суббота, 24 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Миротворцы в рясах: Сделает ли Сивохо телезвезду из УПЦ МП Продвижение в массы «особой роли УПЦ МП» – еще один необходимый кусочек пазла договоренностей и компромиссов «зеленой власти» с Кремлем

Украинская православная церковь Московского патриархата получила к Рождеству небольшой, но ценный подарок: намек со стороны власти на то, что в недалеком будущем она сможет получить тот самый «особый статус», который уже давно для себя присмотрела. Неофициально, конечно — официально у нас церковь и государство друг от друга на расстоянии пушечного выстрела, и сам президент подчеркивает эту дистанцию развлекательной поездкой в мусульманскую страну на один из главных христианских праздников.

Намек исходил от Сергея Сивохо, достойного члена команды «новых лиц», еще недавно шоумена, а ныне — советника секретаря Совета национальной безопасности и обороны по реинтеграции Донбасса. В эфире канала «112 Украина» он заявил, что церковь может выступить медиатором в конфликте на Донбассе — ведь она находится «по всем сторонам конфликта». То, что озвучивает церковь — утверждает Сивохо — хорошо. И в качестве благого примера приводит деятельность Святогорского монастыря, который в самое тяжелое время принимал беженцев.

В этом заявлении хочется оптимистически увидеть что-то среднее между наивностью и некомпетентностью. Но получается плохо. То ли потому, что тезис об особой роли УПЦ МП как «объединителя Украины», находящегося «по обе стороны конфликта», мусолят в МП-шных кругах уже лет пять — т.е. Сивохо это не придумал, а только озвучил. То ли потому, что так удачно подобран пример — Святогорский монастырь, «прославившийся» не только тем, что принял беженцев (это чистая правда, принял), но и тем, что стал опорной базой боевиков Стрелкова-Гиркина. По откровениям самого Гиркина, его не только прекрасно принимали в стенах монастыря, но его личная охрана состояла из монахов Святогорской лавры. Такой вот украинский Шаолинь.

Сивохо не первый — и не самый выдающийся — лоббист интересов УПЦ МП в среде «новых лиц». Но из этих лоббистов он, пожалуй, самый видный — я имею в виду его привлекательность для публики. Да и сам статус советника по реинтеграции Донбасса не позволяет оставить его слова без внимания, списав их то ли на наивность, то ли на некомпетентность. Он, может, и не знает хорошенько, о чем говорит. Но то, что он об этом говорит, примечательно.

Слова имеют обыкновение многое выбалтывать помимо воли того, кто их произносит. Так случилось и с Сивохо и церковью. Например, пассаж о том, что «церковь находится по все стороны конфликта». Лично я искренне благодарна Сергею за то, что он не сказал «по обе стороны» — по крайней мере, в этих словах не содержится прямого намека на «гражданский конфликт» и «братоубийственную войну» — мелочь, а приятно. Сторон в нашем конфликте больше, чем две. И церковь, которую имел в виду Сивохо — УПЦ МП — находится, действительно по все стороны этого конфликта. И не только «находится», но и живо задействована в этом конфликте со всех трех сторон и всеми тремя сторонами.

Собственно, одного этого было бы достаточно, чтобы счесть идею «церковного модерирования» несостоятельной. Но Сивохо это почему-то не обескураживает. Ему — проницательному специалисту по национальной безопасности — вполне достаточно, что у церкви «посылы правильные». В смысле, говорит она хорошо. Миротворчески так говорит.

Что ж, Московский патриархат много чего интересного наговорил за последние пять лет. О «гражданском конфликте» и «братоубийственной войне», например. В УПЦ МП не признают, что имеет место агрессия РФ. В отличие от Сивохо, в УПЦ МП всегда говорили именно о «двух сторонах» конфликта, оставляя Москву далеко за скобками. Да что там Донбасс. В церкви по сей день не дали четкой характеристики оккупации Крыма, несмотря на то, что это привело в замешательство ее собственную структуру — Крымская митрополия оказалась в управлении РПЦ МП «по политическим обстоятельствам». Впрочем, когда священнослужителя-крымнашиста пришло время рукополагать во епископа, он сумел приехать в Киев и получить повышение. Пламенный привет украинской Службе безопасности от Киевской и Крымской митрополий, а может, и от самой Московской патриархии.

Интересно, что когда Сивохо говорит о «церкви» — той, которая могла бы стать медиатором, потому что она «по все стороны», — ни у кого не возникает вопроса, какую именно из церквей он имеет в виду.

Никто не подумал о католиках, которые тоже есть «по все стороны», протестантах и уж тем более о ПЦУ. «По ту сторону конфликта» есть только одна церковь. А знаете, почему? Потому что там, где адепты и защитники этой церкви приходят к власти, другим церквям остается только сидеть тише воды ниже травы, или они обречены на неприятности. Вплоть до полного уничтожения. Поинтересуйтесь свободой совести на оккупированных территориях, в ОРДЛО или в самой РФ. А лучше — судьбой приходов ПЦУ в Крыму.

Церковь, которая у нас «есть везде» — это церковь Московского патриархата. В России она называется РПЦ, в Украине — УПЦ МП. И совершенно естественно, что «по все стороны», какие бы буквы ни значились в ее названии и какие бы декларации ни были написаны в ее Уставе, она «под колпаком у Мюллера». То есть стратегии и протоколы «медиации» конфликта от этой церкви будут писаться даже не на Печерских холмах, а прямо в Белокаменной. Не потому, что в Киеве никто писать не умеет, а потому, что Украина — слишком серьезный вопрос для Москвы, чтобы доверить его Киеву. Несмотря на то, что по Уставу автономия Киевской митрополии шире, чем запорожские шаровары.

Все написанное выше достойно премии имени Капитана Очевидность. Но Сивохо это не смущает — он несет в эфир свою «церковь-миротворца» и уверен, что пипл схавает. Сивохо отчасти прав — он все-таки талантливый шоумен и прекрасно чувствует телезрителя. Телезритель вполне может поверить в «церковь над конфликтом», как он уже один раз поверил в то, что «нужно просто перестать стрелять».

Церковь в роли миротворца — очень популярный, хоть и обывательский или даже потребительский взгляд на церковь. Но именно поэтому — из-за его обывательской и потребительской привлекательности — он может иметь успех у телезрителя.

Телезритель в массе своей не понимает, что такое церковь, для чего она и какие мыши водятся под ее крышей. Но мнение о церкви у него, телезрителя, конечно, имеется. И оно вполне совпадает с Сивохо — ведь, по сути, именно сивохи это мнение и формируют.

По природе своей церковь не должна никого объединять — кроме как православных христиан во Христе Иисусе. Она в принципе не может быть ни «фактором», ни «модератором» — по целому ряду как внутрицерковных, так и внешних церкви причин. Главный из которых — вовлеченность церкви в конфликт, и гражданский, и политический. Привлечение религиозных институтов и религии как таковой только подливает масла в огонь конфликта. Религиозный вопрос поляризует общество, а не наоборот.

Впрочем, на самом деле, никто и не собирается использовать модераторскую мощь УПЦ МП. Все, что нужно — и ей, и Москве, и лоббистам ее интересов в Киеве — особый статус. При котором никому не придет в голову ни спрашивать, ни удивляться, ни протестовать против того, что церковь имеет влияние на политические решения власти. Она не «вмешивается» — она «модерирует конфликт».

Озвучивание «церковно-миротворческого» тезиса со стороны Сивохо наверняка не было ни случайностью, ни следствием некомпетентности. Так же, как «перестать стрелять» и заткнуть «тех, кто разжигает», тезис об УПЦ МП как «медиаторе конфликта» должен был прозвучать в эфире, причем от спикера, которого публика любит. Продвижение в массы «особой роли УПЦ МП» — еще один необходимый кусочек пазла договоренностей и компромиссов с Кремлем, которые то ли формируются, то ли уже сформированы командой Зеленского. Единственное, что пока трудно сказать — этот пункт диктует Москва или его готовы любезно предложить лоббисты УПЦ МП в команде «новых лиц».

В общем, в данный момент главная интрига украинской церковной политики — случится ли откат назад, в те времена, когда УПЦ МП пользовалась неограниченным политическим кредитом на Банковой. Выступление Сивохо следует воспринимать в этом контексте — как очередную попытку власти попробовать и проверить, сколько шагов назад ей позволят сделать.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров