воскресенье, 5 апреля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Вадим Денисенко: Россияне мобилизовали тысячи ботов в поддержку Зеленского Россияне разгоняют три основных тезиса в соцсетях. То, что Россия, а именно Ольгино, подключилось к этой истории, не вызывает никаких сомнений

В воскресенье состоялась беспрецедентная со времени первого и второго тура президентских выборов мобилизация ботов в соцсетях. Об этом в интервью Depo.ua рассказал экс-депутат, политолог Вадим Денисенко.

— Вчера на акцию «Красные линии» против капитуляции пришло около 10 тысяч человек. Как считаете, это много или мало? И повлияет ли митинг на стратегию Банковой на «нормандской встрече»?

— С моей точки зрения, это абсолютно ожидаемая цифра. Потому рассчитывать на то, что сегодня придет 50-60 тысяч, было бы неправильно. Вся акция построена на том, что еще ничего не произошло — это просто предупреждение. С этой точки зрения — это не успех и не поражение. Поэтому, все абсолютно нормально. Главный вопрос на самом деле в том, повлияет ли это как-то на ОП. На Банковой, безусловно, напрягутся. Поймут, что сегодняшние 10 тысяч могут экстраполироваться в предстоящие 100 тысяч. Вчерашняя цифра получена без большой мобилизации, без своза людей, это исключительно киевляне, которые вышли на акцию протеста в тот момент, когда никакой угрозы еще не существует. То есть, это достаточно серьезная цифра.

— В то же время по соцсетях сегодня достаточно активно гоняется история, в Украине объявлен траур, а оппозиция устроила «танцы на костях» …

— В принципе, мы должны говорить, что вчера произошла беспрецедентная со времени первого и второго тура президентских выборов мобилизация ботов в соцсетях. Такого количества ботов мы не наблюдали со времен активной фазы президентской избирательной кампании. По моему глубокому убеждению, такое количество ботов невозможно было бы без активного участия российских ботоферм.

Я считаю, что вчера это еще не пиковая история, а начало этой кампании. Ее пик начнется завтра с нормандского формата. И она будет активно развиваться как минимум в ближайшие недели. Мы можем сказать, что сегодня в соцсетях работают, с одной стороны украинские боты, а также активно вовлечены российские боты. И количество ботоаккаунтов мы можем оценивать не меньше, чем в 5-10 тысяч.

Во время президентской кампании в пиковые моменты работало именно такое количество ботоакаунтов, причем надо понимать, что непосредственно Зеленский не имел своих ботоферм. Все ботофермы, которые работали рядом, — это были ботофермы тех, кто его реально и официально поддерживал. Но вместе с ними (не думаю, что в прямой координации) работали россияне, которые очень активно включились с определенного момента. И сейчас мы видим ту же историю. Сразу хочу сказать, Зеленский не занимался созданием своих ботоферм после того как стал президентом. По крайней мере, я об этом не слышал. Сейчас просто снова поднялись все ботофермы, которые работали раньше. Или координируются ли россияне с Банковой или Банковой? Подтверждения этому нет.

— То есть, можно сказать, что имеет место не только использование российских технологий, но и привлечение самих россиян?

— Я бы не назвал это российскими технологиями. Просто россияне очень активно включились в разгонку месседжа о том, что, во-первых, это «танцы на крови в стране траур, а здесь якобы что-то празднуют». Ну, это бред, если посмотреть на то, что происходит. Второй тезис — это «вы не хотите мира, вы хотите войны». И третий тезис — это то, что во всем виноват Порошенко. Это три основных тезиса, которые разгоняются на сегодняшний момент в соцсетях.

Я написал сегодня абсолютно невинный пост. Просто показал фотографию, где я на Майдане, рассказал свои мысли по поводу сложившейся ситуации. Я не помню такого, чтобы мне пришлось удалить более десяти комментов от людей, у которых нет ни одного написанного поста. То есть, типичных ботов.

— Получается, что Россия подключилась сама по себе, могут ли быть какие-то договоренности?

— Невозможно точно ответить на этот вопрос. Но то, что Россия, а именно Ольгино, подключилось к этой истории, не вызывает никаких сомнений.

— Несколько дней назад общество гудело из-за обысков у якобы Медведчука и из-за накрытия СБУ ботофермы. Связаны ли эти истории с будущей «нормандской встречей»?

— Сейчас можно более или менее реалистично говорить о большой конкуренции между несколькими группами влияния. И так называемая группа Медведчука сейчас проигрывает так называемой группе советника президента Ермака. Потому что Ермак является главным переговорщиком с Российской Федерацией. Собственно говоря, на эту историю надо смотреть как на внутривидовую войну, когда определенные группы влияния воюют между собой. Имеют ли эти истории отношения к сегодняшнему дню? Очевидно, что да. Потому что внутривидовая война всегда является наиболее жестокой. И никто не может сказать, что даже люди по одну сторону баррикад не будут переступать определенные границы во внутривидовой войне. С этой точки зрения, история имеет отношение к сегодняшнему дню.

— А как вы относитесь к версии, что такими обысками Банковая будто показывает Путину, что может взять Медведчука в заложники?

— Я думаю, что это мифология. И говорить о том, что кто-то на сегодняшний момент может взять Медведчука в заложники, — это миф. И версия, что его можно несколько «покусать» — это факт.

— Также видим, как пророссийские деятели — Портнов, Лукаш, Шарий — активно занимаются дегероизацией наших воинов и участников Революции достоинства. Распространяют в соцсетях месседжи, направленные на то, чтобы превратить Майдан 2013 — 2014-го в фейк. Как вы думаете, может ли власть с этим что-то сделать? Или же ему это выгодно?

— В принципе, это абсолютно невыгодно Зеленскому — в этой истории он не играет в свою игру. Безусловно, власть может что-то делать, но в ближайшее время Зеленский по этому поводу ничего делать не будет. Он живет на своеобразной растяжке. С одной стороны, его окружение рассказывает ему, что он в ближайшее время может получить Нобелевскую премию мира. С другой, его же окружение говорит о том, что сейчас существуют планы якобы переворота. И этот переворот сметет его физически. То есть, с одной стороны он живет в ореоле будущей славы, а с другой — в страхе, что что-то может с ним физически произойти.

Поэтому вокруг этого и строится его внутренняя украинская политика. Я имею в виду не Донбасс, который сегодня стал политикой не столько внутренней, сколько внешней. А именно внутреннюю украинскую политику.

Именно поэтому он настолько зациклен на Порошенко. Поэтому он сделал все от себя зависящее, чтобы Порошенко стал главным оппозиционером к Зеленскому и стал самым влиятельным оппозиционным политиком.

Президент живет историей, что для него самой большой проблемой является не Россия, не экономика, не бедность, а Петр Порошенко. С этой точки зрения, он даже боится подумать о том, что героизация «Беркута» сыграет именно с ним страшную шутку. С ним, а не с кем-то другим.


Алина Морозова / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров