среда, 23 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Александр Гольц: Как в Кремле крота и не заметили Российские спецслужбы проворонили многолетнее общение вражеского агента со своими зарубежными кураторами. А когда история вскрылась, предпочли утереться

Сначала телеканал CNN, а потом The New York Times сообщили сенсационную информацию. Со ссылкой на источники в разведке и администрации Белого дома они поведали, что два года назад ЦРУ провело операцию по эвакуации самого ценного своего агента в Кремле.

Именно на данные этого агента ссылались американские спецслужбы, когда докладывали в Конгрессе, что Владимир Путин лично отдал приказ о вмешательстве в выборы в США. Вывозить информатора пришлось якобы из-за того, что Трамп и его сотрудники крайне небрежно обращаются с секретными данными. Попросту говоря, разведчики, по версии СМИ, опасались, что президент сдуру выдаст русским информацию, которая приведет к агенту. Так как Трамп, вроде как, сообщил Сергею Лаврову сверхсекретные данные, полученные от израильских спецслужб и хранившиеся втайне даже от ближайших союзников США.

Всего несколько дней потребовалось журналистам, чтобы установить имя кремлевского крота. Им оказался сотрудник администрации президента РФ Олег Смоленков, выехавший в июне 2017 года с семьей на отдых в Черногорию и бесследно там исчезнувший. Выяснилось, что в городе Стаффорд (штат Виргиния) некие Олег и Антонина Смоленковы приобрели особняк стоимостью около миллиона долларов. Путинский толмач Песков сквозь зубы сообщил, что, да, Смоленков работал в президентской администрации. Но, во-первых, был уволен несколько лет назад (как сбежал, так сразу и уволили). Во-вторых, занимал незначительную должность и к президенту доступа не имел (у них там, в очистке, звание государственного советника 3-го класса, что соответствует армейскому генерал-майору, всяким мелким сошкам дают). К своей контрразведке, сообщил Песков, Кремль претензий не имеет.

Следует признать, что произошедшее выглядит как чудовищное нарушение правил взаимоотношений разведки и ее агентов. Благодаря утечкам американцы засветили отставного крота, который, если помнить случившееся со Скрипалем, теперь сталкивается с прямой угрозой жизни. Какой сумасшедший пойдет теперь на контакт с ЦРУ, даже если оно пообещает немыслимый по роскоши особняк?

Эта история имеет два более-менее рациональных объяснения. Первое – конфликт и взаимное раздражение между Трампом и разведкой достигли такой запредельной степени, что все средства уже хороши. И в этой драке не на жизнь, а на смерть можно пожертвовать даже сверхценным в прошлом агентом. Второе – в США только что утекли (или могут утечь) какие-то важные сверхсекретные данные, поступившие из Кремля от совсем другого агента, и срочно потребовалась операция прикрытия, в ходе которой пришлось указать на ранее засвеченного Смоленкова.

Так или иначе, но следует признать, что в Кремле, в святая святых России, долгое время работал вражеский агент. Рассуждения о том, что Смоленков был мелким чиновником и к настоящим секретам доступа не имел, выглядят совершенно ничтожными. Как удалось выяснить уже российским журналистам, крот был доверенным сотрудником президентского советника по международным делам Юрия Ушакова. Причем с тех самых времен, когда Ушаков был послом в США, а Смоленков отвечал за посольский магазин.

Позже уже в Кремле Смоленков тоже был на хозработе, выполняя, как утверждают, личные поручения советника по международным делам. Любой, кто хотя бы в общих чертах знает, как устроена система власти в РФ, прекрасно понимает: именно такой вот «завхоз» по специальным поручениям в генеральском чине, имеющий неподотчетные суммы, является сугубо доверенным лицом любого крупного начальника. И именно это обстоятельство, а вовсе не официальное положение, всякие письменные «допуски» и разрешения, дает возможность знакомиться невзначай с самыми важными государственными секретами.

Удивительно, что в этих обстоятельствах у Кремля нет претензий к контрразведке. Причем претензии эти должны были быть предъявлены не сейчас, когда предательство стало достоянием гласности, а два года назад, когда Смоленков с семьей исчез в Черногории. Такое исчезновение – очевидный сигнал того, что чиновник является агентом потенциального противника. Между тем известно, что «секретоносители», а к ним причисляют всех сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, не имеют права выезда за границу без разрешения начальства. Естественно было бы спросить, как такой человек мог без проблем покинуть Родину вместе с семьей? Кто разрешил ему выезд, уж не господин ли Ушаков? Но, как видим, никаких последствий для президентского советника не последовало. Убедившись в факте предательства, спецслужбы быстро свернули дело об убийстве без каких-либо оргвыводов.

Следует констатировать, что дело с контрразведывательным обеспечением администрации президента обстоит из рук вон плохо. Спецслужбы проворонили многолетнее общение вражеского агента со своими зарубежными кураторами. А когда история вскрылась, предпочли утереться, так, чтобы не бросать тень на могущественных начальников Смоленкова. Что представляет собой решительный контраст с атмосферой шпиономании, царящей в стране.

ФСБ с помощью общественников неутомимо ловит вражеских агентов. В день, когда скандал, связанный со Смоленковым, достиг пика, в Госдуме живо обсуждали опасность иностранного вмешательства в российские внутренние дела. Казалось бы, история с кротом в Кремле должна быть в центре парламентской дискуссии. Ведь вот оно, очевидное доказательство, что агенты врага повсюду. Но нет, парламентарии бодро следуют путем сенатора Маккарти и учреждают комиссию, которая должна расследовать иностранные связи Навального и других оппозиционеров. Замечательно идут дела у следователей ФСБ, считающих изменой общение немолодых ученых с зарубежными коллегами.

Представляется, что в условиях раскручиваемой государством шпиономании работа вражеской агентуры должна быть максимально затруднена. Но агенты противника чувствуют себя как рыба в воде. Нечто подобное было и в СССР. В то время, когда диссидентам шили дела за связи с «заграницей», двадцать лет в ГРУ работал крот с генеральскими погонами, сдавший сотни коллег.

Одна из характерных черт авторитарного государства – всевозможные послабления «своим». Причем эти послабления таковы, что они игнорируют очевидные нормы безопасности. А ведь как иначе отличить благородного гранда в генеральском звании от простого смерда, который спит и видит, как продаться врагу. Не будем забывать, что ресурсы контрразведки все же ограничены. И когда они расходуются на поиск вражеской агентуры по всей стране, их просто не хватает на президентскую администрацию…


Александр Гольц / Ежедневный журнал
Поделитесь.





Новости партнеров