воскресенье, 18 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Взять Золотое: Зачем боевики пугают Украину «Чебурашками» На фоне относительного затишья, которое в любой момент может перейти в боестолкновения, обе стороны занялись медийными победами

Прошедшая неделя на фронте оказалась не богатой на события – действует «хлебное» или, как его еще называют, «футбольное» перемирие. По всем «горячим» еще неделю назад направлениям тишина. Хотя и не без «дежурных» пары мин или пулеметной очереди, пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

На этом фоне продолжается ротация – с фронта уходят бригады, которые отстояли «свои» 7-8 месяцев. А это не только аэромобильные войска, но и артиллеристы, и мотопехота. На этой неделе торжественно встречали десантников 80-й во Львове, пехотинцев 30-й в Новоград-Волынском, и много еще где.

На фоне относительного затишья, которое в любой момент может перейти в боестолкновения, обе стороны занялись медийными победами.

С нашей стороны это, прежде всего, история с взятием под окончательный контроль такого «клондайка» контрабандной торговли, как н. п. Золотое-4 (хотя местные называют его поселок Партизанское). Номинально поселок всегда находился под украинской юрисдикцией, но на самом деле это была «серая зона». Наша сторона объявила взятие Золотого-4 эпичной победой, марионетки оккупантов «через губу» заявили, что, мол, поселок и так был украинским. И на второй план отошел интересный факт.

Тактика «ползучего наступления» представляет собой не просто поднятие флага или контроль за посадкой посреди поля – это, прежде всего, создание устойчивой линии фронта с опорными и наблюдательными пунктами, с безопасными линиями снабжениями и прочими «плюшками». То есть, очень серьезная заявка на любые возможные вызовы в будущем.

Не имея возможности совершать какие-либо активные действия, однако желая как-то ответить на потерю Золотого-4, российско-оккупационные власти решили продолжить раскручивать в медийном плане свои «поделки» типа ракетных систем залпового огня. На фоне как минимум трех машин на базе поставленных из России КРАЗов засветился «министр доходов и сборов ДНР» Александр Тимофеев, более известный на оккупированных территориях как «Ташкент».

В реальности весь этот «зоопарк» ракет под кодовым именем «Чебурашка» серьезной боевой ценности не представляет. И совершенно непонятно, почему его до сих пор не уничтожил «шальной снаряд» с нашей стороны, ведь все передвижения в прифронтовой зоне плотно контролируются как техническими средствами, так и агентурой.

По сути, реактивная ракета – это довольно высокотехнологическое оружие с твердотопливным двигателем, топливо которого должно соответствовать весьма жёстким физико-химическим параметрам. Главная задача инженеров – создать такую конструкцию снаряда, чтобы он предсказуемо вел себя на траектории и имел минимальное круговое вероятностное отклонение. Технически повторить конструкцию уже действующей ракеты можно (это доказывает многолетний опыт арабских террористов из ХАМАС с их КАССАМами и ИГИЛ с газобалонными поделками), однако точность попадания таких установок будет «ниже плинтуса». Примерно на этом уровне находятся и поделки от «донецких».

Изготовление реактивных снарядов в полукустарных условиях приводит к тому, что за счет значительной разницы в толщине и эллипсности корпуса снаряд в полете будет подвержен существенной нутации (колебаниям), а химическая неоднородность топлива будет приводить к значительным изменениям скорости истечения реактивной струи, что увеличит разброс по дальности. В итоге добиться точечного поражения цели при помощи таких снарядов невозможно. Годятся такие ракеты только для беспокоящего огня, однако в нынешних условиях войны на Донбассе хорошо оборудованные в инженерном отношении позиции весьма устойчивы к такому огню.

И о грустном. Боевая подготовка войск даже в условиях мирного времени довольно небезопасное дело, что подтверждает статистика потерь личного состава любой армии мира.

Так, 6 июля, около 5:30 на территории Ровенского общевойскового полигона во время выполнения военнослужащими 15-го отдельного батальона 128-й горно-пехотной бригады огневой задачи по уничтожению условного противника с ведением огня минометной батареи с закрытой огневой позиции произошел взрыв мины в канале ствола миномета.

В результате происшествия двое бойцов погибли на месте, еще двое скончались по дороге в больницу. Двое из погибших – жители Ужгорода, один – Перечина (Закарпатская область). Еще четыре человека получили ранения.

На фоне уже начавшейся предвыборной кампании в СМИ разразилась форменная истерика с обвинениями «Укроборонпрома» в некачественных минометах, Генштаба и всего Министерства обороны Украины в том, что они приняли на вооружение «сырой» образец, и прочее, прочее.

Сразу вспомнили, что это далеко не первый случай подрыва миномета М-120-15 «Молот», однако при этом как-то осталось в «тени», что, судя по всему, практически во всех случаях гибель солдат была результатом нарушения техники безопасности. Еще после 25 июля 2016-го, когда на «Широком Лане» в результате взрыва миномета погибли 2 военнослужащих 57-й мотопехотной бригады, в войска были спущены четкие указания о стрельбе из миномета дистанционно – личный состав должен был находиться в окопчике за огневой позицией.

Не зная всех обстоятельств инцидента судить сложно, но, как видится, в случае выполнения этой инструкции взрыв миномета мог покалечить от силы два-три человека. А тут пострадали 12. Словом, вопросов на сегодня остается больше, чем ответов.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

десять − девять =