вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Арест танкера в Измаиле: Русский авось или хитрый умысел Путина По-видимому, СБУ с военной прокуратурой на пару проявили служебное рвение по причинам, далеким от соображений внешней политики

Пресс-конференция Уполномоченной ВР по правам человека Людмилы Денисовой по вопросу возвращения незаконно удерживаемых Россией украинских граждан – моряков и политзаключенных – совпала по времени с публикацией СБУ и (параллельно) военной прокуратурой сообщения об аресте российского танкера, участвовавшего в захвате первых. Так что теперь эти события – жаль, скорее всего, ненамеренно – связаны общим медийным контекстом. И, естественно, сопутствующим вопросом, а почему бы не поменять тех на этих – и без унизительных «личных обязательств», под которые обмудсвумен, с ее слов, просила отпустить моряков, поскольку российское законодательство допускает такую процедуру, а ее статус позволяет ею воспользоваться.

Здесь, кстати, стоило бы прикинуть, как обращение к этому механизму аукнется Украине в контексте международных отношений – ибо оно как минимум косвенно, на уровне дискурса указывает на то, что Киев если не признает правомочность действий Москвы, то склоняется перед ее произволом. И, соответственно, распространением ее права на акваторию Азовского и прилегающей к Крыму части Черного моря. О том, что таким образом Киев саботирует и решение Международного морского трибунала, предписывающего РФ вернуть моряков и их технику Украине без условий, можно не вспоминать. Хотя интересно, катера и буксир г-жа Денисова возвращать тоже под личные обязательства будет?

Common sense (который не синонимичен здравому смыслу, хотя именно так и переводится, хотя речь скорее об «общественном чутье») подсказывает, что между «шашечками» – то есть международным правом и «ехать» – то есть освобождением наших пленных любой ценой, нужно выбирать последнее. В конце концов важен результат – да и партнеры поймут. При этом, однако, стоит помнить, что к результату привязан, в частности, рейтинг президента и его партии, а «поймут» необязательно означает «не захотят извлечь пользу» впоследствии.

И вот в наших руках оказался вместе с экипажем танкер, использованный в террористических (или пиратских – можно квалифицировать двояко) целях. Вкратце история такова: 25 ноября прошлого года ходящий под российским флагом танкер Neyma заблокировал Керчь-Еникальский канал, заблокировав украинские катера «Никополь» и «Бердянск», а также буксир «Яны Капу» в Керченском проливе и обеспечив тем самым возможность их захвата силами пограничных войск ФСБ РФ. А вчера этот же танкер, но уже сменивший имя (теперь он называется Nika Spirit) прибыл из Порт-Кавказа в Измаил, где и был задержан. Вопрос теперь в том, как использовать эту ситуацию.

По всей видимости, судно будет арестовано, теперь оно – вещдок. Что до экипажа – то эти 15 человек уже отправились домой.

Возможно (но, как говорится, это не точно), экипаж непричастен к ноябрьским событиям: тогда судно стояло на Керченском судоремонтном заводе, принадлежащем уже подсанкционному ООО «ЮВАС ТРАНС». И здесь у нас была дилемма: по закону поступать или по-русски. Второе – в случае их непричастности, естественно, – подразумевает, что моряков Neyma/Nika Spirit следует брать в заложники просто для того, чтобы немного уравнять количество «обменных слотов» и усилить переговорную позицию. Впрочем, в любом случае стоит помнить уроки истории с сейнером «Норд». Тогда, напомню, приписанную к Керчи посудину взяли в украинских водах и привели в Бердянск. Но суд заглох, попытки пустить конфискованное судно провалились, а экипаж был вывезен в РФ по подложным документам, выписанным российским консульством. В общем, вышел пшик. К слову, учитывая, что «Нейма» участвовала в ноябрьских событиях точно не по доброй воле, возможно, ее морякам стоило бы сразу с максимальной оглаской присвоить статус ценных свидетелей, просто во избежание обвинений в захвате заложников.

Тут мы подходим к очень интересному вопросу – как так получилось? Понадеялся ли владелец «Неймы» на авось, отправив судно в Измаил? Сомневаюсь – велика вероятность, что это далеко не первый его вояж в украинский порт. Провокация ли это со стороны ФСБ? Своего рода проверка на вшивость, которую Москва устраивает Зеленскому, – как поведет себя, не прогнется ли? Возможно, но, опять-таки, судно, вероятно, уже бывало в наших портах, а кроме того, в подобной проверке мало смысла. Как минимум потому, что существует бюрократия, процедура и масса других трудно просчитываемых моментов, которые могут оказывать влияние на ситуацию и притом пребывают не только вне компетенции, но и вне поля зрения президента. И потом, вынуждать коммерческое предприятие бросаться на такую амбразуру, не предвидя осязаемых результатов, – глупая затея. И затратная.

Точно так же я не верю, что Зеленского пытались «подставить» некие патриоты на соответствующих должностях, чтобы испортить ему курс на «нормализацию» отношений с Москвой, как об этом пишет та же Страна.юа.

Сдается мне, все намного проще. СБУ с военной прокуратурой на пару проявили служебное рвение по причинам, далеким от соображений внешней политики, но определяемым политикой внутренней. А ее атрибутами сейчас – как и приличествует переходному периоду — являются показательная трепка «засидевшихся» и стремление «новых лиц» продемонстрировать быстрые успехи. В таких обстоятельствах интересы Баканова и Матиоса (или же их подчиненных на местах), очевидно, могут и совпадать: обоим нужна эффектная эффективность. Пиар-акция, иными словами. Вот только что за ней последует, думается, не знает никто – об этом вряд ли кто-то думал. А стоило бы: туз вполне может обернуться джокером.


Алексей Кафтан / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров