воскресенье, 21 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Партия «Наши»: Куда и зачем Мураев ушел от Рабиновича Нет никаких сомнений, что и объединением Рабиновича с Левочкиным, которе курирует Медведчук, и отпочкованием партии Мураева руководят дирижеры из Кремля

Внефракционный нардеп Евгений Мураев объявил об уходе из партии «За життя» и анонсировал создание новой партии. Можно, конечно, задаться вопросами, зачем и почему он ушел из партии «За життя», однако это вряд ли представляет большой интерес для широкой публики. Более интересно то, куда он ушел – потому что это может оказать некоторое влияние на будущие выборы, как президентские, так и в особенности парламентские.

Если говорить совсем кратко, то Мураев ушел на радикально антиукраинско-пророссийское электоральное поле. Будет его окучивать, сеять семена ненависти, поливать желчью в надежде на удачную электоральную жатву. Это если оставить за скобками варианты силовых столкновений, восстаний и провозглашения, к примеру, «Харьковской народной республики».

Более подробно стоит рассказать о перспективах Мураева. Но для этого нужно немного вспомнить его прошлое. Поначалу он считался креатурой Михаила Добкина. При Януковиче, когда Добкин был губернатором Харьковщины, Мураев возглавлял Змиевскую райадминистрацию, затем в 2012 г. был избран в Верховную Раду в 181-м округе, охватывающем Змиевский район и часть Харьковского района, вошел во фракцию Партии регионов. Через два года вновь был избран в Верховную Раду в том же округе, в июне 2015 г. после полугодовых раздумий вошел во фракцию «Оппоблока». Однако через год вышел из нее, чтобы вместе с Вадимом Рабиновичем создать партию «За життя». Рабинович получил пост председателя партии, а Мураев – пост председателя политсовета.

Тогда тоже важно было не зачем и почему Мураев и Рабинович ушли из «Оппоблока», а куда они ушли. Так вот, ушли они тогда на поле радикально «бело-голубого» электората, который считал себя брошенным и обманутым. Сначала его предали и бросили Янукович и его подельники, сбежавшие из Киева в Россию. А затем его бросил «Оппоблок», который, по мнению радикально «бело-голубых», погряз в соглашательстве с новой властью и всевозможных политических торгах с Петром Порошенко и его людьми.

Партия «За життя» выглядела в глазах радикально «бело-голубых» действенной альтернативой беззубому «Оппоблоку». К тому же «Оппоблок» сплошь состоял из тех, кто прежде входил в окружение предателя-Януковича, а партия «За життя» казалась свежей и молодой. Рабинович и Мураев «резали правду-матку», пока «Оппоблок» «жевал сопли». Так это представлялось радикально «бело-голубым», и социологи быстро зафиксировали, что рейтинг «За життя» сравнялся с рейтингом «Оппоблока», а затем и превзошел его.

Однако недавно Рабинович предложил «Оппоблоку» начать переговоры о создании «мощного консолидированного политического объединения», на что тут же ответил согласием один из лидеров «Оппоблока» Сергей Левочкин.

Мураев якобы с этой идеей был категорически не согласен. Действительно, личные отношения Мураева и Рабиновича всерьез испортились еще полтора года назад, когда Мураев развелся со своей женой (и матерью двух его сыновей) – племянницей Рабиновича. Поэтому ничто не останавливало Мураева от того, чтобы уйти из партии «За життя» туда же, куда раньше они ушли вдвоем с Рабиновичем из «Оппоблока».

Можно было бы предположить, что Мураев и его новая партия будут попросту «отъедать» электорат у «За життя», «Оппоблока» и их ожидаемого совместного кандидата на президентский пост. Но ситуация несколько сложнее. Если «За життя» и «Оппоблок» будут выступать на выборах как единая сила, то радикально «ватные» избиратели могут просто не пойти голосовать, сочтя, что их в очередной раз предали и обманули. Именно эту категорию избирателей постарается мобилизовать Мураев. И проблема даже не в том, что он может набрать 5% голосов и провести свою партию в парламент. Проблема в том, что этот электорат будет мобилизован, а и только ли на выборы – это большой вопрос.

Кстати, важный штрих – как стало известно – свою партию Мураев решил назвать весьма неприхотливо, но знаково – «Наши». Прямая отсылка к путинскому молодежному движению с одноименным названием. Нет никаких сомнений, что и объединением Рабиновича с Левочкиным, которе курирует Медведчук, и отпочкованием партии Мураева руководят дирижеры из Кремля. Именно они хотят, чтобы без пользы не сидел по домам «ватный» электорат, который станет ядром партии Мураева. А кроме того, Кремлю удобно иметь «полторы» своих партии в Украине, чтобы основная прокремлевская партия не расслаблялась. Так уже было в бытность Януковича президентом, когда Кремль тесно сотрудничал с ПР, но в то же время имел пространство для маневра с помощью Медведчука и КПУ, которые покусывали иногда «регионалов». По сути с появлением партии Мураева данная схема возрождается.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девятнадцать + шестнадцать =