воскресенье, 15 сентября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Подкоп под ЕС: Почему Берлин и Париж помогут Москве строить «Мордорский туннель» Германия и Франция создали структуру для совместного манипулирования ЕС в собственных эгоистических интересах

Национальная ассамблея – нижняя палата парламента Франции – одобрила создание совместного с Германией органа, названного Франко-Германской Парламентской Ассамблеей (ФГПА). «Создание такого уникального парламентского института является признаком интенсивности наших отношений», – заявил по этому поводу президент Нацассамблеи Ричард Ферран. Правда, идею еще должен одобрить германский Бундестаг, но есть все основания полагать, что проблем там не возникнет.

Новый орган благопристойно упакован в один пакет с заключением в январе и с  последующей ратификацией Аахенского договора, обновленного Елисейского соглашения 1963 г. – послевоенного пакта о примирении между Германией и Францией. Договор обязывает Берлин и Париж к укреплению двусторонних внешнеполитических и оборонных связей (напомню, что это происходит внутри ЕС), к продвижению двусторонних франко-германских проектов и к согласованию академических званий – деталь, малосущественная только на первый взгляд. Соглашение о создании ФГПА одобрили правящая Прогрессивная партия Франции (LREM), основателем которой является президент Эммануэль Макрон, правоцентристская партия «Республиканцы» (LR), левоцентристская Социалистическая партия (PS) и партия Демократическое движение (MoDem). Крайне левые и крайне правые были против, но у них не хватило голосов, чтобы заблокировать это решение.

Планируется, что ФГПА будет собираться дважды в год в составе 100 депутатов двух парламентов, по 50 от каждой страны, и принимать совместные резолюции от имени Национальной ассамблеи и Бундестага, которые, впрочем, не будут иметь обязывающей юридической силы. Первое заседание ожидается уже совсем скоро, 25 марта в Париже. Его повестка дня пока не обнародована, но, как заявила председатель фракции PS Валери Рабо, речь может пойти о вопросах, которые «вызывают трения». А именно: о размере французского внешнего долга и уровне инвестиций в экономику Германии.

Критикуя идею ФГПА, французский ультралевак и соперник Макрона по президентским выборам Жан-Люк Меланшон заявил, что, во-первых, Франция направила свой вектор движения не туда – мол, у нее больше общего с южной Европой, чем с Германией, а во-вторых, что попытка создания коалиции внутри ЕС для де-факто перехвата управления им только двумя странами, – довольно рискованная игра. Тем более с учетом противоречий и без того раздирающих Евросоюз. Но, как уже было сказано, несмотря на критику слева и справа, решение о создании ФГПА было принято.

Итак, внутри ЕС создано межгосударственное объединение, никак не привязанное к его структурам. Это примерно то же, как если бы к телу человека, пусть и не вполне здорового и даже не совсем адекватного, – такая аналогия с нынешним ЕС вполне оправдана, пришили бы еще одну конечность.

Допустим, руку.  Причем эта рука будет действовать автономно от головного мозга, управляясь какой-то частью периферической нервной системы. Пусть даже довольно мощной – скажем, энтеральной нервной системой, сравнимой по мощности с мозгом кошки, и при поддержке других периферических, но тем не менее влиятельных структур – тут самое время вспомнить о единой франко-германской системе академических званий, прописанной в Аахенском договоре.

Какие последствия повлекла бы за собой такая хирургия?

Едва ли новый орган прибавит адекватности нашему пациенту. Но он, несомненно, сможет создать массу странных и двусмысленных ситуаций, а также заставить головной мозг относиться к мозгу кишечному с большим уважением, и здесь уже можно вспомнить пушкинского дядю, нашедшего способ заставить ближних уважать себя. Можно, впрочем, вспомнить и дворника из известной пародии на «Онегина» и его неспособность разрулить возникшую ситуацию. Именно в роли дворника окажутся управляющие структуры ЕС в связи с появлением ФГПА.

Тот факт, что решения ФГПА не будут иметь в ЕС обязывающей юридической силы, не должен вводить в заблуждение. Перед нами площадка для согласования и частичной (на национальном уровне) институализации совместных действий двух самых экономически развитых стран ЕС в рамках Евросоюза. Решения же двух парламентов – Франции и Германии – имеют в ЕС еще какую юридическую силу. В том же случае, если они будут приниматься согласованно, их сила возрастет. И не вдвое, а как минимум в квадрате.

Иными словами, перед нами реализация проекта «двухскоростной Европы», о котором говорили уже давно.  Ну что ж… франко-германские пацаны сказали – франко-германские пацаны сделали. Здесь можно также найти массу исторических аналогий – от внутрипартийных оппозиций у большевиков до империи Карла Великого или  Контрреформации, но это уже будет не более, чем игра ума, поскольку по существу дела все обстоит очень просто: Германия и Франция создали структуру для совместного манипулирования ЕС в собственных эгоистических интересах.

Конечно, такая структура заработает в полную силу не сразу, но это и не нужно. Резкие движения могли бы вызвать скандал и излишние бултыхания остальных лягушек в брюссельском болотце.  Между тем известно, что сварить живую лягушку в кастрюле без крышки и без сопротивления с ее стороны можно, лишь нагревая ее медленно и давая амфибии время привыкнуть – и даже насладиться теплом и уютом, после надоевшей болотной сырости.

Чем отличаются интересы ЕС от франко-германских? Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что их отличия вытекают из устойчивости государственных институтов, а такая устойчивость нарабатывается только со временем, исходя из уровня развития экономики, и, наконец, из географической удаленности от России. Из этих отличий вытекает целый спектр вопросов, к которым у  ФГПА и Европарламента будет заведомо различный подход. При этом реализация подхода ФГПА неизменно будет способствовать увеличению разрыва между тремя эшелонами ЕС: первым – в лице Германии и Франции, вторым – другими странам ЕС, которым не довелось испытать прелести социалистического лагеря, и третьим – бывшими соцлагерниками, с большим трудом адаптирующимися к обретенной свободе, оказавшейся для них нешуточной тяжести бременем. В Берлине при этом забывают о собственном опыте частичного пребывания в соцлагере – в составе ГДР, а напрасно… Но это уже детали.

В качестве примера такого конфликта интересов можно привести недавно принятую резолюцию Европарламента, согласно которой Россия более не может считаться стратегическим партнером Евросоюза. Во вторник, 12 марта, на пленарном заседании в Страсбурге за нее проголосовали 402 евродепутата, против были 163, 89 воздержались. Текст резолюции был составлен на основании доклада, подготовленного латвийским евродепутатом Сандрой Калниете, то есть представителя страны, постоянно ощущающей на лице дыхание русского хищника. Так вот, в резолюции, среди прочего, подчеркивается, что «Северный поток-2» увеличит зависимость Евросоюза от поставок газа из России и что он «угрожает внутреннему рынку ЕС и не соответствует энергетической политике ЕС и его стратегическим интересам», и потому его постройку следует остановить. Но, как мы понимаем, строительство СП-2 это не остановит, поскольку Германия и Франция приняли решение о том, что он должен быть построен, и продавили его через евроструктуры.

Так вот, при наличии ФГПА Германия и Франция смогут продавливать такие решения уже безо всякого шума и значительно проще.

Из чего исходит Германия и примкнувшая к ней Франция, а именно так выглядит нынешний франко-германский союз, продавливая СП-2? Это экономически выгодно здесь и сейчас – а правящим партиям, что в одной, что в другой стране, нужно думать не о стратегических перспективах, а о ближайших выборах. Под удар России, инициированный запуском СП-2, попадет в первую очередь Украина, во вторую, рикошетом – страны третьего эшелона, которые в Берлине и Париже рассматривают как собственную подушку безопасности. Вот вам и вся логика контр-ЕС.

Насколько она верна? В короткой перспективе – от выборов к выборам, с прицелом на растительный электорат, удобряемый популизмом – абсолютно верна. В стратегической же перспективе она порочна, поскольку волна Ново-Московской Орды, если ее не сдерживать, выстраивая единый фронт, неизбежно докатится и до Берлина с Парижем. Причем докатится она не на танках (не доедут уже), а на банальной коррупции – и число отставных европейских политиков с сохранившимися связями в ЕС, растущее в управляющих структурах российских компаний, тому свидетельство. Следом за «Газпромом», купившим Герхарда Шредера, на днях подтянулся «ЛУКОЙЛ», прибарахлившийся бывшим канцлером Австрии  Вольфгангом Шюсселем – и это только крупные, заметные фигуры. Бывших ервочиновников второго-третьего эшелона Москва скупает пачками.

При этом Кремль быстро меняет тактику, отбрасывая ненужное, он даже готов уже отбросить и саму Россию, так что буферная зона между первым эшелоном ЕС и географической Россией быстро теряет свое значение. Но Орда не перестанет от этого быть Ордой – хищной и разрушительной для системы западных ценностей.

Конечно, подкоп под ЕС со стороны Кремля копают гораздо быстрее, чем смогут копать из Берлина и Парижа. Но встречные франко-германские усилия тоже могут приблизить сдачу в полноразмерную эксплуатацию этого хода, который по аналогии с «Северным потоком», можно назвать «Мордорским туннелем».


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров