п'ятниця, 1 липня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Расплата за войну: Как тонет экономика Беларуси Беларусь из-за того, что стала плацдармом РФ в войне против Украины, получила почти столько же экономических санкций, сколько и сама Россия. И они больно бьют по и без того слабой белорусской экономике

Санкции, введенные против РФ из-за нападения на Украину, пока не сказались фатально на ее экономике. Слишком велика инерция огромной страны, слишком большие доходы продолжают поступать от продажи нефти и газа, слишком много обходных путей и желающих заработать, помогая обойти санкции.

Но как складывается ситуация в Беларуси? Маленькая страна с небольшой экономикой, вся на виду, и веденные против нее санкции (как против соагрессора) дают результат.

Погружение в кризис

В конце апреля Россия дала Беларуси отсрочку по кредитам на сумму свыше $1 млрд на период более года. Это было неизбежно – официальный Минск уже на самом деле не способен расплачиваться по долгам. В том числе из-за санкций.

После начала российского вторжения в Украину против Беларуси были задействованы почти все те же самые санкции, что и против России. Причем они наложились на другие санкции, куда более слабые. Те, которые были введены против режима Лукашенко на протяжении 2021 года, – за подавление «белорусской революции» в 2020-м.

Да, уже введенные санкции действовали: из-за них ВВП Беларуси за январь-апрель 2022-го снизился на 2%. В основном из-за того, что был затруднен доступ к рынкам сбыта, затруднены поставки комплектующих, сырья и материалов. Хотя формально за I квартал экспорт белорусских товаров и услуг увеличился на $0,5 млрд, или на 5%. Достигнуто рекордное положительное сальдо во внешней торговле: почти $1 млрд, в том числе по услугам – $1,2 млрд. Вот только все это – за счет переориентации белорусской экономики на единственный рынок – рынок РФ. Так что рост экспорта не отменяет быстрого ухудшения экономической ситуации.

Годовая инфляция в Беларуси в апреле разогналась до 16,8%, сообщает Белстат (то есть это официальная статистика). При этом цены на продукты в годовом выражении выросли на 19%, а на непродовольственные товары – на 18,6%. С начала этого года инфляция в Беларуси составила 11,1%. Месячная инфляция в апреле — 1,6%.

Теперь же ситуация быстро ухудшается, причем практически в режиме реального времени. В том числе и потому, что Минск полностью прекратил торговлю с Украиной, на рынок которой прежде направлялось 11% экспорта (напомним, наша страна ввела соответствующее эмбарго).

Масштабные финансовые санкции вызвали невозможность (либо, как минимум, задержку) выплат по существующим контрактам, заморозку счетов. Сократилось кредитование. Часть белорусских банков попала под санкции, бизнес стал переходить из одного банка в другой, образовались очереди.

Одновременно сильно упал экспорт, за счет которого всегда жила белорусская экономика. Прежде всего – удобрений. Беларусь потеряла рынки ЕС и Украины. Продукцию пытаются перенаправить в Индию и Китай, но там уже почувствовали изменение конъюнктуры, так что удобрения приходится продавать с дисконтом. Примерно то же самое в нефтепереработке, машиностроении, металлургии: приходится срочно искать новые рынки для технологически сильно устаревшей белорусской продукции. Задача – если искать за пределами РФ – практически невыполнимая.

Только 15 мая премьер-министр Беларуси Роман Головченко назвал сумму, на которую заблокирован белорусский экспорт. По его словам, это $16-18 млрд в год. Это 32-34% от прошлогодних объемов, и это весь белорусский экспорт в Европу и США.

Ситуацию усугубляют возникшие после начала войны проблемы с грузоперевозками: очереди, увеличение сроков, изменение цен. Украина и Прибалтика закрыли для Беларуси выход к морю; транзит из Польши в Россию и обратно ужался до ничтожных объемов. Белорусские чиновники объявили было, что «нашли выход»: поставлять товары в Китай по железной дороге. Но сразу оказалось, что этот путь и прежде, и тем более сейчас полностью загружен. Более 60% возможностей Транссибирской магистрали занято российским угольщиками. Остальное – другими российскими экспортерами, в том числе конкурирующими производителями удобрений. Вряд ли в Кремле захотят ущемлять собственный бизнес ради выделения квот белорусским производителям. Скорее используют ситуацию для того, чтобы получить задешево белорусские товары – они станут актуальны после ухода с рынка множества западных производителей.

В самой Беларуси санкции ударят по обрабатывающей промышленности (где около 45% комплектующих – импортные), экспорту леса и лесопереработке, автомобилестроению и химической отрасли. При этом более других пострадают самые модернизированные производства, завязанные на западные технологии. Это приведет к технологической отсталости, за которой неизбежно последует усиление командных и мобилизационных форматов управления экономикой.

Настроения и прогнозы: один негатив

Белорусская экономика из-за «военных» санкций столкнулась с нетипичной для рецессий и кризисов ситуацией – шоком предложения. Вкупе с шоком спроса (его резким снижением, также из-за санкций) это бьет по экономике гораздо сильнее: снижаются одновременно и спрос, и предложение. Результат – весьма значительное проседание ВВП, сопровождаемое растущими ценами.

Погружение белорусской экономики в рецессию только началось, и пока ее влияние не затрагивает значительную часть компаний и населения. Однако опросы показывают, что пятая часть белорусов вынуждена экономить на еде, а больше трети «просто» столкнулись со снижением доходов. Более 60% респондентов согласны с утверждением, что экономика Беларуси уже сейчас находится в кризисе.

Социологи видят ухудшение настроений – индекс потребительской уверенности упал. Это значит, что внутренний спрос в Беларуси тоже начинает сокращаться. Большинство белорусов ожидает негативного влияния санкций на свой уровень жизни, отката в экономическом развитии, следует из опросов. Малый и средний бизнес также настроен негативно. Оценки своего экономического положения у компаний ухудшились и дошли до самой низкой отметки, повторив показатели декабря 2020 г.

Сейчас аналитики, конечно, рисуют разные сценарии того, как может развиваться ситуация в экономике Беларуси. По большому счету все зависит от того, сколько еще продлится война России против Украины и как долго Александр Лукашенко сможет оставаться у власти. Однако все известные нам сценарии связаны с падением ВВП: при самом оптимистичном, то есть в случае скорого снятия санкций, это будет снижение на 5%, а при самом пессимистичном – на 20%.

Однако даже самый плохой сценарий все равно не равняется возврату в 90-е: Беларусь ожидает возврат примерно к уровню экономики 2007-2008 гг. При этом страна получит также полномасштабный финансовый кризис, как в 2007-м, что приведет к инфляции на уровне 20% в течение года.

Пока, правда, международное рейтинговое агентство Fitch Ratings подтвердило долгосрочный рейтинг дефолта Беларуси на уровне «CCC». Аналитики предупреждают, что западные санкции, введенные в отношении Беларуси, угрожают макроэкономической стабильности и создают неопределенность в способности выполнять внешние обязательства. Тесные экономические и финансовые связи с Россией Fitch не рассматривает как стабилизирующий фактор. Наоборот, по оценке агентства, из-за ориентации на Россию экономика Беларуси упадет на 5% в 2022 г. и 1,2% – в 2023-м.

Но это все макроэкономика. А когда разговариваешь с живущими в Беларуси людьми, то только и слышишь, что про рост цен, падение зарплат и безумие начальства всех уровней. Так что можно предположить, что реальность еще хуже, чем ее отображает статистика.


Денис Стаджи / Depo.ua
Поделитесь.