вторник, 15 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Одним выстрелом: Почему на полицию снова смотрят как на «мусоров» В цивилизованном мире – даже в украинской его части – существует такое очень важное понятие, как репутационные потери. Теперь о нем узнают в МВД и Нацполиции

Вы помните, каким был восторг украинского общества в июле 2015 года, когда на месте надоевшей всем совковой (по форме и по сути) милиции появилась патрульная полиция? Помните, как встречали новых полицейских, как делали с ними селфи, как писали в соцсетях посты, полные благодарности за изменения, за надежду и перспективы?

Помните, как общество – не все, но большая его часть – в начале 2016 года защищало полицейского Сергея Олейника, который во время погони за нарушителем случайно подстрелил пассажира? Помните, как люди, да и вы сами объясняли, что иначе нельзя, что полиция должна иметь право на использование оружия?

Это все было не так давно, три-четыре года назад. Уже в новой, постколониальной Украине. Потому что украинцы поверили в изменения. Поверили в то, что на руинах (как оказалось, на фундаменте, но обнаружилось это несколько позже) антинародной милиции может подняться новая, цивилизованная, европейская полиция. Этот кредит доверия, он был больше любых политических рейтингов – хоть Порошенко-2014, хоть Зеленского-2019, потому что люди, общество договорились забыть о милицейском беспределе, договорились перечеркнуть все, что было ДО, и показали свою готовность поддержать все, что будет ПОСЛЕ. В истории Украины это, наверное, впервые, когда правоохранительные органы имели такое позитивное отношение народа.

А дальше начались аварии на «Приусах». А дальше вместо селфи появились посты в соцсетях о халатности патрульных. А дальше появились дела о взяточничестве среди новых копов.

А потом случилось Кривое Озеро.

И люди впервые от реформирования милиции в НПУ заговорили о правоохранителях скорее в негативных, чем положительных тонах. Да, потом еще был сентябрь 2016-го, через месяц после убийства Александра Цукермана в Днипре застрелили двух патрульных. Артем Кутушев и Ольга Макаренко, так их звали. И им еще сочувствовали по всей Украине.

А потом случились Княжичи.

И тем погибшим уже не спешили высказывать свое почтение и скорбь.

Так шаг за шагом, эпизод за эпизодом, инцидент за инцидентом – НПУ и МВД транжирили весь тот, нет, даже не колоссальный – уникальный кредит доверия, который предоставило им общество тогда, в 2015 году. Господи, всего четыре неполных года назад…

И вот теперь – Переяслав-Хмельницкий, когда погиб не просто человек, а ребенок. Пятилетний мальчик. Не во время погони, не во время задержания. Просто это дитя шло по улице, где пьяные «мусора» (помните, как после появления патрульной полиции мы на некоторое время выбросили из активного употребления это обидное слово, причем относительно всех полицейских?), забавляясь, стреляли из ружья по банкам или бутылкам…

Да, конечно, это были не патрульные полицейские. Но теперь, после Переяслава, уже никто в следующий раз, когда какого-то полицейского (может, даже и не патрульного, а какого-то другого во время выполнения служебного задания) подстрелят, не будет лить по нему слезы. Потому что слезы – они остались там, на переяславской улице. Ведь доверие – оно не может быть вечным. И его тоже очень легко убить. Возможно, не так, как маленького мальчика Кирилла, не одним выстрелом в голову, но если делать это постоянно и системно… Как показывает наша история, вполне хватает четырех лет.

А министр внутренних дел не собирается в отставку. И главу Нацполиции не хочет увольнять. Он, видите ли, хорошо работает и делает все, что от него зависит. А поведение переяславских копов, значит, не зависит. Пожалуй, и ни от кого не зависит. Вот как-то так сложилось. Исторически…

И народный депутат Антон Геращенко, который так пламенно призывал уволить самого Муженко после взрывов под Калиновкой – ведь это же «не «фунт» и не «стрелочник», а глава Генерального штаба […] и его заместитель» – молчит. Вероятно, это убийство – совсем не катастрофа. Так чего же здесь должно отвечать высшее руководство.

Репутационные потери. Кредит доверия. Общественное уважение. Словосочетания, которые, очевидно, для этих людей не значат ничего. Красивые пустые слова, ради которых что – в отставку подавать? Ну, насмешили…

Конечно, ни Авакова, ни Князева, ни Геращенко никто во время выполнения служебного задания не подстрелит. А вот рядовые полицейские – они должны понять, что после всех этих случаев, после аварий, катастроф, трагедий и смертей – к ним уже не будут относиться так, как относились тогда, в 2015 году. И во второй раз этот кредит доверия общество им уже не выдаст за одни красивые глаза на селфи. Если выдаст вообще. Потому что этот кредит оплачен кровью. Нашей кровью.


Владимир Миленко / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров