п'ятниця, 9 грудня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Приятный повод задуматься: Что следует из осуждения России Генассамблеей ООН Уровень осуждения России ясно обозначил ее роль мирового изгоя. Московские пропагандисты пустили в ход новые методички, но это им не помогло

В конце сентября США и Албания вынесли на голосование в Совбез ООН проект резолюции о непризнании аннексии Россией Луганской, Донецкой, Херсонской и Запорожской областей Украины, осуждении российской агрессии и требовании к Москве немедленно вывести войска из Украины. В проекте также содержался призыв ко всем странам не признавать изменение украинских границ.

Из пятнадцати членов СБ ООН резолюцию поддержали десять: три постоянных — Великобритания, США и Франция, и семь избираемых на год — Албания, Гана, Ирландия, Кения, Мексика, Норвегия и ОАЕ. Один постоянный и три временных члена СБ ООН: Китай, Индия, Габон и Бразилия воздержались. Последний, пятнадцатый член СБ — Россия, занявшая место распавшегося СССР с явным нарушением устава ООН, наложила на резолюцию вето. Этот финал был предсказуем заранее, что и объясняло позицию воздержавшихся. Зная, что резолюция все равно не пройдет, они не увидели смысла в обострении отношений с Москвой.

После этого проект резолюции был вынесен на голосование Генассамблеи ООН. Представитель России Василий Небензя попытался было протащить решение о тайном голосовании, что дало бы Москве широкие возможности для толкования его результатов — но номер не прошел. Генассамблея голосовала открыто.

Результаты голосования были следующими:

  • Поддержали резолюцию с осуждением России – 143 страны. Это было самое большое число голосов, поданных против России, с момента ее вторжения в Украину.
  • Воздержались – 35 стран.
  • Отсутствовали в зале, уклонившись от участия в голосовании – 10 стран.
  • Голосовали против, то есть, поддержали Россию – 5 стран, включая и саму Россию.

Итак, у России осталось только четыре союзника — хотя вернее их назвать сателлитами. Это Беларусь, Северная Корея, Сирия и Никарагуа. Среди отсутствующих в зале был Иран, поставляющий России беспилотники-камикадзе для войны в Украине, в обмен на обещание Москвы поделиться с аятоллами ядерными технологиями — чтобы все было не хуже, чем у Кима. Но считать его союзником России сложно. Рашисты и аятоллы просто используют друг друга.

Уже традиционно, с речью в стиле «за все хорошее и чуть-чуть за Россию» выступил представитель вновь воздержавшегося Китая. С одной стороны, он высказался за уважение к территориальной целостности всех стран, с другой, констатировал, что принятие резолюции не поможет достичь поставленных целей: мира и стабильности. С этим трудно было спорить: принятые Генассамблеей резолюции, в отличие от решений Совбеза, являются лишь выражением мнения голосовавших и не имеют обязательной силы. Пекину, присосавшемуся к российским природным ресурсам, которые он, в условиях санкций, получает по минимальным ценам, не хочется ссориться с Москвой — но и пачкаться не хочется тоже. Китай не собирается поддерживать Россию, но извлекает выгоды из ситуации. Помимо заработка на российских проблемах, он успешно использует войну в Украине как повод для информационных атак на США.

В самом Китае СМИ вообще не заметили антироссийской резолюции. Зато они подробно написали об избрании 14 новых членов Совета ООН по правам человека, взамен тех, чей срок полномочий истекает в конце текущего года. Новые члены вступят в должность 1 января 2023. И, поскольку, журналистов в КНР, как и в России, нет, а все перья — пропагандисты КПК, китайские СМИ не упомянули о неизбрании Венесуэлы и Афганистана в связи с плохой репутацией в области прав человека, а также о том, что Россию выкинули из Совета после атаки Украины 24.02.

Китайцы прагматичны, на справедливость и международное право им плевать. Но их прагматичность дает отличный пример и для Украины. В частности, украинский представитель в ООН может при случае порассуждать в «нейтральном» китайском стиле о правах всех народов, включая уйгурский. Не помешало бы и проработать вопрос о том, с тем ли Китаем Украина поддерживает дипломатические отношения. Благо, есть и прецедент: Литва в конце прошлого года открыла для себя правильный Китай, со столицей в Тайбэе, который просто республика, а никакая не «народная». Не то чтобы этот опыт нужно слепо копировать, но приглядеться к нему определенно стоит. Отчего бы делегации ВР не посетить Тайбей: на Тайвань посмотреть, себя показать, а заодно послушать, как это прокомментируют в Пекине? Сейчас, прямо перед XX съездом КПК, время для такого визита очень удачное.

Но вернемся к союзникам России. Китай, следом за Ираном, тоже нельзя отнести к их числу. Китайская позиция столь же прагматична, как и иранская, разве что еще жестче. В отличие от Ирана, которому нечего терять – он и так под вечными санкциями, Китай избегает продавать России военные, а также двойного назначения комплектующие. Критикуя США, он, по сути, торгуется за компромисс с ними, и его позиция по отношению к Москве в рамках этого компромисса может быть обменена на что-то полезное в китайском народном хозяйстве. Вопрос лишь в ее обменной стоимости.

Позиция Сирии, с учетом того, что Башар Асад – российская марионетка, тоже едва ли может быть сочтена союзнической. Конечно, представитель Сирии в ООН заявил, что «Генасамблея манипулируется западными странами ради собственных геополитических интересов», и что она «враждебна России». Но его хозяин в Дамаске пытается сейчас осторожно сменить руку, на которую он надет, с путинской на эрдогановскую. А у Эрдогана – свои приоритеты: Анкара выступает за отмену права вето в Совете безопасности ООН. А резолюция Совбеза – это уже не попытка укорить морально, а полноценный повод для вмешательства международных сил, под мандатом миротворцев ООН.

Словом, при честном подсчете число союзников России ограничивается четверкой стран, представители которых сказали резолюции «нет». Даже Сербия и Венгрия осудили московскую агрессию. И Бразилия с Габоном, воздержавшиеся в Совбезе, тоже проголосовали за резолюцию. И даже Науру, признавшая независимость Абхазии и Южной Осетия за $ 50 млн. от Москвы, тоже осудила Россию. Воздержалась, правда, Индия – но у нее на Россию есть определенные экономические виды, сходные с китайскими, правда, замах поскромнее. А так-то Индия – член QSD, он же Quad, мягкого военно-дипломатического союза, беспокоящего Пекин, где его обзывают «азиатским НАТО».

Вот, кстати, о скромности замаха. Российские пропагандисты считают страны по «головам» и голосам, суммируя пять голосов «против», 35 воздержавшихся и 10 не участвовавших. Получается 143:50, тоже проигрышное соотношение для России, но уже не столь сокрушительное. При этом всю группу воздержавшихся и не участвовавших стран российские комментаторы сравнивают с «движением неприсоединения» (Non-Aligned Movement). Но в Non-Aligned Movement входят 120 государств, то есть, и большинство неприсоединившихся стран тоже голосовали за резолюцию, и против России.

Кроме того, счет по голосам выглядит искусственным, если вспомнить, что в военном и политическом противостоянии все решают экономики. А что, если посчитать по экономикам?

ВВП мировых экономик в триллионах долларов. Данные МВФ за август 2022 года

Вот соотношение мировых экономик, с разбивкой на сектора по континентам. Читатели могут сами изучить эту диаграмму и оценить уровень реальной поддержки России.

Здесь мы упираемся еще в один вопрос: можно ли вообще говорить о реальной поддержке кого бы то и чего бы то ни было, если в рамках Генассамблеи ООН решения необязательны и носят чисто декларативный характер, а обязательные решения Совбеза невозможны, поскольку у России там есть право вето, незаконно унаследованное от СССР? И даже если бы решение Совбеза против России и было принято, по факту оно тоже необязательно и может быть утоплено множеством способов. Без серьезного реформирования ООН не способна решить ничего. Последние события в мире, включая войну в Украине, выявили это очень четко.

Прогноз распада России, сделанный РАН в 2019 году

Не пора ли поднимать вопрос о новой международной организации? С весом голосов сообразно реальным экономическим и военным возможностям голосующих. И без России как страны-террориста (теперь уже признанной таковой решением другой, казалось бы, нереформируемой организации — Парламентской ассамблеи Совета Европы). Страны, не признающей международного права ни в каком его виде — и страны, не имеющей перспектив в будущем. Отчего бы не проработать хотя бы общие контуры такой организации, которая заменит нынешнюю ООН в послевоенном мире? Мире, в котором России в ее нынешнем виде уже не будет.

И почему бы этот вопрос на международном уровне не поднять именно Украине?


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поділіться цим