неділя, 14 липня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Zvиздец Мангусту: Российский финт резервными ушами, или как скрыть лишнее Так называемая "гонка резервов" уверенно приближается к своему драматическому апофигею

У меня здесь недавно спрашивали по поводу резервов противника, готовых к вводу в бой, которыми распоряжается непосредственно гш рф.

Так вот, для понимания уровня «резервного напряжения» – несколько цифр по российским резервам:

  • личного состава – 41.5 тысячи в/сл
  • танков – 62 единицы
  • боевых бронированных машин (ББМ), всех категорий – 192
  • артиллерийских систем – 124
  • реактивных систем залпового огня (РСЗО) – всего 13 единиц
  • ПУ тактических\оператино-тактических ракетных комплексов (ТРК\ОТРК) – 14 единиц

По сути, что это означает:

В распоряжении гш рф на случай «оперативного прорыва» есть резервы численностью до недоукомплектованного армейского корпуса (АК), в котором более-менее боеспособны «условно-расчетные» два танковых батальона + шесть мотострелковых, ну и три-четыре артиллерийских дивизиона, один реактивный дивизион + два ракетных дивизиона, остальные – территориальные войска и «стрелковые» части и подразделения мобилизационного резерва.

Это не те силы и средства, которыми реально «купировать» оперативно-тактический прорыв войск противника, стремительно превращающийся в оперативно-стратегический.

Очевидно, что такое положение сложилось не само по себе и явно не случайно. Скорее всего, командование войск противника было вынуждено большую часть своих оперативных и стратегических резервов либо УЖЕ ввести в дело, либо они находятся сейчас на этапе оперативного развертывания на определенных направлениях (Купянское, Лиманское, Авдеевское и Запорожское и Краматорское).

На самом деле, основная масса российских резервов сконцентрирована не на стратегическом, а на оперативных уровнях. Дело в том, что у российского командования уровня оперативных группировок войск (ОГВ) в загашнике, бесспорно, еще есть, кроме вышеуказанных войск(сил), собственные резервы оперативного уровня, причем, по объему они вполне сопоставимы с «гш-овскими». Например, в ГВ «Восток» еще «где-то слоняются» как минимум – две мотострелковых бригады (омсбр), а в ГВ «Запад» «на нычке» есть целая мотострелковая дивизия (мсд), правда, состоящая их двух полков. Это все относится формально не к резервному компоненту уровня гш, а к действующим войскам, непосредственно, к составу «объединенной группировки», но в реальности это и является резервом «первой очереди».

Насколько я понимаю, так называемая «гонка резервов» уверенно приближается к своему драматическому апофигею. Обе стороны, насколько я понимаю, очень хорошо осознали смысл пословицы о том, что «лишняя соломинка ломает хребет верблюда», но обе надеются на то, что эта соломинка будет именно их.

Подытожим

Насколько нам (группе ИС) известно, сейчас в целом ряде органов военного управления российских войск идут достаточно оживленные дискуссии на счет оправданности задействования целого ряда резервных формирований (в частности, в Южной операционной зоне).

Одна часть «управленцев» считает, что это является «слишком поспешным решением», другая оправдывает его «неустойчивостью передовых подразделений и их измотанностью» (имеются в виду, понесенные ими потери).

Я думаю, их «рассудит» украинское военное командование, которое очень хорошо овладело методологией под названием – «рвется там, где тонко…». Дело в том, что таких «тонких» направлений и участков у россиян намечается угрожающе много, а резервов для латания этих прорех не так уж и много.


Zvиздец Мангусту / Telegram
Поділіться цим