воскресенье, 29 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Гибель империи: Почему русский рейх обречен на исчезновение Для того чтобы федерация затрещала по швам, хватит одного-единственного сильного толчка

Россия – «лоскутное одеяло», стремительно распавшееся на части в 1917 году, после чего большевикам с большими потугами кое-как удалось, хоть и далеко не полностью, собрать их вместе. Процесс распада повторился в 1991 году, и с очень большой вероятностью дезинтеграция старой новой империи возобновится сейчас, после ее нападения на Украину.

Один из основных сценариев распада великих держав, бывших империй, достаточно стандартен. Это сильное ослабление центральной власти в результате правительственного переворота или кризиса власти. Новая власть недееспособна, начинается борьба, как результат – анархия, управлять общегосударственной инфраструктурой невозможно, регионы начинают отделяться. Лишившись централизованной власти в государстве, даже группы небольших поселений, некоторые города, регионы с собственной культурой и бывшие административно-территориальные единицы начинают провозглашать свои нежизнеспособные республики-однодневки, вроде тех, которые были во время гражданской войны. Сейчас власть в России – централизована, однако центробежные тенденции в национальных республиках вроде Татарстана, Башкортостана или республик Северного Кавказа достаточно сильны. И для того чтобы РФ затрещала по швам, хватит одного-единственного сильного толчка.

Усиление национализма и религиозной нетерпимости в одном из мононациональных регионов «федерации» вполне возможно. Тот или иной регион может попытаться выйти из состава России в результате войны, как в свое время Ичкерия, а другие мононациональные регионы могут последовать примеру первопроходца.

Сейчас, когда российская недоимперия начала войну с внешним врагом, то есть Украиной, это усугубило огромное количество внутренних проблем. В частности, это экономический кризис, сильно ослабляющий Россию: экономически сильные регионы не желают кормить дотационные регионы и фактически «отпускают» их в свободное плавание. В 90-х, во времена президентства Бориса Ельцина, это происходило по формуле «берите столько суверенитета, сколько сможете». Однако сейчас процесс может зайти гораздо дальше, то есть экономически сильные регионы могут выйти из «федерации» силой. Сам по себе экономический спад также вызывает обострение уже существующих социальных и политических проблем, что ослабляет страну, деморализует армию, а особенно силовиков, которые призваны противостоять центробежным движениям и бунтам.

По вышеуказанным причинам распались большинство европейских империй — Австро-Венгерская, Португальская. В конце концов, Третий рейх, которому сейчас следует Россия, закончил свое существование так же из-за нападения на врага, силы которого Гитлер недооценил.

Другие империи, подобно России, теряли территории, но для них утрата империи не означала потери своего национального государства, которого у России нет и никогда не было. Процесс дезинтеграции империи продолжается и в конце концов приведет к ее окончательному краху.

Очень принципиальной предпосылкой грядущего распада России является и полное отсутствие в государстве современного Гитлера объединяющей идеи, которой для СССР был коммунизм. Сейчас же «идеологией» этого государства — нефть и газ, что подтверждают отдельные российские эксперты. Приведу несколько цитат.

«На самом же деле нам следовало бы задуматься над тем, чего будет стоит российская экономика, а по сути и российское величие, когда на огромном пространстве, именуемом Российской Федерацией, не останется ни нефти, ни газа. Что в этом случае сможет скрепить это пространство, и без того постоянно тяготеющее к самораспаду? Другими словами, в состоянии ли мы за полвека, остающегося до исчерпания мировых природных энергоресурсов, сделать нашу экономику столь же конкурентоспособной, как и, скажем, экономика китайская, не говоря уже о японской?» – говорит журналист-международник Борис Туманов.

Еще более мрачную картину рисует футуролог и писатель Сергей Перелесгин, который считает, что нынешнее государство будет разорвано в клочья.

«В первой четверти XXI века Российская Федерация может распасться на четыре неравные части: западные регионы присоединятся к ЕС или одному из его осколков, восточная будет экономически ассимилирована Китаем и Кореей, юг Волго-Уральского порога подвергнется интенсивной исламизации, север, по которому пройдет разлом, окажется в запустении» – отмечает Перелесгин.

Даже весьма известный российский имперец Александр Дугин, к которому, говорят, очень любят прислушиваться в Кремле, что-то подозревает и делится невеселыми мыслями. «Дело с Россией настолько плохо, что мы перестали воспринимать это как угрозу. В физике – это свойство пассивной массы. Ей придали импульс со стороны, она и катится, куда пнули. Инерциальный сценарий для России – самый короткий путь к небытию», – говорит идеолог русского нацизма.

Деградация внешней политики от условной либерально-прозападной до шовинистически-агрессивной, которая не имеет осмысленной концепции и не может предложить ничего привлекательного для подражания – это приговор Путину и его системе. «Русский мир» является продуктом с ограниченным ареалом применения и к тому же совершенно провальным с точки зрения реализации.

В результате Россия оказалась в изоляции от цивилизованного мира, а безграничное стремление компенсировать это «стратегическим партнерством» с Китаем приведет либо к еще большей зависимости от Пекина, аппетиты которого, в частности, территориальные, будут постоянно расти, либо вообще завершится ничем – в Поднебесной вполне резонно могут решить, что ей лучше успешно торговать с богатым Западом, чем вытаскивать из ямы осунувшуюся и дезориентированную варварскую Россию, которую после развала можно будет брать голыми руками.

Пока же падая в бездну, Кремль продолжает запугивать и провоцировать Запад, поощряя последний к еще более жестким ответным действиям. В конечном итоге это приведет к еще большему обнищанию россиян и качелям внутри России, которая не может опереться ни на одну крепкую идеологическую основу, чтобы консолидировать разношерстную массу.

Зато основной раздражитель Москвы, то есть мы, украинцы, наоборот достигли максимального единства. Нападение российской армии позволило завершить формирование политической нации, о чем последние 30 лет неустанно говорили политики и эксперты. Ненавистные Москве мазепинцы, петлюровцы и бандеровцы стали единой силой – украинцами. А великий народ, обороняющийся на своей земле, не победит никто.


Денис Захаров / Апостроф
Поделитесь.