вторник, 18 декабря 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

А что если всех «кинуть»: Как дефолт обрушит экономику Украины Для Украины очень реально после дефолта вместо Аргентины получить Венесуэлу

В связи с жесткими требованиями Международного валютного фонда для предоставления Украине нового транша все чаще звучат предложения объявить дефолт и начать жить без долгов и обязательств. А и действительно, транши МВФ все по $1-2 млрд и сами по себе погоды не делают. Разберемся, почему же тогда так опасно разрывать отношения с этим и другими международными кредиторами, пишет Алексей Сергиенко для Деловой столицы.

Жить в долг

Начнем с того, что государственный и гарантированный государством долг Украины за прошлый год вырос на 7,5%, до $76,3 млрд (72% ВВП). Из этой суммы самое важное – внешний долг, который нужно выплачивать в валюте. По данным Минфина, Украина до конца 2018 г. должна отдать иностранным кредиторам $3,81 млрд, в том числе за обслуживание долга $1,68 млрд. В следующем году выплаты вырастут до $5,81 млрд (из них за обслуживание – $1,77 млрд), а пик долговой нагрузки ожидается в 2020 г., когда государству придется раскошелиться на $6,75 млрд (в том числе $1,67 млрд в счет обслуживания). В 2021 и 2022 гг. нужно будет отдать иностранцам $4,29 млрд и $4,12 млрд соответственно, и эта сумма может увеличится, если наберем новых займов со сроком погашения в тот период.

Одалживать у МВФ, МБРР и других иностранных кредиторов приходится для сбалансирования потоков валюты в Украину и за пределы страны по разным каналам. Это отображается в специальном отчете – платежном балансе. Мы покупаем за границей больше, чем продаем, поэтому валюты не хватает. В прошлом году дефицит в торговле товарами и услугами составил $8,64 млрд плюс были миллиардные выплаты за границу по доходам от инвестиций, и только благодаря частным переводам в Украину в сумме $9,3 млрд (спасибо заробитчанам) удалось уменьшить дефицит валюты по текущим операциям до $2,1 млрд (1,9% от ВВП). Компенсировать это можно финансовыми операциями. Например, в Украину пришло чуть больше $2 млрд прямых иностранных инвестиций, но этого недостаточно, потому что нужно и отдавать миллиарды госдолга (только МВФ мы выплатили 1,268 млрд). В конце концов в прошлом году с помощью займов удалось свести платежный баланс даже с плюсом. Однако если отдавать придется значительно больше, денег может быть просто неоткуда взять. В самом худшем случае страна может огласить дефолт.

Впрочем, обычно до этого не доходит: у государства есть два основных источника, откуда взять средства для покрытия долгов. Первый – налоги. Если их повысить, могут уменьшиться стимулы для труда и инвестиций в экономику, но увеличатся поступления для финансирования госдолга. Правда, в Украине с очень развитым теневым сектором, этот способ может и не сработать.

Второй источник – рефинансирование долга, то есть привлечение новых займов, чтобы рассчитаться со старыми. Этим Украина пользуется постоянно, именно так выравнивается платежный баланс, как показано выше. Однако в долг можно брать до тех пор, пока потенциальные кредиторы верят в платежеспособность страны. В нашем случае мало частных инвесторов, готовых инвестировать в государственные ценные бумаги Украины, да и вкладываются они только под высокий процент. Поэтому сотрудничество с международными организациями (особенно МВФ) для Украины критически важно. А значит, приходиться и выполнять его требования. Главные на сегодня: повышение до рыночного уровня цен на газ для населения, открытие рынка земли сельхозназначения. Однако не все рецепты МВФ, который сморит на ситуацию с точки зрения развитых экономик, не всегда идут на благо развивающимся государствам.

Уйти в отказ

В связи с этим может возникнуть желание отказаться от сотрудничества с Фондом даже перед угрозой дефолта, когда без его траншей, мы не сможем в срок расплатиться с кредиторами и, что еще хуже, снова взять в займы достаточную сумму. Что же произойдет при таком сценарии в деталях?

Порвав с МВФ и объявив дефолт, а значит, и отказавшись от выплат $4-6 млрд за границу ежегодно, Украина уменьшает расходы валюты на указанную сумму, но и лишается возможности получить миллиардные транши и практически любые другие кредиты. При этом иностранные инвестиции, которые составляли около $2 млрд в прошлом году, падают чуть ли не до нуля: никто не хочет вкладываться в страну-банкрот. Не менее плачевные последствия: капиталы выводятся из страны, внутренняя деловая активность замедляется, падает производство, зарубежные партнеры отечественных предприятий работают только по подписке.

Все это влечет сокращение украинского экспорта (а значит, и валютных поступлений), прежде чем уменьшится покупательная способность населения и упадет импорт. Таким образом в платежном балансе образуется дыра, которую уже нельзя закрыть за счет внешних займов.

Рыночный механизм выравнивания платежного баланса – это девальвация национальной валюты. Гривняа упадет минимум до 50 грн за доллар. Сложно даже предсказать насколько. И вот почему. Если нет международных заимствований и инвестиций, валютный курс меняется так, чтобы устранить дефицит валюты из-за превышения расходов на импорт над доходами от экспорта. При этом гривна дешевеет, пока платежный баланс не восстановится двумя способами: снижение расходов на импорт из-за относительного удорожания иностранных товаров для украинского потребителя и увеличения объемов отечественного экспорта из-за снижения относительной стоимости наших товаров на внешних рынках. Но второй фактор будет работать, только если удешевление нацвалюты не компенсируется увеличением цен на отечественные товары. Если же инфляция «съест» конкурентное преимущество украинских производителей (более низкие цены), может быть новая девальвация гривни и т.д. А инфляция при таком сценарии может быть очень высокой. Способ избежать этого – работать за меньшую плату (только тогда наш экспорт действительно станет дешевле).

Кроме того, недостаток валюты спровоцирует подорожание товаров, предприятия, которые не смогут закупать комплектующие и сырье для производства, вынуждены будут сокращать производство.

Уменьшение доходов бизнеса и граждан скажется на налоговых поступлениях, а значит, придется урезать социальные расходы – пенсии, пособия, субсидии, а также издержки на здравоохранение, образование – словом, все, что финансируется из госбюджета.

Другие последствия дефолта: государство вынуждено будет ввести валютные ограничения, в том числе на покупку валюты, возможное замораживание зарплат и пенсий, рост безработицы. Возможно замораживание экономического роста минимум на 10 лет.

Тяжелые сценарии

Правда, стоит отметить, что дефолт – это не конец света, и страны могут достаточно быстро оправиться от него и перейти не только к росту, но и к экономическому развитию. Хотя это не всегда хорошее утешение для тех миллионов граждан, которые теряют бизнес, работу или сбережения из-за глубокого кризиса, который сопутствует дефолту. Показательный пример – Аргентина, которая за 15 лет почти в шесть раз увеличила ВВП против трехкратного падения во время дефолта 2001 г. Однако в то время песо обвалилось на черном рынке до 1:100 по отношению к доллару (сейчас 1:25), пенсии снизились на 13%, а на улицы вышли миллионы людей, которые потеряли и работу, и сбережения, и даже остались без электричества и воды.

Вспомним и другие примеры. В Греции после дефолта 2015 г. подняли пенсионный возраст и налоги для бизнеса, что повлекло массовые банкротства и безработицу. В самой богатой на нефть стране Венесуэле во время серии дефолтов, последний из которых состоялся в прошлом году, инфляция достигла показателей в несколько тысяч процентов в год, а минимальная зарплата по состоянию на март 2018 г. упала до $6, постоянные перебои с электроэнергией и товарами первой необходимости. Не стоит забывать и о дефолте 1998 г. в России, когда рубль обесценился в четыре раза, а 20 млн вкладчиков лишились своих банковских сбережений. Потери граждан оценивались в $19 млрд, корпораций – в $33 млрд, банков – в $45 млрд.

Словом, дефолт объявить можно и даже, возможно, извлечь из него стратегическую пользу, но следует быть готовым сильно затянуть пояса и очень верить в правительство, которое сможет построить лучшую экономическую модель «с чистого листа». Потому что очень реально после дефолта вместо Аргентины получить Венесуэлу.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

8 + семнадцать =