среда, 23 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ловушка Коломойского: Почему Гончарук попал впросак с ПриватБанком Премьер-министр Украины «подорвался на минном поле», которое сейчас представляет собой национализация ПриватБанка

Почти сенсацией стало заявление премьер-министра Украины Алексея Гончарука о том, что правительство якобы настроено на компромисс по ПриватБанку с Коломойским. Именно так протрактовали большинство украинских СМИ его цитаты из интервью Financial Times. Дословно цитаты Гончарука воспроизводятся так: «Я полностью убежден, что сейчас нам нужно сосредоточиться на (экономическом) росте и искать совместные решения, а не тратить наши ресурсы на уничтожение друг друга. Поэтому я очень позитивно воспринимаю любую риторику, направленную на поиск компромисса». Так сказал Гончарук, отвечая на вопрос о будущем ПриватБанка.

Премьер добавил, что «какое бы решение мы не нашли, мы должны найти его вместе с МВФ». При этом газета в своей статье отмечает, что МВФ уже предупредил правительство Украины, что отмена национализации ПриватБанка может поставить под угрозу новую программу финансирования на $3,9 млрд.

Однако будь в интервью только эти миролюбивые заявления все бы, скорее всего, обошлось, но Гончарук ненароком скандализировал ситуацию, добавив еще и следующее: «Мы с самого начала понимали, что это особый вопрос, поэтому я никогда не отвечал за него. Богдан и президент лично занимались этим вопросом с самого начала». Кроме того, Гончарук рассчитывает, что они «найдут правильный способ решить (этот вопрос), потому что знают ситуацию намного лучше».  «Но я не сомневаюсь, что президент и его Офис будут на стороне государства», — подчеркнул премьер-министр.

Чтобы был более понятен резонанс высказываний Алексея Гончарука, напомним содержание предыдущих сезонов сериала Приватбанк. Крупнейший банк страны, который принадлежал Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову, был национализирован в декабре 2016 г. по причине якобы неблагополучного финансового состояния. Государство для спасения банка влило в него 155 млрд грн и подозревает, что до ручки банк был доведен из-за вывода средств прежними владельцами. Такова во всяком случае официальная версия. Но ее отрицают экс-владельцы.

Между тем международное детективное агентство Kroll установило, что в период владения ПриватБанком Коломойским и Боголюбовым, из него было выведено $5,5 млрд, но эта цифра не подтверждена в украинских судах. И, вообще, четкого списка с суммами взаимных претензий бывших владельцев к государству, и государства – к экс-владельцам, на сегодня нет.

Это дало Коломойскому возможность заявить, что не он должен государству, а государство должно ему за национализированный ПриватБанк $2 млрд.

Еще до победы Зеленского на выборах президента из команды Коломойского стали прощупывать почву – возможно ли достичь компромисса по ПриватБанку. В середине мая специалист по банковской деятельности из команды Зеленского Виктория Страхова заявила, что для снятия всех проблемных вопросов можно было бы провести взаимозачет национализированных средств бывших собственников ПриватБанка и непогашенных кредитов, которые получили от этого же банка компании, связанные с бывшими собственниками.

По мнению Страховой, претензия к государству на $2 млрд со стороны Коломойского, которую он озвучивал, могла подразумевать капитал национализированного ПриватБанка в размере 21 млрд грн, а также обязательств банка перед связанными с Коломойским компаниями в размере 29 млрд грн.

На другую сторону чаши весов Страхова поместила 60 млрд грн – это долги связанных с Коломойским компаний уже перед Приватбанком, которые он уже ранее «признал».

«ДС» уже писала о том, что, скорее всего, истинными целями Коломойского в войне вокруг ПриватБанка могут быть – прекращение всех судебных дел против него, списание задолженности по кредитам связанных компаний, получение преференций для бизнеса и изменение модели рынка электроэнергии, чтобы принадлежащие ему ферросплавные заводы смогли получить дешевую электроэнергию.

Сегодня формальным собственником ПриватБанка является Министерство финансов, подчиняющееся премьер-министру, то есть Алексею Гончаруку. А руководство ПриватБанка, сформированное еще во времена президентства Петра Порошенко, занимает независимую позицию по отношению к новой власти, и пытается в украинских судах, а также в судах в Лондоне и штате Дэлавер взыскать с Коломойского компенсацию средств, которые государство якобы потеряло в процессе поддержки ПриватБанка на плаву, а также  при его национализации. Формально вопросы по ПриватБанку – это как раз зона ответственности премьер-министра.

Но Алексей Гончарук в своем интервью неожиданно прямым текстом заявил, что не он занимается вопросами ПриватБанка, а президент Владимир Зеленский и глава его Офиса Богдан, ведут поиск компромисса между государством и Коломойским, которого государство подозревает в выведении из ПриватБанка $5,5 млрд. Напомним цитату Гончарука: «Мы с самого начала понимали, что это особый вопрос, поэтому я никогда не отвечал за него. Господин Богдан и президент лично занимались этим вопросом с самого начала».

Однако уже в тот же день Алексей Гончарук открестился от своих слов, заявив, что его не правильно поняли. «Утром вышла статься в Financial Times, в которой я комментирую дело Приватбанка и якобы отмечаю, что мы ищем компромисс в этом вопросе. Статью сразу перепечатали украинские СМИ, которые от себя добавили, что правительство ведет переговоры по поиску компромисса в этом вопросе. Чтобы избежать дальнейших манипуляций и огласки, хочу расставить точки над «і»: Никаких переговоров правительство ни с кем не ведет. Правительство внимательно изучает ситуацию вокруг ПриватБанка (в том числе и переговоры с бывшими его собственниками, которые проводились предыдущим независимым наблюдательным советом банка)», – сказал он.

Если все это сложить воедино, то Гончарук представляется не очень сильным премьером, который запутался в треугольнике ОП-Коломойский-МВФ. Гончарук говорит, что приветствует  компромисс, но сразу, как бы испугавшись, добавляет, что оного можно достигнуть, только если МВФ позволит. После этого все выглядит так, что Гончарук еще больше пугается, что сказал лишнего и поспешно дает понять, что вопросы по ПриватБанку вообще не должны к нему адресоваться. Мол, ими Богдан с Зеленским занимались, и именно они в них понимают больше его, а он, мол, в бытность заместителем в ОП не по этим делам был и еще не успел разобраться… И тут Гончарук опять понимает, что сказал что-то не то.

Во-первых, премьер обязан иметь свою позицию по такому животрепещущему вопросу, как суды ПриватБанка и Коломойского, а не ожидать решений от «старших товарищей» из ОП. Во-вторых, если, по его мнению, это нормально, что Богдан, приближенный к Коломойскому человек, занимается вопросом ПриватБанка, то, что про него (Гончарука – ред.) подумают в том же МВФ? Видимо, последняя мысль поразила самого Гончарука, и он добавляет, что, конечно, же Богдан будет на стороне государства. Ну, читай: не Коломойского. Одним словом, хуже для имиджа интервью и не придумаешь, что уже сообразил и сам премьер, в конце концов, сообщив возбужденной общественности: «Правительство внимательно изучает ситуацию вокруг ПриватБанка (в том числе и переговоры с бывшими его владельцами, которые проводились предварительно независимым наблюдательным советом банка). Никаких переговоров правительство ни с кем не ведет».

Впрочем, никто и не обвинял правительство в каких-то переговорах. Тревогу как раз вызвали очень размытые формулировки в интервью, которые можно трактовать очень по-разному и одной из таких вариаций была «зрада»: мол, в ОП подковерно даже без ведома правительства договариваются с Коломойским. В целом лучше бы Гончарук вообще отказался комментировать ситуацию вокруг ПриватБанка, а не подрывал свой имидж независимого премьера. А то теперь к нему лишние вопросы и у МВФ, и у Богдана, и у украинцев возникли.


Сергей Танин / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров