четверг, 19 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Андрей Цаплиенко: Об одном освобожденном наемнике Деян Берич под позывным «Деки» возглавил группу снайперов боевиков на Донбассе

Его зовут Деян Берич. Он профессиональный снайпер, сербский гражданин. В середине 14-го он попал в плен к украинским военным. Но вскоре снова оказался на свободе. Его обменяли – выкупили. Его свобода стоила не дороже, чем «Шкода-Октавия». По его собственному признанию, военные ВСУ, которые его взяли в плен, за освобождение серба получили от боевиков 19 тысяч долларов.

Он не раскаивался. Не клялся. Вернулся к тому, что умел неплохо делать. Стрелять в людей. Деян Берич под позывным «Деки» возглавил группу снайперов. Охотился на украинцев в районе Авдеевской «промки». В ДАПе. На других горячих участках. Агитировал десятки земляков-сербов приехать и вместе с ним пострелять в украинцев. В частности, девушку с позывным «Багира», которую недобрым словом до сих пор вспоминают в Авдеевский «промке».

Берич был медийной персоной в «ДНР», но русскому языку хорошо так и не научился. Возможно, именно поэтому путается в объяснении своей мотивации, отвечая на простой вопрос «Какого черта поехал в Украину?». Единственное понятно из его слов. Во всем виновата Олимпиада в Сочи. Будущий снайпер вкалывал на строительстве олимпийских сооружений. Работал «по серой схеме». Ну, и его там, конечно, «кинули». Не он один такой. Бездарь остался без денег. Подумал, решил, что ничего не сделает с работодателем. И поехал в Крым вместе с другим отребьем, – отбирать полуостров у хохлов. После Крыма был Донбасс. Что же дальше, написано выше. Но есть и продолжение.

В 2016 году Берич получил контузию. Лечился в Москве. Затем снова заговорил из оккупированного Донецка. Летом 2017 «Деки» был легко ранен в ногу, следовательно, отправился лечиться на историческую родину. Обещал вскоре вернуться.

К чему это я. Как раз в то время, когда проходил обмен пленных, штаб АТО обнародовал информацию, которая осталась незамеченной. За неделю перемирия изрядно активизировались снайперы. Большинство потерь украинцев от начала очередного рождественского «прекращения огня» именно из-за снайперов или из-за минометчиков, которые их прикрывают.

26 декабря снайперы обстреляли несколько опорных пунктов в районе Новолуганского и Золотого. Четверо солдат получили ранения.

За несколько дней до этого, уже во время перемирия, снайпер убил бойца 25-го батальона «Киевская Русь» пятьдесят четвёртой бригады Олега Шевченко. Это произошло на той позиции, где пара вражеских снайперов несколько дней подряд обстреливала украинцев с большого расстояния. Крупнокалиберного снайперского оружия. Кстати, безумно ценного.

В условиях перемирия потери от снайперского огня могут быть не менее чувствительными, чем от артиллерии. А выгода для «рашистов», по моему мнению, очевидна. Меньше денег. Потому что патроны стоят дешевле, чем снаряды. Меньше политического шума. Потому громыхает не слишком. Во всяком случае, выстрелов с глушителем в Минске не слышно. Так что режим прекращения огня будто не нарушается. Ну, почти не нарушается.

Военные уверены. Это «Деки» оправился от ран. Менее чем за неделю до активизации снайперов, 19 декабря, штаб АТО, ссылаясь на данные разведки, сообщил о том, что на Донбасс возвращается группа сербских наемников под командованием Берича. Лучше быть на Донбассе героическим ополченцем, чем в Сербии неудачным шабашником.

Вероятно, что в Олега стрелял «Деки» и его люди. А, следовательно, тот, кто взял за серба деньги летом 14-го, должен знать: в смету выкупа, в те проклятые 19 тысяч долларов, заложена молодая жизнь украинского бойца. И еще много жизней тех, в кого попал освобожденный наемник.

Среди сотен людей, которых отдали за освобождение наших 73 заложников, есть немало таких, как «Деки». Думаю, большинство. Искренне хотелось бы ошибаться. Пусть они и не безработные сербы, но деваться им некуда. Конечно, кроме гостеприимных объятий «армий народных республик». Мы должны были вернуть домой своих ребят. Но должны и понимать. После обмена война не прекратится. Ибо тех, кто нас ненавидит с оружием в руках, стало больше.

Андрей Цаплиенко / Facebook
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

тринадцать − 4 =