четверг, 14 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Виталий Портников: Первый обмен Зеленского Не нужно больше доказывать, что Владимир Путин идет на серьезные уступки только тогда, когда для этого есть серьезные основания

Кадры, на которых президент Украины Владимир Зеленский вместе с родственниками освобожденных из российских тюрем украинских граждан встречает спецрейс на взлетном поле аэропорта «Борисполь», войдут в новейшую историю Украины по очень многим важным причинам.

На свободе оказались не только украинские моряки, освобождения которых потребовал международный трибунал, но и многие узники, которых ранее Кремль категорически отказывался отдавать. И среди них – режиссер Олег Сенцов, которого в России обвинили в терроризме по сфабрикованному делу. Его освобождения требовали на всех мировых кинофестивалях, конгрессах, симпозиумах – безуспешно. А теперь он в Киеве.

Не нужно больше доказывать, что Владимир Путин идет на серьезные уступки только тогда, когда для этого есть серьезные основания. То, как проходил этот обмен, как он откладывался и как, в конце концов, состоялся, не оставило никаких сомнений: единственный человек, который интересовал Кремль во всей этой истории – бывший командующий ПВО «Донецкой народной республики» Владимир Цемах. Только после того, как украинский суд отпустил Цемаха из тюрьмы под «личное обязательство», стало ясно, что обмен состоится.

Москве было важно предотвратить появление Цемаха на судебном процессе, который будет посвящен уничтожению малазийского «Боинга». И Путин своего добился, хотя на Западе – и прежде всего в Нидерландах, граждане которых были на борту того злополучного самолета, не скрывали своего раздражения решением украинских властей.

Открытым, однако, остается вопрос, чем дальше будет Киев платить Москве за других своих граждан, которые все еще остаются в тюрьмах России, «народных республик» и Крыма. Ведь Цемах – это штучный товар. И поэтому следующие «обмены Зеленского» будут очень и очень непростыми.

Этот первый обмен Зеленского вновь зафиксировал отличия между Украиной и Россией. Украинских узников встречали в аэропорту «Борисполь» президент и родственники, десятки журналистов вели репортажи в прямом эфире о событии, которое еще долго будет обсуждаться в медиа. Российских освобожденных в аэропорту «Внуково» не встречал никто, кроме приехавшего за журналистом Кириллом Вышинским Дмитрия Киселева. Даже родственники не знали, когда они прибудут. Путин в это время был на сельскохозяйственной выставке.

И ничего странного в этом нет. Зеленскому есть кому пожимать руки. Он точно знает, что его сограждане не совершали никаких преступлений, которые пытались приписать им в России. Путину не с кем здороваться. Среди тех, кого освободил Киев, немало людей, совершивших реальные преступления, вплоть до убийств украинских граждан – в этом смысле обмен Зеленского действительно похож на освобождение Гилада Шалита. Факт совершения этих преступлений никто не опровергал, так что Путину совершенно не нужно фотографироваться с убийцами. Не случайно и руководитель телеканала Russia Today Маргарита Симонян в соцсетях аккуратно заретушировала лица всех освобожденных, кроме одного – журналиста Вышинского, который, конечно же, никого не убивал и не калечил, и уже поэтому стал лицом этого обмена, хотя до последнего дня ему противился и пытался остаться в Украине, чтобы доказать свою невиновность.

И это различие в отношении к освобожденным стало еще одним напоминанием о том, какая страна на какую напала, и кто в этой истории агрессор, а кто жертва. Как, впрочем, и упрямое желание добиться выдачи Цемаха – практически любой ценой – еще раз доказало, какая страна реально отвечает за уничтожение пассажирского самолета в небе над Донбассом.

Доказало убедительнее, чем все российские пресс-конференции по «Боингу», вместе взятые.


Виталий Портников / Детали
Поделитесь.





Новости партнеров