среда, 19 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Боевые «рыбаки»: Как захватом украинских моряков Россия загнала себя в угол Россия пытается выбраться из капкана, который сама же и установила. Так не будем ей в этом помогать

Три украинских военных корабля: буксир «Яны Капу», бронекатера «Бердянск» и «Никополь» задержаны при попытке пройти через Керченский пролив в Азовское море и доставлены в Керчь.

Оккупанты заявили, что «вынуждены были применить оружие». СМИ пропагандистов трубят, что случившееся – это украинская провокация. Сообщается также, что в результате пострадали три украинских моряка, но их жизням ничто не угрожает. Однако украинские источники утверждают, что раненные были срочно переправлены в Москву, где им были проведены операции.

Комментировать российские бредни о том, что это Украина сама на себя напала и что Россия «защищала свои территориальные воды», не имеет смысла. Это уже сделали западные страны, осудив акт военной агрессии России против Украины. А вот судьба моряков – это совсем другое дело. Здесь есть о чем поговорить.

Сутки генерал-омбудсмен РФ Татьяна Москалькова не выходила на связь. А когда «прорезалась» в эфир, сморозила такое, что ни на какую голову не наденешь. По её словам, против украинских военных возможно возбуждение уголовного дела по факту нарушения ими российской государственной границы. «Теоретически моряки могут быть задержаны», – сказала Москалькова. А стрельба, «руки вверх», «дави их», которые весь мир наблюдал буквально в прямом эфире – это было не задержание? А что тогда – приглашение на чай?

Россия, устроила провокацию, применила оружие, а сейчас пытается сделать вид, что пленные украинские военные ничем не отличаются от рыбаков, которых регулярно задерживают российские ФСБ. И тут мы подходим к самому главному. Зачем ей это нужно? Почему об украинских военных не говорят как о военнопленных? Ну, или ДРГ в крайнем случае. Зачем Россия упускает шанс устроить показательный процесс над украинскими «военными захватчиками»? Ведь истерия об украинской военной угрозе нагнетается в российских СМИ постоянно. Зачем приравнивать военных, захваченных в бою к контрабандистам? Кстати, утверждение о том, что военные корабли везли контрабандные сигареты, вчера настойчиво продвигал в массы правозащитник Михаил Чаплыга – бывший помощник бывшего украинского омбудсмена Валерии Лутковской. Он же настаивал, что это украинские моряки пошли на таран, спровоцировав таким образом агрессию.

Так зачем россиянам избегать статуса задержанных украинцев, как военнопленных, лишая тем самым себя возможности запустить парочку информационных истерик о «Бандеро-военщине»? Зачем украинкой пятой колоне и полезным активистам помогать ей в этом? Да потому, что наличие военнопленных означает признание Россией наличия военного конфликта с Украиной именно в Крыму, в акватории Азовского и Чёрного морей. А это означает автоматическое применение Конвенции, которая будет распространяться на всех украинских граждан, захваченных на территории Российской Федерации и проживающих сейчас в Крыму.

Россия, ее пособники и примкнувшие к ним прекраснодушные украинские «владоненавистники» всеми силами избегают понятия «военнопленные», обвиняя не агрессора, а жертву. Зачем это нужно оккупантам – понятно. С самого начала захвата Крыма Россия настаивает, что никакого военного межгосударственного конфликта между Россией и Украиной нет; что Крым «присоединился» самостоятельно в результате референдума; что на Донбасе «наших войск нет». А тут военнопленные, да ещё и захваченные в бою! Это же признание наличия горячих военных действий, а значит, открытая дорога для мирных переговоров по Крыму, к которым Россию начнут принуждать западные страны и Украина. А вот для чего украинцы вторят оккупанту – тайна, покрытая «зрадой». Некоторые просто настолько заигрались в критиков власти, что не замечают, как все чаще вторят врагу. Конечно же Россия не может пойти на разморозку вопроса Крыма. Вот и извращаются российские чиновники, называя украинских военных моряков, «нарушителями территориальных вод» и контрабандистами в погонах. Но ведь для украинцев не составляет труда разобраться в произошедшем. Россия пытается выбраться из капкана, который сама же и установила. Так не будем ей в этом помогать.

Вспомним, что в отношении Сенцова, Сущенко и других, российские спикеры тоже избегали формулировки «военнопленные». Особо кремлеориентированные предпочитали: «преступники», «шпионы», «украинские диверсанты». Это давало возможность избегать упоминания о войне. Ведь шпионы и международные уголовники действуют даже на территории «дружественных» стран. И только военнопленные, или некомбатанты, взятые в заложники – это признак военного времени. Даже российские и украинские правозащитники называли Сенцова, Сущенко и Клыха «политическими узниками Кремля». Как Ходорковского или узников Болотной. Ведь «политический узник» – это несогласный гражданин, оппозиционер, оппонент режима. Для украинцев, удерживаемых в России, Путин – не правитель-тиран. Он оккупант.

Сенцов не может быть политическим узником Кремля хотя бы потому, что он гражданин страны, подвергшейся военной агрессии и захваченный на оккупированной территории. Он пленник. Некомбатант. Тем не менее международная правозащитная тусовка старательно обходила острые углы и избегала придавать кейсам украинцев военный контекст. Теперь же, после захвата военных, стрельбы по кораблям, тарана и абордажа аккурат возле берегов Крыма – сделать вид, что никакой войны нет, просто не удастся. Россия в тупике. Назвать захваченных военных «военнопленными» она не может, потому что таким образом признает факт войны. А долго изображать «задержание нарушителей границ» ей тоже не позволят. Это цугцванг, господа оккупанты! Сушите весла.

В случае применения Конвенции, а значит, признания факта войны – все украинские граждане, содержащиеся на территории РФ становятся «военнопленными» и подлежат обмену «всех на всех». Сенцов, Кольченко и другие перестанут наконец фигурировать в международных резолюциях в странных статусах, приравнивающих их к россиянам – противникам режима. Арест, суд над ними – все это переходит в разряд военных преступлений, а значит, появления огромного списка судей, прокуроров, следователей и вертухаев, которые становятся международными военными преступниками. Это вам не санкции. Это тавро на всю жизнь. Если кто не понял, украинские моряки в плену бьются сейчас с оккупантом. Гибридными методами. Они загоняют зверя в ловушку. Те, кто кричат, что произошедшее позавчера – это поражение Украины, просто не понимают, о чем говорят. Моряки сейчас отстаивают всех заложников Кремля, всех жителей оккупированных территорий. Они своими действиями давят на «обеспокоенный» Запад, потому что подводят агрессора под четкие международные формулировки.


Лариса Волошина / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

восемь + десять =