таки соберется в Мюнхен, то именно такой сигнал о поиске примирения он, вероятно, и будет посылать в Вашингтон.

Впрочем, у преднамеренной информационной путаницы с местом переговоров может быть еще одна цель. Ведь если встречу все-таки решат сделать неофициальной, такой разнобой в месседжах позволит избежать скандалов. Если сейчас уже есть ряд вариантов (и, например, версия с российскими городами заведомо абсурдна, потому как Банковая вряд ли решится на имиджевое самоубийство), а в будущем их появится еще несколько, отследить, где именно она состоится, станет сложнее. Поэтому вероятность таких скандалов, как с Оманом, где, по версии некоторых аналитиков, Зеленский мог встречаться с Сурковым, значительно снижается. То есть, при необходимости, лидерам государств будет намного легче провести переговоры инкогнито, не оповестив общественность о достигнутых договоренностях. Или, опять же, ограничиться сплетнями «источников телеканалов», протолкнув нужный месседж.

При этом сами каналы практически не рискуют своей репутацией. Ведь, в случае необходимости, они могут поднять один из многих посылов (пусть те и противоречат друг другу) и похвастаться, мол, обо всем узнали первыми.

Кто уступит

Где бы ни состоялась встреча, основным предметом разговора президентов будет оставаться донбасский кейс. Главной красной линией, которую не осмеливаются пересекать ни Путин, ни Зеленский, являются вопросы минских соглашений. Зеленский не хочет выполнять существующую редакцию, которая предусматривает проведение выборов под контролем со стороны российских военных, а настаивает на том, чтобы перед голосованием Украина получила контроль над украинско-российским рубежом.

Путин же не соглашается на то, чтобы впустить украинских пограничников, так как это оторвет «ЛДНР» от российской «сиськи» и лишит боевиков трафика оружия, ресурса и политических указаний. А вместе с тем будет утрачен и российский контроль над оккупированными территориями.

Встречаться Путину и Зеленскому действительно нет смысла до тех пор, пока не будет достигнут реальный компромисс по этому вопросу.

Если Путин пойдет на уступки и отдаст границу, а значит и контроль над Донбассом в руки Зеленского, да еще и сделает это в знаковом Мюнхене — это будет означать большую вероятность потепления отношений с Америкой, снятие санкций и много других прелестей. Но вероятность такого переворота — слишком мизерная.

Поэтому, скорей всего, уступок следует ожидать таки со стороны Владимира Зеленского. И предвестником готовности украинского президента к компромиссу является вброшенный в информационное пространство теми же телеграм-рупорами Банковой вопрос проведения всеукраинского референдума об особом статусе Донбасса. Мол, внутренние социологические замеры показывают поддержку народом этой инициативы и позволяют Зеленскому рассчитывать на одобрение украинского народа.

Положительный результат на референдуме позволит украинскому президенту умыть руки и переложить ответственность на тот же народ. Мол, «это не я пошел на уступки Путину и разрешил выборы под дулами российских автоматов — так решил народ».

На выходе это будет означать выполнение политической части Минских соглашений со всеми вытекающими последствиями: легитимизацией пророссийского анклава на Донбассе и дальнейшем вмонтировании сепаратистов в политическую конструкцию Украины. Это, в свою очередь, даст Путину существенный рычаг для управления нашей страной.


Антон Коломойцев / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров