вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Как Владимир и Андрей на руках Солнце держали - Зубажила-зубажиииилааа, семь процентов получииила! – пела Повалий. – И премьером стать бажииилась – ни х#я не палучиииилась! - Угадайте, о ком поется в этой шуточной песне? - жизнерадостно щелкая лазерной указкой, спросил старший коуч "Школы Зе!депутата" Дмитрий Разумков у раскинувшихся там и сям в креслах-мешках быколавров молодой фракции

На зеленой поляне у трускавецких бюветов начинала свою работу «Школа Зе!депутата» – фреймворк-оупенспейс по фаст-скулингу новоизбранных слуг народа софт-скиллзам для ресерчинга портфолио, самореалайза и диджитализайтунга по программе Стенфордского университета Гарвардской школы экономики Калифорнийской академии Йеля в Оксфорде. Роль спешл калчер-геста на мероприятии исполняла рашен певица Таисия Повалий.

— Зубажила-зубажиииилааа, семь процентов получииила! — пела Повалий. — И премьером стать бажииилась — ни х#я не палучиииилась!

— Угадайте, о ком поется в этой шуточной песне? — жизнерадостно щелкая лазерной указкой, спросил старший коуч «Школы Зе!депутата» Дмитрий Разумков у раскинувшихся там и сям в креслах-мешках быколавров молодой фракции.

— Я вижу… Я вижу… Я вижу Дмитрия Гордона! — воскликнула депутат-мажоритарщик Галя Пупкина, широко известная в битвах экстрасенсов как Провидица Матильда.

Улыбка Разумкова поблекла.

— Почему Дмитрия Гордона? — с легким отчаянием в голосе спросил он. — Ведь в песне явно идет речь о женщине.

— Я всегда его вижу, — безмятежно ответила Провидица Матильда. — Пирамидки не врут.

У молодой сосны на краю поляны главные хулиганы школы Юрий Корявченков и Жан Беленюк придушили Сергея Лещенко и лазили у него по карманам в поисках мелочи.

— Что вы делаете, друзья, мне же посчастливилось стоять у ваших истоков! — хрипел Лещенко. — Я же желаю вам успехов в противостоянии с нечеловеческой системой!

— Тебя поглотила политическая Зе-волна! — хохотнул Корявченков. — А квартирку до вечера на меня перепишешь, понял, очкарик?

— Юзик, Жан! — с упреком сказал Разумков. — Хватит баловаться, вы же не у себя дома.

— А чё он пришел и обзывается, — насупился Беленюк, несколько раз кидая Лещенко через бедро в сосновый ствол. — Я, говорит, истинный слуга народа, а вы тут парашютисты от черных застройщиков. Это что за пещерные намеки?

— Это был эксперимент, — прохрипел Лещенко из кустов. — Я побеждал свои фобии с легким сердцем.

— Сережа, выйди из фреймворка! — строго сказал Разумков. — А вам, мальчики, должно быть стыдно, вы же депутаты.

— Они его тамаде в карты проиграли, — пискляво наябедничала Лиза Богуцкая. — Дурацкий был конкурс.

— Ничо не дурацкий, — набычился депутат-тамада Игорь Кривошеев. — Давайте лучше в мешках наперегонки, кто быстрее до бювета.

— Ахаха, мама хохотала! — захохотал депутат Грищук из «Мамахохотала». — Бювет, ахаха.

— А ну-ка давайте все быстро встанем, возьмемся за руки и крикнем: «Успех!» — кисло предложил Разумков.

Все встали, взялись за руки и крикнули «Успех!».

— Садитесь, — сказал Разумков. — Приступим к работе.

— А относительно работы над чем я хочу работать, — поспешно сказал «Мамахохотала», — я хочу работать более широко, не вникая в детали.

— Не-не, вникать не надо, — успокоил его Разумков. — Чем шире работа, тем лучше для страны.

— После веееетреной зимы против ваааты отправлял меня Пинчук в депутаааты, — пропела Повалий. — Коломойский отправляал в депутааты, а я буду всьо равно всим спивааты!

— Провидица, молчать! — быстро сказал Разумков.

— Я вижу… Я вижу… Я вижу Святослава Вакарчука! — вскричала Провидица Матильда.

— Ничего себе! — удивился Разумков. — И это мы всего лишь раз крикнули «Успех!». Что же будет, когда мы крикнем еще?

— Э, извините, — сказал Вакарчук, робко трогая его за плечо. — Со мной никто не разговаривает, мне до сих пор никто ничего не предлагал.

— Вакансия учителя пения занята, — ответил Разумков с неискренней улыбкой. — Юзик, проводи товарища.

— Э, еще раз извините, я имел в виду другую вакансию, — покраснев от смущения, пролепетал Вакарчук. — Совсем другую.

— Славик, пошел вон, все буде добре, — махнул рукой Разумков.

— Для кожного з нас, — машинально ответил Вакарчук, и Юзик выкинул его из коворкинга.

По оупенспейсу, меланхолично щипая траву, прошел выкрашенный в зеленое козел в корпоративной попоне Зе!команды.

— Депутат Козел, займите свое учебное место, — нетерпеливо сказал Разумков. — Понавыбирают, блин, по партийной принадлежности… Короче, дорогие друзья, я рад сообщить вам, что ввиду биг диффикултности разработанного ранее вик-коучинга, а также учитывая показатели пиплометрии, решено сократить срок вашего пьюпилинга с семи дней до двадцати минут.

— Ура, ура! — закричали депутаты хором.

— За эти двадцать минут вы познакомитесь с политической стратегией, макроэкономикой и бюджетным процессом, софт-скиллз и стратеджик коммьюникейшенгом, секторальностью и прикладным велосипедизмом. Это будет суперинтенсив.

— За двадцать минут научиться ездить на велосипеде? — протянула Лиза Богуцкая. — Неужели это возможно?

— Велосипед — это самое трудное, — кивнул Разумков. — Зато после него все остальное пойдет как по маслу.

— Раньше пооомнишь, я тарифы снижааал, а теперь забыл я, что обещааал, — пропела Повалий. — Грузовик меня не сбивааал, я на Богдана жену променяааал!

— Фу, как грубо, — поморщился Разумков. — Вот зря она про грузовик, ей-богу.

В динамиках раздался истошный вопль Повалий, музыка стихла, выбежавший на сцену спецназ «Корд» свинтил певицу в автозак и увез в неизвестном направлении. Разминувшись с ним, на середину поляны бесшумно выкатился гольфкар, приводимый в движение велосипедной тягой, которую, в свою очередь, обеспечивали верховный офис-менеджер Украины Андрей Богдан и президент Зеленский.

— Привееет! — сексуально прохрипел Зеленский, перехрипывая аплодисменты собравшихся. — Збаазиба, збаазиба, дарагие друзйааа!

Выбравшись из гольфкара, руководители государства встали рядом, обнявшись, словно братья Кличко.

— Дорогие Владимир и Андрей! — крикнул тамада Игорь Кривошеев. — В этот радостный день…

— Да погоди ты! — рявкнул на него свадебный фотограф Сергей Штепа, избранный в одномандатном округе №77. — Дорогие Владимир и Андрей, вы не могли бы встать вот так и поднять ладони рук вот так, чтобы было похоже, будто вы держите на руках Солнце?

Зеленский и Богдан, хихикая, встали, как просил Штепа, и народный депутат, умело раскорячившись с фотоаппаратом, сделал серию снимков.

— А фотик у тебя цифровой? — деловито спросил Зеленский.

— А как же, конечно, цифровее не бывает, — заверил его Штепа.

— Диджитализация, — удовлетворенно сказал президент. — Я смотрю, наша «Школа Зе!депутата» добилась успеха.

Все встали, взялись за руки и крикнули «Успех!».

— А теперь, дорогой Владимир, — ободренный достигнутыми результатами, сказал Штепа, — стойте как стояли, а вы, дорогой Андрей, отойдите вот сюда и покрутитесь, чтобы было похоже, будто вы крутитесь у Владимира на ладони.

— Давайте лучше наоборот, — широко улыбаясь, сказал Богдан.

Зеленский неуверенно захохотал, друзья хлопнули друг друга по рукам и снова обнялись, словно братья Кличко. Разумков вытер со лба случайную испарину.

— Дорогие ребята, — сказал он, — сейчас дядя Володя скажет нам речь, после чего мы начнем наш интенсивный тим-воркинг. Владимир Александрович, милости просим.

— А шо тут говорить, — весело прогундосил Зеленский, — наша идеология — вольтерьянство, и этим все сказано.

— Либертарианство, — поправил Богдан. — Владимир Александрович пошутил.

— Конечно, я пошутил! — засмеялся Зеленский. — Что ж я, вольтерьянство от дартаньянства не отличу. А вот еще видите мои желтые браслеты? На них написаны фамилии наших ребят моряков, и я их не сниму, пока наши ребята моряки не вернутся домой к своим ребятам, а на трусах у меня написано спереди «Крым», а сзади — «Донбасс», и сегодня я надел их задом наперед. Подумайте над этим!

— Владимир Александрович, а Юзик дернул меня за сосок! — пожаловалась ябеда Богуцкая.

— Больной ублюдок, — пошутил Зеленский.

— Так, попрошу всех достать свои портфелио, — строго сказал Разумков. — В них вы найдете учебный тренажер, с которым будете работать все двадцать минут нашего интенсива, который, напоминаю для отстающих, научит вас политической стратегии, публичной политике, макроэкономике и бюджетному процессу, регуляции, безопасности и обороне, цифровизации, нормопроектированию, софт-скиллзам и стратегическим коммуникациям.

Быколавры полезли в свои портфелио и достали оттуда доски, к которым были неровно приклеены красные и зеленые кнопки.

— Итак, — сказал Разумков, — когда я в сессионном зале Рады при голосовании поднимаю левую руку, вы нажимаете на красную кнопку. Когда я поднимаю правую руку, вы нажимаете на зеленую кнопку. Все понятно?

— А можно повторить? — спросил депутат Корявченков. — Я конспектирую.

Разумков повторил.

— А какая у вас правая, а какая левая? — спросил тамада. — Я к тому, что, может, вы, например, думаете, что вот эта, а с моей стороны если посмотреть, то другая, а это дело серьезное, у меня один раз из-за такой путаницы жених тещу в компоте сварил, было очень горько.

Разумков, терпеливо улыбаясь, достал из своего портфелио красный и зеленый нарукавники и надел их.

— И шо, если красная рука, например, то какую кнопку нажимать? — с живым интересом спросил фотограф Штепа.

— Вообще так сложно, капец, — пожаловался депутат Грищук. — Маменедосмеха.

…На двадцатой минуте у них все получилось.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров