суббота, 27 ноября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

За диктофон 12 лет: Что хотел сказать Путин посадкой Сущенко Путешествия на Россию по степени безопасности сейчас вполне сопоставимы с путешествиями в Северную Корею

Процесс украинца Романа Сущенко на России подошел к концу. Журналист получил двенадцать лет колонии строгого режима – самый гуманный в мире Московский городской суд на два года урезал пожелания бравых российских прокуроров. Диктофон Сущенко, с помощью которого он собирал «сведения о Вооруженных силах России», был конфискован в пользу ФСБ, пишет Роман Федюк для Depo.ua.

Журналист, который в силу специфики работы был вынужден на протяжении многих лет практически ежедневно выдавать по несколько информационных материалов, и при том последних шести лет делал это не из Москвы, а из Парижа, по мнению российского следствия, каким-то магическим образом сумел при том то ли выстроить некую шпионскую сеть, которая бросилась рассказывать ему государственные тайны, как только он ступил на русскую землю, то ли сам Сущенко за считанные дни на России сумел инфильтрировать в силовые структуры – и ударил по основам российского государства своим сегодня окончательно переданным ФСБ диктофоном. Для большего страха художники из этого ведомства дорисовали журналисту полковничьи погоны.

Как видим, Роману не помогли ни протесты, ни просьбы Европарламента, ни ходатайство сенаторов США. Надежда остается на возможный обмен – хоть бы и на того же задержанного в Украине руководителя отделения информагентства «РИА Новости» Кирилла Вышинского.

На такой выход явно рассчитывает общественный защитник Сущенко Марк Фейгин, предполагая, что журналиста после вынесения приговора могут передать Украине благодаря помилованию, поскольку до этого президент России задействовал именно такой механизм. Тем более что «красивый жест» перед началом чемпионата мира по футболу Путину мог бы показаться хорошей идеей. Это если, конечно, можно считать красивым жестом задержание иностранного журналиста без каких-либо оснований и почти двухлетнее его содержания под стражей. Впрочем, нельзя не согласиться здесь и с Ириной Геращенко, которая напоминает, что приговоры как-то не очень способствовали скорому освобождению Сенцова и Карпюка, Клыха и Выговского.

А в общем, приговор демонстрирует несколько знаковых моментов. Первый из них – это полная неселективность российской карательной машины. Поскольку респектабельный и далекий от «рыцарей плаща и кинжала» Сущенко, существенную часть жизни которого можно отследить по датам въезда во Францию, выглядел наихудшей возможной мишенью для обвинения в шпионаже. Но нет – человека взяли, и дело сшили. Несмотря на то что единственная реальная вина – это визит на российскую территорию.

Таким образом, от селективного и манипулятивного российского правосудия периода начала конфликта ситуация перешла в какую-то кафкианскую стадию – когда нелепые обвинения намеренно направляются против человека, который не может быть в них виновен. Очевидно, чтобы доказать в первую очередь россиянам – возможности власти – по крайней мере, в плане наказания – почти безграничны. Это, очевидно и есть сигнал, который Кремль подает своему населению, демонстративно не заморачиваясь с поисками на роль «украинского шпиона» кого-то хоть немного более правдоподобного, чем Сущенко.

Поэтому складывается впечатление, что украинским журналистам на территорию эту ездить просто не стоит. Как и участникам АТО. И руководителям (даже бывшим) госпредприятий. По большому счету, всем владельцам украинского паспорта не стоит пересекать восточную границу. Возможно, даже тем, кто имеет несчастье сочетать со здравым смыслом паспорт российский – лучше в пределах этой границы не оставаться. И наличие родственников ничего не меняет. Родственники ФСБ не убедят.

Кроме того, на фоне истории с Сущенко украинский парламент вполне мог бы принять решение о визовом режиме. Ибо даже симметричный ответ со стороны России, и полный разрыв «семейных отношений» на фоне истории с Сущенко у адекватной части украинского общества никаких бы эмоций не вызвал.



Поделитесь.





Новости партнеров