пятница, 13 декабря 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

На радость Москве: Как Париж поджигает Балканы Если со странами – официальными кандидатами на вступление в Евросоюз может твориться такой «цирк», то сложно даже представить, чего ждать Украине

Прогнозы о том, что после отказа ЕС начать переговоры о вступлении с Албанией и Северной Македонией на Балканах усилится влияние других глобальных игроков, в первую очередь России, а регион погрузится в новую эпоху нестабильности, начинают сбываться.

Возвращение македонско-российской дружбы

В середине ноября, после пятилетнего перерыва, собралась на совместное заседание межправительственная комиссия по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству между Россией и Северной Македонией. Надо сказать, что Скопье — хотя страна вот-вот станет членом НАТО и готовится к началу переговоров с ЕС — не вводило санкции против России из-за аннексии Крыма и агрессии на востоке Украины. Однако фактически двустороннее сотрудничество было на минимальном уровне: в совокупном товарообороте за первую половину года доля РФ составляет лишь 1,1%, да и пророссийских заявлений от нынешней власти в Скопье было не слышно.

И вот теперь все меняется. 14-15 ноября в Скопье и Охриде прошли и официальные встречи, и бизнес-форум. О том, насколько это событие было важным для Северной Македонии, говорит тот факт, что в мероприятиях принимал участие глава правительства Зоран Заев. Российскую делегацию возглавлял замминистра промышленности и торговли Алексей Груздев — не очень представительно, но с чего-то надо было начинать восстановление полноценного взаимодействия.

Формальным результатом было парафирование протокола о развитии двустороннего сотрудничества. Однако все понимают, а Посольство РФ в Северной Македонии сказало это прямо, — главным итогом стал сам факт возобновления двусторонних правительственных контактов после пяти лет паузы. «Мы договорились с северомакедонской стороной, что механизм межправительственной комиссии будет работать более ритмично, предварительно договорились, что такие меры будут ежегодными», — заявили в российском дипломатическом представительстве.

Балканы как часть Евразии

Что дальше? Северная Македония сделает разворот, отвернется от западного пути развития и направится на Восток? Такая возможность теоретически существует — в конце октября постоянный представитель России при Евросоюзе Владимир Чижов предложил Скопье (как и Тиране) рассмотреть возможность присоединения к Евразийскому экономическому союзу. Впрочем, в Северной Македонии приняли предложение россиян прохладно. Комментируя заявление Чижова, Заев заявил, что в правительстве никому «и в голову не приходило вступать в этот союз». Единственный вариант для страны — это ЕС и НАТО, подчеркнул северомакедонский премьер, отвечая на вопрос относительно вероятности изменения внешнеполитического курса страны после возобновления работы межправительственной комиссии с РФ.

В то же время Заев отметил, что развитие экономических отношений с Россией является полезным для страны, а «все, что приносит пользу нашему народу, должно быть сделано». Но совершенно очевидно, что нынешняя активизация взаимодействия по линии Скопье-Москва может иметь и другие причины, кроме чисто экономических, а именно: торможение процесса евроинтеграции бывшей Югославской Республики.

Как известно, на последнем саммите ЕС президент Франции Эммануэль Макрон выступил категорически против начала переговоров о вступлении с Северной Македонией и Албанией, и Союз вынужден был поставить евроинтеграцию этих стран на паузу. После такого негативного сигнала Скопье и начало вводить многовекторность, к чему, скажем прямо, государство, которое не ввело санкции против РФ, и без того было склонно.

Заразная «перезагрузка»

Можно подумать, что Северная Македония берет пример с Сербии, которая умудряется одновременно вести официальные переговоры о вступлении в ЕС и подписывать соглашение о свободной торговле с ЕАЭС, сотрудничать с Североатлантическим альянсом и проводить учения с Россией и ее военными союзниками. Но нет, Заев ссылается на другие авторитеты, в частности Германию и Францию, которые в последнее время активно налаживают отношения с РФ.

Северомакедонский премьер мог бы упомянуть еще одного участника Евросоюза и Альянса, который сейчас демонстрирует неслыханную интенсивность взаимодействия с Россией, — Болгарию. Как известно, эта соседняя и вообще очень близкая Северной Македонии страна участвует в реализации «Турецкого потока» — южного варианта «Северного потока», по которому российский газ будет поставляться в европейские страны (в обход Украины). Но не только. Например, когда в конце октября РФ отправляла на учения в Сербии системы С-400, именно София дала разрешение на пролет самолетов с ЗРК над своей территорией.

В принципе оживление дружбы Скопье с Москвой можно воспринимать как часть общего процесса «перезагрузки» отношений Запада с РФ и беспокоиться по этому поводу не более чем из-за геополитических реверансов Парижа в сторону Кремля или строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока «. Но в случае с Северной Македонией есть дополнительные нюансы.

Македонцы ради европейской и евроатлантической интеграции пошли на чрезвычайные жертвы, изменив — в угоду члену ЕС и НАТО Греции — название страны, и невыполнение ЕС своих обещаний в этой ситуации воспринимается ими очень болезненно, и если не разрушает, то точно уменьшает доверие к западным институтам и коллективному Западу в целом. Это особенно опасно для сохранения нынешнего прозападного курса Северной Македонии в условиях наличия в стране мощной оппозиции, выступавшей против уступок Афинам ради европейской и тем более евроатлантической интеграции и политику которой радостно поддерживала Москва.

Членство в НАТО, которое ожидается уже в январе, не позволит Северной Македонии принять предложение россиян и присоединиться к Евразийскому экономическому союзу и тем более вступить в ОДКБ, но выбрать путь соседней Болгарии — совмещение пребывания в Альянсе с тесной дружбой и сотрудничеством с РФ — македонцы вполне смогут. Более того, теперь, после запуска «перезагрузки» отношений с Россией, не факт, что даже старт официальной евроинтеграции остановит Скопье от углубления сотрудничества с Москвой. Но отсутствие прогресса на этом пути однозначно сделает эту балканскую страну более пророссийской и антизападной.

Последствия краха евромечты

Надо отметить, что в случае торможения процесса присоединения к ЕС стран региона «эрозия веры в Запад» произойдет не только в Северной Македонии, но и в целом в регионе Западных Балкан, особенно в странах, которые пока не являются хотя бы членами НАТО.

Сербы станут еще больше смотреть на Восток — на Россию, но также и на Китай. В Боснии и Герцеговине, кроме роста пророссийских настроений в Республике Сербской, усилится тяга боснийцев к налаживанию более тесных отношений с Турцией. Косово окончательно перестанет верить в свои европерспективы, в свое полноценное признание и задумается об альтернативном пути, например, об усилении интеграции (объединения) с Албанией… К тому же и Приштина, и Белград потеряют всякую мотивацию к компромиссному урегулированию конфликта, на чем настаивал Евросоюз.

Фактически препятствия на пути евроинтеграции Западных Балкан, которые взялся создавать Париж, могут не только открыть окно возможностей России для усиления своего присутствия в регионе, но и поколебать всю построенную на Балканах послевоенную конструкцию, которая обеспечила какую-никакую стабильность.

Грустный евроцирк

Возможно, понимание опасности расшатывания ситуации на Балканах заставляет Францию демонстрировать свою готовность найти компромиссное решение: Париж вместо блокировки переговоров с Тираной и Скопье предлагает ввести изменение правил расширения ЕС, а затем продолжить процесс принятия членов в Евросоюз уже по-новому. Представитель РФ при ЕС Чижов, который предлагал Северной Македонии присоединиться к Евразийскому союзу, 17 ноября в интервью Financial Times уже поддержал предложения Франции по этому поводу. «Президент Макрон прав, когда говорит, что ЕС сначала нужно разобраться с внутренними вопросами, прежде чем расширяться», — заявил российский дипломат.

Но на самом деле идея изменения подходов к приему в Евросоюз новых участников не является положительной с точки зрения Балканского региона. В случае запуска этого процесса под удар попадают не столько Албания и Северная Македония, сколько Черногория и Сербия, которые уже несколько лет ведут официальные переговоры с ЕС о присоединении. Более того, Подгорица вообще находится на «финишной прямой» переговоров с Брюсселем, и черногорцы надеялись стать членом Европейского Союза уже в ближайшие пять лет, до 2025-го (это им и в ЕС обещали). После пересмотра процедур вступления в Евросоюз Черногории и Сербии придется… а вообще неизвестно, что им придется делать.

Понятно, что все это жонглирование правилами приема в ЕС точно не увеличит уважения и доверия к Евросоюзу со стороны стран-кандидатов. В этой ситуации процесс евроинтеграции Западных Балкан, который имел целью построить в регионе все условия для устойчивого мира, постепенно превращается в фактор провоцирования политической турбулентности.

С особым сожалением за этими процессами вынуждена наблюдать Украина, потому что понятно: если со странами — официальными кандидатами на вступление в Европейский Союз может твориться такой «цирк», то сложно даже представить, чего ждать тем, кого пока нет даже в списке потенциальных кандидатов.


Наталья Ищенко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров