суббота, 5 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Коваленко: ПЗРК Панцирь-С1. Большой провал больших надежд Российский комплекс малого радиуса действия так и не смог эволюционировать в нечто большее, нежели большую рогатку на шасси 8х8, периодически выполняющую роль учебной цели, для ВВС ЦАХАЛ и ударных турецких БПЛА

До тех пор пока тот или иной вид вооружения не будет задействован в реальном военном конфликте, а не учениях или испытаниях, о его эффективности и боеспособности говорить можно лишь в формате дискуссионной теории. И это касается абсолютно всех видов вооружений, от бронеавтомобилей до танков, от корветов до УДК, от ПЗРК до полноценного ЗРК.

И для Российской Федерации всегда было на земном шаре место, где она в реальных боевых условиях испытывала своё оружие. От Чечни до Грузии, от Украины до Сирии, провоцируя, инициируя и вклиниваясь в конфликты, она имела не только идеальную испытательную площадку, но и разнообразие климатических и географических условий.

В свою очередь, такие показушные испытания не всегда играют во благо ВПК РФ и яркий пример с ЗРПК Панцирь-С1, которые весьма активно жгутся в Сирии всеми кому не лень, от ВВС ЦАХАЛ до турецких БПЛА.

Дело в том, что опыт боевых действий в Сирии показал, что проблем у российского ЗРПК, который Москва пытается настойчиво навязать всем своим ближайшим партнёрам (недавно в Сербию поставили первые комплексы), больше чем можно себе представить.

Так, на фоне очередных «поджогов» ЗРПК Панцирь-С1 в провинции Идлиб, в открытых источниках всплыла очень интересная информация, касательно эффективности работы российских комплексов по охране воздушного пространства авиабазы Хмеймим.

В частности, приводилось сравнение работы по воздушным целям, дронам и беспилотникам, ЗРК «Тор-М2У» и ЗРПК Панцирь-С1, в период их наибольшей активности в 2018 году.

Например, 1 июля 2018 года трём дронам удалось прорвать ПВО авиабазы и даже сбрсоить несколько самодельных взрывных устройств. Но, до того как прорыв был осуществлен, ЗРК «Тор-М2У» уничтожил четыре дрона, задействовав пять ЗУР. ЗРПК Панцирь-С1 тогда уничтожил три дрона, задействовав 13 ЗУР.

Всего за неделю, ЗРК «Тор-М2У» уничтожил семь дронов, растратив девять ЗУР, в то время как после 1 июля на счету ЗРПК Панцирь-С1 больше не было ни одной «жертвы». До конца июля ЗРК «Тор-М2У» уничтожил ещё семь дронов, а в августе на его счету было ещё восемь БПЛА, с суммарными затратами ракет на их ликвидацию за полтора месяца – 17.

Статистика с апреля по октябрь 2018 года показала, что ЗРК «Тор-М2У» успешно отработал по 80 дронам, суммарно выпустив чуть более 100 ЗУР. Хваленный же ЗРПК «Панцирь-С1» поразил лишь 19% целей за весь отчетный период.

А теперь, ещё раз напомню, что это данные, которые имеются в открытых источниках за период с июля по октябрь 2018 года. То есть, грубо говоря, без малого, двухгодичной давности. Сейчас же, когда за окном март 2020-го, мы слышим не только о косых ЗРПК Панцирь-С1, но и ещё знатном барбекю, которое из них делают в режиме нон-стоп. То есть, даже при наличии боевого опыта прошлых лет ошибки не были исправлены, а КПД осталось на том же уровне.

Таким образом, комплекс малого радиуса действия, разработка которого началась в конце 80-х прошлого века, а на вооружение он был принят в 1994 году, за всё это время, будучи в строю уже как четверть века, не смог эволюционировать в нечто большее, нежели большую рогатку на шасси 8х8, периодически выполняющую роль учебной цели, для ВВС ЦАХАЛ и ударных БПЛА ВС Турции.

Что тут ещё сказать… Поздравляю операторов закупивших эти комплексы с очень «выгодным» приобретением!


Александр Коваленко / Live Journal
Поделитесь.





Новости партнеров