неділя, 14 серпня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Виталий Шапран: Дефолт России с пятью последствиями Несмотря на то, что дефолт РФ по правительственным внешним обязательствам прогнозировали уже с мая 2022 года, и котировки облигаций уже отработали этот негативный сценарий, самые тяжелые последствия впереди

Во-первых, дефолтом Россию вычеркнули из перечня государств, которые могут занимать средства на внешних рынках. Теперь РФ придется опираться только на займы в рублях, рынок которых ограничен.

Откроют ли для правительства РФ свои рынки Китай и Индия? Я в этом не уверен. КНР довольно придирчиво относится даже к вопросам торговли с РФ и не спешит переходить на расчеты в национальных валютах при торговле с Россией. Народный банк КНР делает систематические инъекции ликвидности на внутреннем рынке не для того, чтобы отдавать юань под 3-4% за пределы КНР, а для того, чтобы экономика КНР получала дополнительный стимул для развития.

Во-вторых, невозможность занимать средства из-за пределов РФ и ограниченный внутренний ресурс может подвести Россию к секвестру федерального бюджета уже во втором полугодии 2022 года. Особенно этот сценарий вероятен при проседании цен на российскую нефть. Напомню, что страны ЕС и G-7 сейчас активно обсуждают механизмы введения ценового потолка на российскую нефть. Если цена нефти марок URALS и SOKOL опустится ниже 50 долларов за баррель, то поток нефтедолларов в РФ уменьшится до критического для нее уровня.

В-третьих, объективная необходимость уменьшения расходов федерального бюджета из-за невозможности занимать приведет к тому, что правительство Мишустина не сможет заниматься тем, чем оно занимается сейчас, — субсидированием за счет нефтедолларов тех отраслей, которые пострадали от санкций. За полгода это усилит развал структуры отраслевых российских рынков, и мы сможем увидеть темп падения ВВП РФ в двузначных цифрах, а вслед за этим будет расти безработица.

В-четвертых, при секвестре бюджета правительство РФ уже не сможет решать вопросы адекватных социальных и иных выплат. Нужно также учитывать фактор двузначной инфляции, которая не совместима с секвестром социальных расходов. Те же их военные, которые сейчас участвуют в войне в Украине за деньги, если получат зарплату за полгода, обнаружат, что на нее можно будет купить значительно меньше, чем сейчас. Недовольство в армии – это достаточно серьезный риск при управлении российскими регионами.

И, в-пятых, через некоторое время после официального дефолта инвесторы, которые сейчас держат евробонды РФ, начнут судебную тяжбу за то, чтобы перед ними погасили задолженность. Это означает, что работа правительственных служб и госкомпаний РФ за рубежом будет очень сильно затруднена.

В 1998 году РФ формально открестилась от дефолта по внешним облигациям, но на рынке рублевых ГКО (государственных краткосрочных обязательств) тогда было много нерезидентов и они реально пострадали от действий правительства. По одному из исков пострадавших на авиасалоне в Европе было арестовано несколько военных самолетов РФ. Тогда скандал удалось урегулировать, но сейчас из-за санкций такие «сюрпризы» для россиян теперь будут происходить очень часто.

Поэтому, как видим, не зря РФ сопротивляется дефолту и санкциям против их депозитария и пытается запустить схему погашения задолженности перед инвесторами в рублях. Мне трудно сказать, какой процент инвесторов купится на очередные российские сказки, но проблема в том, что купленную за рубли валюту еще нужно вывезти. Впрочем, по предварительным расчетам, задолженность правительства РФ по евробондам составляет около 20 млрд долларов, если 5-10 млрд будут погашены через схему российского Минфина, то для Украины это будет означать только то, что нам достанется больше российских активов, которые уже сейчас арестованы на территории стран ЕС, США, Канады, Японии и Швейцарии. А это уже около 1 трлн долларов США.


Наша Рада
Поділіться цим