вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Вставание с колен: Почему британцы решили, что жесткий Brexit унизит Меркель Чем ближе день краха сепаратистских иллюзий, 29 марта, тем громче в лондонских коридорах власти разговоры об отсрочке Brexit

Парламент Великобритании вновь провалил соглашение о выходе из ЕС, несмотря на разнообразные уточнения (правда, не меняющие сути), которыми Брюссель подсластил горькую для британцев пилюлю.

Предсказуемое фиаско

Вообще-то, очередное фиаско было «немного предсказуемым», поскольку правительство лишилось большинства, ему не хватает двух мандатов, а премьер утратила контроль над своей партией (в ней задает тон экстремистская фракция ЕРГ, толкающая страну к жесткому выпадению из ЕС). Похоже, Тереза Мэй втайне надеялась на лейбористов (увы, они не подарили ей успеха), или на стимулируемое испугом прозрение в лагере тори, но и здесь ее надежды не сбылись. Правда, некоторые основания для варианта, при котором этот кабинет, а с ним и вся Великобритания еще как-то «вывернется», все же имеются. Хоть и довольно зыбкие.

Чем ближе день краха сепаратистских иллюзий, 29 марта, тем громче в лондонских коридорах власти разговоры об отсрочке Brexit. Причем некоторые стали указывать на необходимость двухлетнего периода, что, с какой стороны ни посмотри, выглядит одиозно. Триггером для подобных обсуждений стала внезапная солидарность премьера Терезы Мэй с некоторыми депутатами от собственной партии, которые призывают ее воспользоваться таким правом – обратиться к ЕС с соответствующим письмом. Но загвоздка в том, что отсрочку должны – как и в случае с еще недавно служившим предметом сделки соглашением о выходе Великобритании из Союза – утвердить все страны-члены.

Учитывая, что на согласование соглашения, от которого члены Союза не желают отступать, ушло два года, даже разрешение на отсрочку станет поводом потянуть жилы из окончательно запутавшихся британцев. Более того, в последних сериях трагикомедии – попыток Мэй как-нибудь вынудить ЕС отказаться от «ирландской поправки» (согласно уже дважды проваленной сделке граница Ольстера и Республики Ирландия должна продолжать функционировать так, как сегодня), – лидеры ЕС уточнили, что если и позволят затянуть Брекзит, то совсем ненадолго и при конкретных обоснованиях. Экстремистская часть тори восприняла этот маневр как очередное повышение ставок.

Изначально следует понимать следующее: в британской политике и обществе в целом существует значительная группа людей, которые свято верят (или верили до недавнего времени), что от Брекзита больше потеряет ЕС. Поэтому Брюссель, Берлин и Париж будут бегать за Лондоном с предложениями, но Королевство примет гордую позу, в которой станет через губу отвергать эти жалкие просьбы. Но ничего подобного не произошло.

Более того, европейские лидеры проявили оскорбительную заботу о простых гражданах Великобритании, которым Брекзит не несет ничего, кроме обнищания. А перспектива развала страны, которую сулит не только сам по себе Брекзит, не поддерживаемый ни в Шотландии, ни в Северной Ирландии, ни в самом Лондоне, но и отрезание от общего рынка Республики Ирландия (чем брекзитиры вздумали шантажировать Дублин и Брюссель), вообще не приходила в голову твердолобым сепаратистам, как будто сошедшим со страниц Диккенса. Их расчет был на то, что европейцы будут рады заключить с ними торговое соглашение вроде канадского или более широкого норвежского.

Однако вместо этого Дональд Туск констатировал, что для брекзитиров найдется место в аду и даже не подумал за это извиняться. В конце февраля начали разваливаться обе ведущие британские партии: противники Брекзита вышли на свет и отказали в поддержке как Мэй, так и лидеру оппозиции Корбину. С одной стороны, это усилило позиции экстремистов в партии тори, сжимающих хватку на горле премьер-министра: они стремятся к выходу безо всяких сделок. Надеясь, таким образом, что это усилит переговорные позиции Соединенного Королевства (почему их питают такие надежды – об это чуть ниже). С другой стороны, в правящей партии наконец испугались и начали искать какой-то выход из ситуации, однако стали очевидными две вещи.

Первая – умеренные потеряли власть в Консервативной партии. Примерно так же, как в США Республиканская партия потеряла центр. Какие-никакие центристы еще есть, но их буквально выталкивают – что и произошло в форме создания «Независимой группы», хотя пока что там больше беглых лейбористов. А новоявленные приспособленцы к радикализму в форме Брекзита считают, что ветер правого популизма дует в их паруса и так будет продолжаться долго. Эту проблему и впрямь иначе как выборами не решишь – учитывая, что в Великобритании мажоритарная система с победой в округе простым большинством. Только выборы, досрочные или календарные, а перед ними праймериз могут показать, поддерживают ли избиратели позицию своих избранников. Но доводить ситуацию до выборов после провала внутрипартийного мятежа и неудачной попытки вынесения вотума недоверия правительству Терезы Мэй – несколько неразумно.

Правда, судя по опросам 9-11 марта (YouGov, Kantar Public), консерваторы сохраняют лидерство в 9-10% голосов, но голоса не всегда конвертируются в места. Отставание лейбористов скорее связано с их внутренними проблемами – они пытаются усидеть на двух стульях, как Брекзита, так и симпатий их избирателя к ЕС, а это практически невозможно. Иными словами, тори стараются угодить агрессивному охлократическому движению за Брекзит, но и лейбористы тоже пытаются это делать, но с меньшим успехом. Увы, это только часть проблемы.

Вторая вещь – проблематичность самой Терезы Мэй. Упрощая, ни Черчилля, ни Тэтчер, ни Блэра из нее не получается. Возможно, она слишком долго просидела в партийных аппаратчиках и не способна идти против воли партии, подсевшей на охлократию. Можно заметить, что на пост секретаря по Брекзиту (равно как и на некоторые другие должности) она третий год назначает либо идейных брекзитиров, либо таких консерваторов, в чьих округах большинство избирателей голосовало за Брекзит. Кажется, на посту министра по делам сецессии меняется уже третий консерватор. Видимо, уже можно отдать этот пост кому-то из североирландских унионистов. Результат будет тот же самый, но британцы хотя бы развлекутся, как, в общем, и континент.

Конспирологи и конспираторы

Итак, премьер боится партии. Партия боится экстремистов в своих рядах и толпы (или улицы). Все они вместе боятся лейбористов, несмотря на то, что те отстают в рейтинге. Лейбористы тоже боятся общества, не зная, чего от него ожидать. Это глубокий и безвыходный кризис хваленой британской политической системы.

У левых, впрочем, есть конструктивное предложение – остаться в таможенном союзе с ЕС. Но вот беда – ЕС устал от Великобритании и пока не готов обсуждать что-либо настолько фундаментальное, тем более что судебная система на острове вряд ли позволит сделать такой финт овсянкой, поскольку вопросы референдума были сформулированы довольно четко. В частности, имеется в виду, что голосующий за выход голосует за выход изо всех институтов и структур ЕС, а таможенный союз – один из них.

Обсуждать вариант лейбористов можно будет, во-первых, после выборов в Европарламент. Причем с участием или уже неучастием британских политиков в них происходит какая-то мутная история – до сих пор не до конца ясно, что к чему, из-за общего правового маразма Брекзита.

Во-вторых, после того как в Лондоне будет другое правительство. Но за оставшееся время выборы никак не провести, а на нынешней основе у лейбористов не хватит голосов, даже если представить, что они вообще соберут всех недругов тори (тори обоих направлений – экстремистов и умеренных) и ирландских унионистов. Не хватит трех мандатов – Мэй не хватает двух. То есть надо, чтобы от консерваторов опять произошел скол. Но эти сколы не происходят в пользу левых и их планов.

Однако это фантастический вариант. Потому что шотландские националисты в принципе не хотят выходить из ЕС – раз. Скорее толкают ко второму референдуму. Но та часть лейбористов, которая поддерживает старого симпатика коммунизма Джереми Корбина, – тоже подсажена на охлократию, к ЕС относится прохладно, стремится к досрочным выборам, а не референдуму, а если к референдуму, то такому, на котором коварно обсуждались бы три (а то и более) вопроса: да, нет и Брекзит в какой форме.

Либеральные демократы терпеть не могут как Мэй, так и Корбина, а близкая им «Независимая группа» в основном сформирована противниками последнего. Семь мандатов от ирландских националистов из Шинн Фейн традиционно не голосуют, еще 11 независимых и одного «зеленого» надо убедить, а четверо уэльских националистов скорее поддерживают Брекзит, поскольку так проголосовал Уэльс. Одно место так и вообще вакантно. В общем, не складывается даже такой эклектический альянс.

Поэтому экстремисты-изоляционисты из Консервативной партии, которыми верховодят Джейкоб Рииз-Могг и отчасти Борис Джонсон, так легко держат Мэй за горло, и если говорить о первом из них, то он, похоже, вполне осознанно превращает тори из партии в секту.

Именно создание изоляционистской секты, к которому, по-видимому, приложил руку и загадочный спонсор Брекзита со странными связями в России Аарон Бэнкс, – и объясняет упрямство «Группы европейских исследований», этой крайней фракции консерваторов.

Аргументы давно уже не в ходу – есть непоколебимая вера в то, что Европейский Союз (под ЕС в этих кругах вообще понимают Берлин и лично Ангелу Меркель) страшно боится Великобритании. Стоит лишь надавить – и все получится. А Мэй и ее кабинет в этой картине мира – просто замаскированные агенты Юнкера и Туска, вот поэтому-то все идет не так, как планировалось. Но пусть уж доделают грязную работу. Брекзит без сделки – это то, за что голосовал народ, европейцам самим будет хуже, они скоро прибегут с предложениями о зоне свободной торговли, а пока Лондон сможет говорить на равных с Вашингтоном, а может, и с Пекином. Ирландцы же должны принять свою судьбу, а лучше – вернуться под скипетр английской монархии, с шотландцами и разговаривать нечего, проиграли референдум (хотя он был не о том, а вас обвели вокруг пальца) вот и живите с этим. Об этом всем неустанно твердит и армия троллей в комментариях к любой статье на тему Брекзита, что, разумеется, опять на кое-что намекает.

В ближайшее время кабинет вынесет на голосование проект постановления о недопущении или согласии с выходом из ЕС без сделки – вероятно, чтобы получить основания для отсрочки выхода. В кармане у Мэй благодаря решению Европейского суда есть и «ядерный» для сторонников сецессии вариант – простое письмо об отмене запроса инициации Статьи 50 Союзного договора. То есть просто-напросто уведомление об отмене Брекзита. Но, конечно, это будет и внутренний, и внешний скандал. Больно уж далеко все зашло. В Еврокомиссии тем временем готовятся к выходу ЕС из Великобритании, возможно, с некоторыми ее частями, а также к ухудшению политической обстановки в Северной Ирландии. Похоже, вирусный мем Брекзита, запущенный экзистенциональным противником Великобритании в Кремле, добирается до жизненно важных органов Соединенного Королевства. Но будет ли объявлен карантин и если будет, то кем, – пока неизвестно.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров