четверг, 18 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Владимир Бекиш: Из России – страна особых людей Никто другой, кроме особенного, озаренного светом неземным человека, Россией править не мог. И это осталось на века

Есть страны, которые живут скучно. Они вроде и благополучны, хорошо обустроены, народ там спокоен, обеспечен, живет долго, соблюдает законы, но… Скучно. Рутина. Без встряски, мобилизации всех сил…Чтобы все – в едином порыве за что-нибудь эдакое! Или против чего-нибудь такого!

А есть страны не такие скучные и блеклые. Я бы сказал – особенные. Специальные по своей сути. С особым историческим предназначением. И народ в этих странах – не то что! И этот народ – россияне. Мы – не такие, как они все. Мы – специальные. По крайней мере, некоторые из нас.

Вот, скажем, во всех странах мира есть дороги. И есть машины и водители. И есть полиция. А вот стран, в которых есть «спецтрасса»… И еще «спецбатальон» дорожной полиции… Таких в мире, как мне кажется, – одна. Россия. Нет, я допускаю, что в КНДР тоже есть всякое-такое «спец». Но там вся жизнь – «спец»! А для кого «спецтрасса»? Понятное дело, не для слесаря Петрова. И не для врача Иванова. Даже не нужно говорить, для кого. «Спецбатальон» тоже не для Иванова с Петровым. И не для вас, и не для меня. Для них. Специальных.

А еще есть «спецполиклиники». Как вы понимаете, не для учителей из типовой средней школы или водителей автобусов. Спецслужбы. Почему они не просто – «разведка»? «Полиция»? «Контрразведка»? Почему они – «спец»?! Спецавиаотряд. Спецборт. Гараж Особого назначения. Спецсвязь. Но самое главное – даже не наличие сонма «спецтрасс», «спецполиклиник» и «спецбатальонов». Главное – наличие «спецлюдей», для которых все это. Вы скажете: но это же все для президента! Премьера! Министра и депутата! Они же – не то, что мы! У них вон сколько работы и забот! И ответственность за всех нас!

Я бывал в Америке. И во многих странах Европы. И практически во всех странах Ближнего Востока, в половине стран Африки. Даже в Венесуэле с Бразилией. Докладываю вам: там тоже есть президенты, премьеры, министры и депутаты. А спецтрасс… Даже в Венесуэле и в Судане спецтрасс нет. И спецполиклиник нет. И я догадываюсь, почему это все есть в России: народ такой в этой стране. Не такой, как в остальном мире. Способный на такое, на что другие народы не способны. Жизнь отдать за идею. Чужие жизни забрать за свою идею.

Если вдуматься, то страна наша и ее народ так живут всегда и по-другому жить не могут. Потому что мы озарены особым светом с небес, и за это весь остальной мир испокон веков нас хочет сожрать и уничтожить. Потому мы вынуждены защищаться от всех и всегда. И чаще всего – способами особыми. Специальными.

Помните, был такой орган в прошлом столетии в СССР – «особое совещание»? Существовал аж до 1953 года. Тех, кто был неугоден власти, особое совещание могло сослать в лагеря, выслать из страны, а то и расстрелять. И все это – без суда. Вместо суда. У них там, на скучном Западе – суд и закон, а у нас особое совещание.

Еще до особого совещания в СССР существовали «тройки». Они создавались «особым приказом» НКВД. Тройки тоже могли приговорить к ссылке или расстрелу. И приговаривали – еще как… А вот как вы думаете – люди, которые попадали в состав тройки или особого совещания и становились вершителями судеб других людей, – они к себе относились как к обычным гражданам? Или уже чувствовали, что они «специальные»?.. Чувствовали! И держались за это счастье любой ценой. Ценой жизни. И даже не одной. И конечно, не своей.

И теперь, уже в нынешние времена, войти в спецкатегорию – мечта миллионов россиян. И пусть даже не в саму категорию, а в подкатегорию. Потому что за этим последуют спецполиклиника, спецбуфет, а если повезет, то и спецтрасса… Вся жизнь этой в общем неплохой страны пронизана тем самым духом «спец» и «особый». В ЦК КПСС была и в архивах осталась до сих пор Особая папка. Там хранятся документы, суть которых знать не «специальному» контингенту – то бишь нам с вами – не положено.

Ну а раз народ необычный, и отдельные его представители – совсем уж «специальные». И правит такой страной понятно, что не простой человек. В древней и в прошлой России кто ею правил? Царь. Не простой человек, но помазанник Божий. Никто другой, кроме особенного, озаренного светом неземным человека, Россией править не мог. И это осталось на века. Это только у них там, на загибающемся Западе, в катящихся в пропасть США президента избрали, восемь лет максимум просидел в кресле – и все, до свидания! А в России, СССР и снова в России – совсем другое дело. Если уж пришел настоящий человек, это – знамение: не менять, не трогать, верить, поддерживать. Иначе – рухнет все, что он невероятными усилиями удержал и защитил. И это понимают не только граждане, которые видят президентом только его. Это всегда понимали сами и понимают до сих пор все правители Руси.

Представьте себе: проснулся он однажды утром и вдруг отчетливо понимает – это все неспроста! Ну действительно, кем он был?! Простым офицером разведки и коммунистом, каких миллионы. А затем – простым чиновником в мэрии. Каких там пруд пруди. Да и дальше – ничего сверхъестественного! Ну, Кремль! Администрация. Да, старался. Так и все там старались! И вдруг – бац! Словно открыл человек неведомую дверку. И все. И вот уже сколько лет… Весь мир поеживается при одном упоминании его имени…

Значит, никто другой не сможет так, как он. И уж точно не сможет лучше, чем он. Особенно когда вокруг враги. Особенно когда главный стержень страны – армия, флот, ВКС и спецслужбы – горой за него. А значит, и за всех нас. И вот, осознав, что все это неспроста (в том смысле, что это и есть исключительность), он понимает: исключительность только тогда исключительна, когда такой, как он, – один! Нет, ну в самом деле: вот побыл он президентом два срока или чуть больше неформально; ну, и ушел. А раз ушел, то на его место пришел другой. И черт его знает, что этот другой там натворит. Лучше не рисковать. А чтобы не рисковать, народ в этой стране должен четко понимать: начиная с определенной ступеньки на лестнице государственной власти, люди, там стоящие, – не такие, как все! И чем выше, тем не такее!

И вот уже прокурор России летит на ненавистный Запад и так раздельно им говорит: у нас уже давно есть, и вам тут пора понять – есть народ и закон, а есть – особые люди! Специальные! В смысле люди с особым статусом! И нельзя к ним просто тупо применять закон. К народу применяйте, а он – сенатор… Он же не просто так сенатором стал. Не из слесарей же… Так что давайте на международном уровне введем понятие «персон с особым статусом». Которых трогать нельзя, даже если они совершили преступление или подозреваются в совершении преступления…

Конечно, при этом есть еще вокруг президента, который абсолютно специальный в силу того, о чем мы сказали, – когорта простых соратников. Невероятно удачливых, ставших в считанные годы миллиардерами, притом что раньше они были максимум членами кооператива. Думаете, они считают себя тоже озаренными в какой-то момент тем самым неземным светом удачи? Нет. Они понимают, что им просто повезло. Что они друзья и знакомые реально особого человека. Потому что такой особый может быть только один. И поэтому он никуда и никогда не уйдет. Уйти – значит дать шанс кому-то еще стать выдающимся и тем самым перестать быть исключительным самому.

Можно, конечно, сделать так, чтобы после него брали в руки страну только более слабые, чем он. Но – рискованно. Ведь когда-то и ему доверились, потому что считали слабым, послушным и управляемым. А оно вон как повернулось!

Нет, я вовсе не хочу сказать, что они там живут лучше, чем мы, и за наш счет, и о нас не думают! Новая стратегия нового президентского срока уже обозначена – благосостояние и богатство для всех! И кто-то уж точно в течение этого нового срока станет богаче.


Владимир Бекиш / Радио Свобода
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

1 × два =