понедельник, 21 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Переступить через Коломойского: Как Зеленский и Рада будут бороться за кредит МВФ Перед Владимиром Зеленским стоит задача найти союзников для окончательного голосования за банковский закон во втором чтении, которое откроет путь к получению кредитных траншей МВФ

Послепасхальная политическая неделя начинается под эгидой годовщины избрания Владимира Зеленского и масштабным обесцениванием нефти. Но продолжиться она обещает в парламентском зале, где депутаты под руководством именинника продолжат добывать для страны миллиарды от МВФ. Законопроект о банковской сфере, который стал известен как «антиколомойский», будет главным предметом рассмотрения очередной внеочередной сессии парламента, которую, по прогнозам, соберут в ближайшие дни, пишет Depo.ua.

Коломойский против

Банковский «антиколомойский» закон получил такое название потому, что ставит законодательный крест на планах олигарха Игоря Коломойского получить обратно Приватбанк, который был национализирован несколько лет назад.

Ради его принятия Владимир Зеленский системно и целенаправленно, несмотря на карантин и риск заболевания, сгоняет депутатов в сессионный зал, чтобы преодолевать все новые и новые препоны, которые возникают на пути к вожделенному кредиту. В этом процессе президент демонстрирует завидную гибкость, находя для выполнения тактических задач временных попутчиков, которые уже на следующем этапе становятся ему противниками и преодолевать приходится уже их сопротивление.

Так было с земельным законом, против которого объединились ОПЗЖ и «Батьківщина» и завалили проект несколькими тысячами поправок, сквозь которые Рада пробиралась больше месяца. А в момент голосования за этот закон в целом оказалось, что его поддержали фракции Порошенко и Вакарчука.

Ровно так, как эти же фракции помогли Зеленскому в исполнении и второго условия МВФ — в голосовании за банковский закон (в первом чтении).

Когда же нардепы, ориентированные на Коломойского, устроили повторение эпопеи поправок и подали более 10 тыс. поправок к законопроекту, коллективный разум Банковой придумал очередной ход в ответ. Им стал маневр с внесением изменений в закон о Регламенте Верховной Рады, который позволяет в исключительных случаях избавляться от депутатского спама поправок через специальную процедуру рассмотрения законов.

Конечно, три десятка штыков фракции «Слуги народа», которые так или иначе ориентируются на Коломойского, и в этот раз совершили протестный финт и поставили под сомнение единство монокоалиции. Поэтому президенту пришлось искать союзников в другом месте. Но с Порошенко в этот раз не сложилось – предшественник запросил за свои услуги, вероятно, очень высокую цену. И поэтому пришлось опереться на уже традиционно лояльную «Довіру» Андрея Веревского, группу поддержки Ахметова и неожиданно доброжелательного Сергея Левочкина, который обеспечил прикрытие голосами своей группы в ОПЗЖ.

Теперь перед Зеленским стоит задача найти союзников для окончательного голосования за банковский закон во втором чтении. На столе перед главой государства лежат предложения нескольких игроков, которые готовы предложить свои услуги во время окончательного голосования. Стоимость каждого из предложений является достаточно высокой, может касаться слишком болезненных тем. Среди них: антикриминальный иммунитет Порошенко, сдача местных выборов «сине-белым» и доступ вакарчуковских «специалистов» к власти. Не говоря уже о цене, которую выкатывает Зеленскому Юлия Владимировна каждый раз, когда ей выпадает такая возможность.

Судя по тому, что о проведении внеочередного заседания в конкретный день еще не объявили, в течение пасхальных выходных торги либо не проводились, либо не имели практического результата. Возможно, сегодняшний «юбиляр» рассчитывает перспективы обойтись без посторонней помощи. Или же никак не может решиться и сделать ставку.

Ради чего это все

Мотивирует же Зеленского зависимость кредита МВФ в $8 млрд от принятия именно этого банковского закона.

Учитывая то, что говорил глава государства в минувшую пятницу в студии Савика Шустера, он не видит других возможностей спасения экономики и избежания дефолта, кроме эмвээфовских траншей.

Учитывая, что президент имеет достаточно смутное представление (по крайней мере, это вытекает из слов экс-премьера Гончарука) об экономических процессах, очевидно, что мнение о нежизнеспособности экономики ему навязали. И учитывая то, что президент кладет на алтарь кредита часть своего рейтинга, он такому суждению доверяет. Поэтому принятие банковского закона является неотвратимым.

Но перед тем придется преодолеть ряд преград. Это, во-первых, четыре проекта постановлений об отмене результатов голосования за регламентные изменения, внесенные депутатами Дубинским, Поляковым, Василевской-Смаглюк и Тарасом Батенком с Ириной Констанкевич. Поэтому сначала Рада должна их рассмотреть.

Только после подписания и опубликования этого закона можно будет перейти к рассмотрению банковского закона по спецпроцедуре, что позволит избежать рассмотрения десятка тысяч правок.

Но до этого нужно собрать 150 подписей депутатов и потом проголосовать 226 голосами за этот вопрос. Только тогда финансовый комитет может начать готовить закон ко второму чтению выносить его в сессионный зал.

Выглядит так, что на одном и даже на двух внеочередных заседаниях рассмотреть все эти вопросы в установленной последовательности не удастся. Поэтому не исключено, что придется повторить опыт 30 марта, когда депутаты провели сразу три внеочередных заседания в один день.

А о чем закон

Как уже сообщалось, в правительственном проекте содержится большое количество норм, которые слишком сильно склоняют баланс в спорах между государственными учреждениями и частными владельцами банков в сторону государственных интересов. Банкиров, которые пытаются судиться с государством, ставят в достаточно бесправное положение: им ограничивают и сроки, в течение которых они смогут обжаловать действия властных структур, и основания для обращения с исками. А главное – сильно обрезают способы защиты прав банкиров, лишая их, например, права требовать возврата себе банковского учреждения.

Так, в законопроекте предусмотрено, что единственным способом защиты прав лиц, которые являются (являлись) участниками банка и права и интересы которых были затронуты решением органа власти (КМУ, НБУ, Минфина и других) является возмещение причиненного вреда в денежной форме. То есть максимум, на что можно надеяться, – это денежная компенсация.

Также владельцев банков лишают возможности заблокировать решения власти на период судебного процесса. Так, как это часто происходит теперь: вместе с иском подаются ходатайства об обеспечении иска, путем, скажем, ареста денежных средств и счетов, запрета совершать какие-то действия и так далее. Теперь истцам не дадут возможности хоть на секунду останавливать хозяйничанье государства в, скажем, только что отобранном у владельца банковском учреждении.

Эти и другие нормы дают возможность прекратить все посягательства Коломойского на некогда принадлежащий ему Приватбанк и даже организовать своеобразную травлю благодаря применению конкретных санкций в отношении нерадивого собственника.

Если же отстраниться от кейса Приватбанка и Коломойского и посмотреть на проект под другим углом, то возникнет впечатление, что он не только и не столько «антиколомойский», как в целом антибанковский.

В этом контексте симптоматичным является введение в законодательное поле такого понятия, как «профессиональное суждение». Его в проекте называют «мотивированным и обоснованный выводом и/или оценкой Национального банка Украины относительно фактов, событий, обстоятельств, лиц, основанным на знаниях и опыте Национального банка Украины, а также на комплексном и всестороннем анализе информации и документов, поданных в Национальный банк Украины в рамках предусмотренных законодательством процедур и полученных Национальным банком Украины, в том числе в результате осуществления им банковского регулирования и надзора, а также информации из открытых источников».

Простыми словами, это субъективное представление группы государственных чиновников о том или ином банке, процессе или личности. И очевидно, что каждый имеет право на такое субъективное мнение. Но проблема в том, что законопроектом 3260 это мнение возводят в ранг законодательной нормы и позволяют использовать как основание для, скажем, отнесения банка к категории проблемных со всеми вытекающими последствиями в виде лишения банковской лицензии и в конце концов его ликвидации.

То есть при необходимости в отношении любого банковского учреждения, можно оформить такое «суждение», для которого не нужно никаких фактических обоснований, и на его основании начать «кошмарить» банкиров со всеми вытекающими последствиями.

Выглядит так, что МВФ в своих требованиях совсем «вышел из берегов». Ведь закручивание гаек и ужесточение требований по выполнению условий банковской деятельности, а также расширение полномочий органов, регулирующих финансовую деятельность, выглядит как полное развязывание рук государству. В итоге банковская система попадет под тотальный контроль и управление с очевидным последующим прореживанием рынка.

В то же время посторонний наблюдатель может усмотреть в предлагаемых нововведениях некий бумеранг, который возвращается банкирам за их доминирование над вкладчиками и заемщиками банков. Как ранее банки в спорах с гражданами имели прерогативы и преимущества в виде возможности манипулировать законодательством, тотальной лояльности судебной системы и мощной юридической кавалерии. Так теперь банкиры оказываются в роли бесправных «терпил», которых могут обобрать в угоду государственным интересам.


Антон Коломойцев / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров