пятница, 22 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Испытания Епифания: Какие вызовы ждут новую церковь Украины Вновь созданная автокефальная Православная церковь Украины с момента появления будет втянута в ныне идущий кровавый поединок между сторонниками «русского мира» и его противниками

В субботу Софии Киевской была создана автокефальная Православная церковь Украины. Как украинским иерархам, так и представителям Вселенского патриархата хватило терпения, такта и дипломатического таланта, чтобы довести начатую непростую работу до логического финала. Хотя даже накануне собора существовали обоснованные сомнения относительно возможности такого финала.

Православная церковь Украины, с одной стороны, получила молодого и достаточно энергичного предстоятеля. Который, в отличие от большинства своих старших товарищей, не имеет специфического опыта времен Советского Союза, при которых церковные иерархи были вынуждены находить непростые компромиссы между сохранностью христианских добродетелей — и сбережением жизни и свободы для себя и своих прихожан. Митрополит Епифаний, в силу молодого возраста (39 лет), не имеет темных пятен в своей биографии, и каких-то особых обязательств перед кем-то, кроме патриарха Филарета и вселенского патриарха Варфоломея I. Что, в свою очередь, дает ему невиданную свободу в принятии административных и руководящих решений.

С другой стороны, во вновь созданной структуре у Епифания будет и мощная оппозиция. Тот факт, что после первого тура голосования поддержку почти поровну поделили между собой митрополит Луцкий и Волынский Михаил (УПЦ КП), митрополит Винницкий Симеон (УПЦ МП) и Епифаний, свидетельствует о том, что молодому предстоятелю придется с первых шагов учиться управлять структурой, в которой не все с ним согласны (что демонстрирует заметную разницу с УПЦ КП времен безраздельного руководства Филарета). И факт существования оппозиции на самом деле радует. Хотя бы потому, что свидетельствует о заметном различии новосозданной церкви с традиционными постсоветскими религиозными структурами. С другой стороны, немало иерархов новосозданной структуры приложат усилия для того, чтобы закрепить свое влияние на молодого главу церкви.

Перед которым, кроме внутренней оппозиции, стоит еще два непростых вызова. Ему придется выстраивать отношения как с Вселенским патриархатом, который предусмотрел каналы влияния на ПЦУ в уставе вновь созданной структуры, так и с УПЦ МП — действия которой, как не крути, направляются и координируются в данный момент уже даже не в РПЦ, а в российском Совбезе.

Собственно, именно избрание Епифания — это первый компромисс между ПЦУ и Вселенским патриархом. На Фанаре не рассматривали возможности избрания Филарета на должность руководителя новосозданной церкви — равно как и в УПЦ КП не предусматривали возможность отдавать руководящую должность кому бы то ни было. Молодой иерарх, который в возрасте 35 лет (по церковным меркам беспрецедентно) получил должность местоблюстителя Филарета, стал «компромиссным вариантом», который устроил как УПЦ КП, так и всех, имеющих не то чтобы совсем необоснованные предубеждения относительно фигуры Филарета — как в УАПЦ и УПЦ МП, так и на Фанаре.

И в ближайшем будущем новоизбранный глава церкви окажется в треугольнике, любая вершина которого будет лоббировать свои интересы. Одной вершиной станет, без сомнения, Варфоломей, который лоббирует свою идею «всемирного православия», не слишком сочетающегося с «каноническими территориями» — и стремящегося к обновлению для выживания в современном мире. Вторым центром притяжения для Епифания, естественно, станет патриарх Филарет, подчиняться которому молодой руководитель банально привык. А третьим центром, очевидно, будет группа амбициозных епископов — наподобие Евстратия Зори — которые захотят получить максимум прав и возможностей в церковном управлении по мере того, как в силу естественных причин будет ослабевать влияние Филарета.

От того, насколько Епифанию удастся выдерживать баланс между данными центрами влияния, очевидно, будет зависеть и успех его карьеры.

А другим непростым вопросом для ПЦУ и ее руководителя станет выстраивание отношений с УПЦ МП. Которая, с одной стороны, является совершенно несамостоятельной в принятии решений, навязанных уже даже не так патриархом РПЦ Кириллом, сколько российским Совбезом. Тем не менее, включающую немало епископов, клириков и мирян, готовых перейти в ПЦУ — при условии адекватного к ним отношения.

Собственно обеспечение этого адекватного отношения к верующим и клирикам УПЦ МП, готовым перейти в новую церковь — это и есть одна из главных задач новоизбранного предстоятеля. Без этого перехода, маргинализировать УПЦ МП, оттеснить ее на периферию общественно-политической жизни не удастся. И новая церковь, которая, с точки зрения власти создавалась, в качестве существенного шага в повышении уровня национальной безопасности, с этой миссией в полной мере не справится.

И тут «партия молодых и амбициозных епископов» из бывшей УПЦ КП, которые готовы «клеймить позором» всех и каждого, представляет существенную опасность. Поскольку, боясь что «перебежчики» будут ослабевать их влияние в новой церкви, они могут приложить усилия к тому, чтобы поток этих «перебежчиков» минимизировать при помощи неадекватной демагогии и ура-националистических лозунгов. Без сомнения, что радикальные лозунги, сгоряча сказанные кем-то, кто привык к «толерантным дискуссиям между УПЦ КП и МП» (лексике которых могли позавидовать как шахтеры, так и стихийные торговцы), будут немедленно ретранслированы российской пропагандой — и совсем не на пользу имиджу Украины в мире. Возможно, руководителю новой структуры стоило бы обратить внимание на то, кого из его подчиненных чаще всего будут цитировать ТАСС и РИА «Новости» — и принять соответствующие оргвыводы.

Учитывая все это, становится понятно, что позавчерашнее событие — это не какая-то «великая и окончательная перемога». С точки зрения церковной — это начало нового, сложного и масштабного проекта. В рамках которого можно реализовать как христианские идеалы — так и идеалы, от христианства независимые.

С точки зрения светской власти — это, с одной стороны, способ укрепить национальную безопасность. А с другой — появление нового мощного центра, который неизбежно будет влиять на мысли и настроения миллионов граждан страны.

В любом случае, вчера украинское православие осуществило значительный шаг в сторону возвращения в реальный мир и в истинное христианство. Будем надеяться, что дальнейшее шествие по этому пути будет таким же эффективным, как и позавчерашний Собор.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров