среда, 1 апреля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Копытом по Орбану: Чем Киев может огорошить премьера Венгрии Вправе ли Виктор Орбан что-либо требовать от Владимира Зеленского, когда сам фактически поощряет откровенный расизм?

В 2010 г. тогдашний президент Франции Николя Саркози, к которому Кремль, как известно, питает теплые чувства и которого ныне судят за коррупцию (явления не взаимосвязанные, хотя…), проводил очень жесткую антиромскую кампанию. Поводом для нее послужил «Луарский инцидент» — массовые погромы в Гренобле и Сент-Еньяне, учиненные ромами в ответ на убийство полицейским их соплеменника, угнавшего автомобиль. В результате Париж принялся с энтузиазмом разгонять таборы и депортировать ромов в Болгарию и Румынию (около 8 тыс. человек). Политика Саркози до крайности возмутила Европейскую комиссию, а комиссара по вопросам юстиции Вивиан Рединг прямо заявила, что французские власти уподобились нацистам.

Сегодня, по сути, тем же занимается еще один «друг Кремля» — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, потворствуя бытовой ромофобии, характерной для Венгрии, вероятно, больше, нежели для остальных стран Восточно-Центральной Европы. Это при том, что ромское меньшинство здесь более существенно, чем у соседей — 5-7% (в Австрии, Польше и Украине цыган меньше процента, в Словакии — 2%, в Чехии — 2-3%, в Сербии — 2,1%, в Румынии — 3,3%).

В воскресенье, 23 февраля, под зданием венгерского парламента прошла акция протеста против сегрегации ромов в целом, а в частности — против отказа правительства выполнять решение суда о выплате компенсаций семьям детей, которых изолировали в школе в Дьондьошпате. В этом расположенном в 80 км от Будапешта селе, название которого можно перевести как Жемчужное Копыто, что прибавляет истории печального символизма, проживают 2,7 тыс. человек, из которых 400 — ромы, дети которых подверглись сегрегации.

Как писала в своем репортаже в марте 2019 г. журналист The New York Times Джанин Интерланди, в Дьондьошпате есть специальная школа, в которой 80% учеников — цыгане. Есть и обычная, где также учатся ромы, но на отдельном этаже, без доступа в спортзал, кафетерий, компьютерный класс, дабы ученики-венгры с ними не пересекались. Местные власти утверждают, что ромы интегрированы в общество, хотя на деле это не соответствует действительности. Пять лет назад это признал суд низшей инстанции, а осенью прошлого года — и Апелляционный суд Дебрецена, обязавший местные власти выплатить семьям ромов Дьондьошпаты 100 млн форинтов (297 тыс. евро) в качестве компенсации.

У Орбана решение суда игнорируют. И уже не особо скрывают отношение к ромам, как к людям второго сорта. Госсекретарь Министерства по людским ресурсам Бенс Ретвари и глава канцелярии премьер-министра Дьордь Гуляш поначалу, в прошлом месяце, говорили, что настроены договариваться. Они заявляли, что правительство не намерено выплачивать 100 млн форинтов, но обещали рассчитаться маловразумительной «натурой» — с помощью различных семинаров, образовательных программ и т.п. При этом Ретвари не забыл пройтись по еще одному «врагу» правительства Орбана — финансисту Джорджу Соросу, поскольку спонсируемая им организация — Фонд «Шанс для детей» (Chance for Children Foundation) — опекает юных ромов, включая жителей Дьондьошпаты.

Кабинет Орбана физически и не смог бы согласиться выплачивать компенсацию ромам, да еще и тем, кого опекает ненавистный Сорос. Сам же Орбан, не стесняясь, публично поддержал сегрегацию: мол, 80% учеников-венгров не должны страдать из-за нарушений ромами школьных правил и прогулов. «Из-за судебного решения по иску, поданному организациями Сороса, миллионы должны быть выплачены тем, кто лишил своих детей возможности учиться должным образом», — возмутился венгерский премьер, подчеркнув, что примет сторону «работающих» родителей тех 80% учеников, среди которых, конечно же, нет ни одного нарушителя. Подростковый бунт — это, исходя из логики Орбана, удел исключительно ромов.

И, безусловно, воскресный марш в столице не вынудит премьера отказаться от инициативы провести всенародное обсуждение ситуации со школами, а еще… с тюрьмами. Стоит отметить красоту информационной манипуляции: вопрос сегрегации детей правительство подало в связке с плохими условиями содержания в исправительных учреждениях. В общем, Орбан и его партия «Фидес» продолжат нагнетать обстановку, пытаясь за счет ксенофобии вернуть утраченные вследствие провала на прошлогодних местных выборах позиции.

Арабы Восточной Европы                                    

Нельзя не признать, что в Восточной и Центральной Европе исторически складывалось негативное отношение к цыганам. Фактом является и то, что по всему региону дела с интеграцией цыган обстоят чуть хуже, чем никак, а ромские группировки надежно обосновались в полицейской статистике. И потом, если существует, по крайней мере, пара государств, которые могут больно наказывать за антисемитизм в глобальном масштабе, то цыганам с защитниками не повезло. Между тем, система их взаимоотношений с титульными нациями — проблема в регионе системная. И зачастую местные власти предпочитают системному подходу простые решения в духе ноу-хау Оломоуца. В конце 90-х жители этого чешского города отгородились кирпичной стеной от табора. Под давлением Брюсселя, и сегодня не имеющего конкретной политики в отношении ромов, но опасающегося всплесков расизма, стену снесли. А потом вновь построили и вновь снесли. Ситуации это, правда, не особо помогло — зато сегрегационные меры пришлись по душе правопопулистским режимам, делающих рейтинг на ксенофобии. В том числе в Венгрии.

К слову, Дьондьошпата в истории мадьярско-ромского противостояния объявилась не в 2015-м, а четырьмя годами раньше, когда в село заявились одетые в черное и бритые наголо члены «Венгерской гвардии» ультраправой партии «За лучшую Венгрию» — «Йоббик», младшего партнера орбановского «Фидес» по парламентской коалиции. Они шатались по улицам с факелами, угрожали ромам, включая тех же школьников, а власти этого, естественно, будто не замечали, хотя движение к тому времени уже два года как было официально запрещено. Когда же на членов «Гвардии», которую многие считают идеологической  преемницей нацистской партии «Скрещенные стрелы», начали жаловаться и местные, а в Дьондьошпату зачастили журналисты из Великобритании, Франции, США, то «бритых» пришлось выпроводить. К слову, после запрета группировка провела ребрендинг и сегодня называется «Движение венгерской самообороны». И не станет сюрпризом, если после отповеди Орбана и его подчиненных в Дьондьошпате вновь объявятся «гвардейцы-оборонцы».

Политический и идеологический климат для этого идеален. Ведь в Венгрии, наименее путешествующей и наиболее замкнутой в себе стране ЕС, и без Орбана в достаточной мере очень силен национализм, держащийся на геополитических обидах вековой давности. Речь о Трианонском договоре, стоившего венграм после Первой мировой 10% территорий и трети населения. Отсюда все эти великоимперские замашки — раскачка ситуации в румынской Трансильвании через секеев и через других этнических венгров в Словакии, Сербии, Украине с помощью прямого финансирования, раздачи паспортов, разрешений голосовать на выборах в Венгрии… И, да, претензии к украинскому языковому закону — тоже отсюда.

Евросоюз за действиями правительства Орбана, в принципе, лишь безучастно наблюдает. Нет, в Брюсселе регулярно критикуют Будапешт и за наступление на судебную систему, и за лишение независимости Центробанка, и за шовинистические поправки к конституции. За вольницу для ультраправых и антимиграционную политику. Будут критиковать и за сегрегацию ромов. Но не более. Поэтому венгерский премьер сможет и дальше беспрепятственно заряжать электорат ненавистью к национальным меньшинствам, требуя при этом уважения к таковым от соседей. Прежде всего — от Украины.

Киев, тем не менее, может использовать ситуацию с Дьондьошпатой в свою пользу (причем это тот случай, когда цинизм внешней политики легко прикрывается соображениями гуманизма — как раз в тренде Realpolitik). Виктор Орбан настойчиво просит о встрече с Владимиром Зеленским, понимая, что нынешний украинский президент с легкостью может увидеть в чьих-либо глазах то, чего там нет, не было и не может быть. Видимо, по мнению премьера Венгрии, его взгляд будет столь же проникновенным, как и у Владимира Путина, и украинский гарант под влиянием его чар согласится удовлетворить требования Будапешта к украинским (!) законам и относительно венгров Закарпатья. Здесь Банковая в кооперации с Министерством иностранных дел могла бы эффективно погасить пыл Виктора Орбана, выразив обеспокоенность положением этнических меньшинств в Венгрии. Не только украинцев, не имеющих по сути своих образовательных учреждений, но и на сегрегацию ромов. Вправе ли премьер что-либо требовать от Киева, когда сам фактически поощряет откровенный расизм?


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров