понедельник, 1 марта 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Хто вакцину нам везе? Нам її везе ВЗ В Украине свирепствует воображаемая вакцинация. Порошенко рвется к власти. Руководство государства тайно перебралось в Мариинский парк на традиционный «Лопата-челлендж» по уборке страны от снега без политиков. Президент Владимир Зеленский без лишней скромности гордится достигнутыми успехами во всем

— Хлопцы та дивчата! — крикнул Зеленский, задыхаясь под тяжестью картонной лопаты. — Пока наша большая страна вся в снегу, наши большие политики варят свое масло «Рошен» и показывают всем Медведчука. Ну, ничего, справимся без них! Почистим страну, начнем со снега. Приеднывайтесь к нашему челленджу — «Лопата-челлендж»! Почистим страну, ребята!

Размахнувшись лопатой сильнее обычного, Зеленский потерял равновесие, поскользнулся и упал в сугроб лицом вниз. Министр Степанов быстрым хищным движением подскочил к нему сзади и ткнул в президентскую ягодицу неопрятный шприц, исписанный иероглифами, но игла наткнулась на что-то твердое и сломалась.

— А ну отвали от меня, чертов маньяк! — закричал Зеленский, вскакивая на ноги и вслепую отмахиваясь лопатой. — Ты что, забыл, что я во вторую очередь вакцинируюсь? Мало ли, что случится с теми, кто в первую, а я все-таки Главнокомандующий!

— У вас стальные ягодицы, господин президент, — сказал Степанов, — однако как же мы заставим людей прививаться, если не покажем на вашем примере…

— Пусть сын Порошенко прививается, — сказал Зеленский, доставая из штанов сковородку и проверяя, не пробила ли ее игла. Все было хорошо. — Все знают, что в этих вакцинах может быть чип, и они меняют человеческую ДНК, вдруг у меня потом родится какой-нибудь дурачок, а я все-таки Главно…

— Вот все так говорят, — вздохнул Степанов. — Стоят в очереди за китайскими айфонами, а к китайской вакцине относятся скептически. Кстати, вам никогда не случалось покупать на радиорынке китайский айфон? Хрен отличишь, рекомендую. Как раз недавно ФОП «Раиса и Степанов» завезли новую партию, ко дню Валентина скидки, есть в розовом цвете, Ленку разорвет на хомячков, поверьте.

— Нет, — твердо сказал Зеленский. — Ко дню Валентина я подарю Ленке свое новое стихотворение. Вот послушайте. «З днем Валентина, мОя, обожнюю булки твОї, дякую за все, с привєтом, твій ВЗ». И Ленкину фотку дурацкую какую-нибудь…

— Что, так классно готовит? — возбудился Стефанчук, сглатывая слюну. — Прям вот булки-булки?

— Друзья, кто хочет испытать на себе совершенно безопасную, надежную вакцину, закупленную за бюджетные средства? — с отчаянием в голосе спросил Степанов. — 52 процента населения не хотят вакцинироваться, с этим надо что-то делать!

— Ну вот себе и вколи в свой тупой собачий рот! — неожиданно крикнул из сугроба нардеп Дубинский. — В жопу, в х#й, в п…

— Юзик, — недовольно поморщившись, сказал Зеленский.

Юзик кивнул, схватил Дубинского за шиворот и страшно бросил лицом в снег, после чего вытер об него ноги. Зеленский подошел и тоже вытер об него ноги. Так же по очереди поступили и остальные собравшиеся.

— Сам ты тупой собачий рот, — сказал Степанов, выбивая о голову Дубинского левый валенок. — Чтоб ты знал, ни один дилер на свой товар не присаживается, это дурной тон в бизнесе.

— «Хто вакцину нам везе? Нам її везе ВЗ», — весело продекламировал Зеленский. — Все-таки, без лишней скромности, нам есть чем гордиться в вопросах противодействия COVID-19. Вчера я звонил водителю фургона фирмы «Пфайзер» и выразил ему благодарность за то, что он сделал все возможное, чтобы ускорить доставку вакцины в нашу страну.

— Степанов, ты п#дарас, тебе конец! — прохрипел Дубинский, отплевываясь. — Внешнее управление руками коррупционеров из НАБУ уже открыло против тебя уголовное дело по факту закупки вакцин по завышенным ценам!

Степанов поспешно засыпал Дубинского снегом, утрамбовал сверху лопатой и поставил сверху политический крест.

— Какой еще закупки? Каких еще вакцин? — картинно развел руками он. — Покажите мне хоть одну закупленную нами вакцину.

— Так а это что у вас в шприце тогда? — с любопытством спросил Кирилл Тимошенко.

— Авторский экземпляр, — туманно сказал Степанов. — Остальное обещают прислать в апреле, а вообще мы рассчитываем начать вакцинацию уже с понедельника, а к марту надеемся по темпам перегнать Европу… Так с чего это я должен быть фигурантом какого-то уголовного дела?

Где-то завыла полицейская сирена. Степанов втянул голову в плечи и спрятался за сугроб.

— «Спить Степанов в КПЗ, но нічо не знав ВЗ», — на всякий случай сказал Зеленский.

— У меня один вопрос — что ж Порошенко не закупил вакцины? — тонко улыбнулся советник Милованов, чтобы перевести тему. — Что ж он ждал столько лет? Пока Омелян съездит на Занзибар? Право же, господа, это смешно.

— «Порошенко не везе, а везе всігда ВЗ», — саркастически сказал Зеленский. — Да если бы я был президентом, когда Порошенко сдавал Крым «зеленым человечкам», мы бы уже все тут умерли!

— Où je suis? Où suis-je? — внезапно произнес у него над ухом незнакомый голос. — Je veux aller a la maison. Laisse-moi rentrer à la maison, putain de clown!

Зеленский резко обернулся и увидел перед собой Шмыгаля. Со Шмыгалем было что-то не так.

— Все нормально, Вова, — быстро сказал Ермак, — это мы вчера в аэропорту Шмыгаля с председателем Евросовета случайно перепутали. Пускай пока тут побудет, может, инвестиции какие замутит. Спроси у него, кстати, почему мы до сих пор не в ЕС.

— Так а Шмыгаль там во Франции как же? — растерялся Зеленский. — Один на чужбине, справится ли?

— Справляется. Цены на коммуналку у них с сегодняшнего дня уже подняли, — пожал плечами Ермак. — Ринат зашел на три электростанции, биток майнит, все нормально, вроде… Тсс!

Участники «Лопата-челленджа» притихли и посмотрели туда, куда указывал Ермак. Там, куда указывал Ермак, припарковалась красивая черная машина, из нее вышел напомаженный Разумков в костюме и туфлях и замедленно пошел по расчищенной Зеленским дорожке к песочнице, в которой работники аппарата Рады уже устанавливали письменный стол и гербовые телефоны. Заиграла эпическая музыка. Разумков замедленно сел за стол, потыкал пальцами в ноутбук, закрыл его, открыл папку, закрыл, поигрался с телефонной трубкой, встал, походил, вернулся за стол и с сытой улыбкой сказал:

— Добрый день. Начинаем работать!

— Слыш ты, работяга! — уязвленно рявкнул Зеленский. — Иди покури с рабочими!

— Ааа! — закричал Разумков. — Кто здесь?!

— Здесь президент твой, Иуда, — гневно отвечал Зеленский. — Я твой политический отец!

— Мой политический отец мне знаешь какой рейтинг доверия намерял? — быстро взяв себя в руки, спросил Разумков. — Знаешь, куда ты теперь свой можешь засунуть, папаша позорный?

— Я отношусь к этому спокойно! — парировал Зеленский, сжав кулаки так, что позеленели пальцы. — Рейтинги — это такая вещь, которой очень часто просто играют. Вот зарегистрирует мой папа Центр Зеленского, тогда и посмотрим!

В Мариинский парк пришел Кива и принялся мочиться на сугроб, сосредоточенно выводя струей фразу: «Позор наркоману и фашистскому дьяволу Владимиру Александровичу Зеленскому, вставай страна огромная, вставай на смертный бой». Все терпеливо ждали. Закончив предложение, Кива бонусом изобразил три восклицательных знака, смайлик и троеточие, потом, подумав немного, дописал: «Привет браткам Североморска от моряков краснознаменного Севастополя», отряхнулся, заклеил ширинку черным скотчем и, наконец, вернулся в Раду.

Все выдохнули с облегчением.

— А теперь возьми лопату и убери все это безобразие, — неуверенно велел Зеленский Разумкову.

— Я не могу, у меня лапки, — сказал Разумков. — И вообще, я спикер.

— Так, выйди отсюда, разбийнык! — заорал Зеленский, окончательно разозлившись. — Шо, нипонял, да?! Теперь Стефанчук будет спикером!

— Твой Стефанчук мало каши ел, — неэтично пошутил Разумков. — Показать, что про него написали в Центре Разумкова?

Стефанчук сел в сугроб и заплакал. Разумков зловеще расхохотался.

— Вирастюк! — закричал Зеленский. — Вирастюк, помоги!!

Снег вокруг участников «Лопата-челленджа» задрожал от чьих-то тяжелых шагов. Расшвыривая ногами сугробы, словно нашкодивших котят, к ним шел новый кандидат от партии «Слуга народа» по избирательному округу №87 Василий Вирастюк. На одном его плече лежала огромная штанга, на другом — другая огромная штанга.

Одновременно со стороны Крещатика в Мариинский парк ворвался разъяренный мэр Киева Виталий Кличко. В каждой его руке было по бульдозерному ковшу. Обведя участников челленджа тяжелым взглядом убийцы, он обнаружил среди них Кирилла Тимошенко, безуспешно попытавшегося было прикрыть лицо лопатой, и с ревом устремился к нему.

— Так это ты тут мне снег помогал убирать, шелупонь?! — заорал он, размахиваясь ковшом. — Лживое мелкое чмо, позор высшего руководства страны! Помощник мамкин! Молись своему зеленому богу, смерть твоя пришла.

— Это не я, это «Укравтодор»! Ну подумаешь, немножко преувеличили, — пискнул Кирилл Тимошенко. — Вирастюк, Вирастюк, спаси!

Вирастюк молча заслонил съежившееся тело начальства и с вызовом посмотрел на Кличко, играя штангами. Кличко усмехнулся, достал из кармана боксерские трусы, гонг, капу и начал дуэль взглядов. Воздух между политиками пошел волнами, снег испарялся на лету, в сугробе протаял Дубинский. Краем глаза Зеленский заметил, что коварный Разумков уже смылся, и все остальные тоже.

Быстро попятившись, президент бросился наутек, заблудился, забежал в глухую подворотню и нарвался там на зловещую фигуру Кровавого Пастора. На Пасторе были черный берет и черные очки для убийств, в руке холодно блестело лезвие выкидного ножа. На его губах змеилась улыбка серийного карателя.

Ноги главы государства сами собой подогнулись, и он сел мимо сугроба.

— Петр Порошенко готов стать премьер-министром, — тихо сказал Турчинов, поигрывая ножом. — Надеюсь, у тебя хватит на это инстинкта самосохранения?

— Нет, — твердо сказал Зеленский.

…Начиналась метель.


Наша Рада
Поделитесь.





Новости партнеров