суббота, 16 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Провал в Ханое: Почему Трампу следовало слушаться Болтона, а не Помпео Диктатор КНДР и его союзники почувствовали в Трампе, нуждающемся в каких-либо внешнеполитических успехах, слабину – и стали его продавливать

Накануне встречи с Ким Чен Ыном Дональд Трамп переживал, главным образом, о том, что заголовки о его переговорах с вождем чучхэ будут перебиты свидетельствованием в Конгрессе его бывшего юриста Майкла Коэна. Так и произошло – выступление Коэна и его допрос членами надзорного комитета Палаты представителей были совершенно разгромными для Трампа. Председатель Ким, по-видимому, использовал такое положение Трампа в своих целях (представитель США на переговорах с КНДР при Рексе Тиллерсоне, к примеру, сказал в интервью, что в Пхеньяне скрупулезно изучают американскую прессу – так, с Тиллерсоном корейцы в свое время отказались встречаться «потому что его скоро уволят»). Почему Белый дом рассчитывал на успех переговоров – сказать сложно (кроме, конечно, грез Дональда о Нобелевской премии мира, на которую его вроде бы выдвинул хитрый японский премьер Синдзо Абэ). Сегодня можно с достаточной долей объективности констатировать, что переговоры закончились практически ничем.

Затмение Трампа

По сообщению пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс, президент США и северокорейский лидер не смогли достичь соглашения на своем втором саммите во Вьетнаме. Может, место нехорошее – в общении с конгрессменами Майкл Коэн иронизировал над этим совпадением, ведь Трамп, оказывается, «отмазался» от службы во Вьетнаме с помощью фиктивной справки о наличии у него заболевания ноги. Хотя в данном случае Вьетнам выглядит нейтральным (прошлая встреча прошла в Сингапуре): Ханой хотя и является базой для аутсорсинга Китая в легкой промышленности (впрочем, уже не только), но старается привлекать инвестиции отовсюду, в том числе и американские. Кроме того, Ким боится летать, особенно слишком далеко и не над Китаем.

Сандерс также заявила, что лидеры двух стран обсуждали вопросы денуклеаризации Корейского полуострова: «Пока не было достигнуто соглашение, но их команды с нетерпением ждут встречи в будущем». Вместе с тем, Сандерс описала встречи между Трампом и Кимом как «очень хорошие и конструктивные». Сам президент США сказал, что загвоздка в существующих санкциях – Ким, видимо, требует их снять или смягчить, прежде чем какое-либо соглашение будет подписано. Что же, логично, раз это США выступают с инициативой замирения. Но неужели в Вашингтоне рассчитывали провести Кима на мякине? Это был бы явно неумным.

Между тем, переговоры завершились раньше, чем ожидалось. Трамп и Ким должны были вместе пообедать, но не пришли на обед, где их ждали репортеры. Возможно, это связано с противоречиями, а возможно – с выступлением Коэна, которое Трампу теперь надо как-то парировать, тем более что в нем затронуты наиболее чувствительные вопросы, в том числе и семейные. Правда, Сандерс заявила журналистам, что «переговоры продолжаются» между двумя делегациями. Она сказала, что Трамп возвращается с делегацией в свой отель, но не предоставила обновленной информации о запланированном подписании совместного соглашения с Кимом, которое должно было состояться в два часа дня. По словам Сандерс, итоговая пресс-конференция Трампа несколько раз переносилась.

Стоит напомнить, что главным вопросом являлось ядерное разоружение Северной Кореи. На второй день лидеры провели получасовую встречу тет-а-тет и переговоры в расширенном формате. Но, судя по тексту завершающего выступления американского президента, провал оказался исчерпывающим – сначала он говорил об индо-пакистанском обострении, затем о кризисе в Венесуэле, о мексиканской границе, и только под конец о том, «что иногда нужно уходить с переговоров, и это именно один из таких случаев».

Правда, при этом Трамп заявил, что понимает причины, по которым КНДР не желает разоружаться, и выразил доверие Киму в отношении вопроса о пытках захваченных северными корейцами американцев (он, мол, об этом не знал). Такое говорят, когда уж и вовсе нечего сказать.

Нельзя не подумать, кстати, что с Кимом поработали китайцы и россияне (Сергей Лавров, к слову, говорил об этом прямо). Китаю предстоит очередной раунд торговой войны, а против России конгрессмены и сенаторы подготовили новый пакет болезненных санкций, которые Трампу, в свете происходящего, придется подписать: ведь теперь его продолжавшиеся уже на посту президента деловые контакты с РФ выведены на белый свет. Так что Ким был последней надеждой, учитывая состояние дел на прочих направлениях (пока что осталась Венесуэла).

Любопытно, что перед началом второго дня саммита Трамп вдруг сказал, что не торопится заключить соглашение с КНДР. А вот Ким Чен Ын заявил, что пока преждевременно делать прогнозы результатов встречи, однако «инстинктивно чувствует, что хороший результат будет достигнут». Но, кажется, инстинкт подвел и Кима, и его визави – во Вьетнам Трамп ехал с уверенностью, что сможет подписать соглашение. Ведь по итогам встречи в Сингапуре хоть и пустопорожний, а меморандум подписан был, по результатам саммита в Ханое тоже планировалось подписание декларации, но этого не произошло.

Договорились говорить

По словам Трампа, лидеры США и КНДР на саммите в Ханое договорились об инспекции северокорейских ядерных объектов. Да вот незадача: когда, каких и кем, непонятно. И более того: корейская сторона от подобных заявлений воздержалась. При этом двухдневные переговоры завершились в четверг гораздо раньше намеченного срока. Стороны отказались подписывать совместный документ, но заявлено, что переговоры будут продолжены. Где и когда – тоже непонятно, может быть Ким подъедет на встречу финансового комитета Республиканской партии, в котором когда-то был вице-председателем Майкл Коэн? Думается, никто не удивился бы.

В свою очередь, лидер КНДР во время саммита во Вьетнаме, вероятно, впервые ответил на вопрос представителя иностранной прессы. Об этом беспрецедентном случае во время саммита с американским президентом пишут западные СМИ, в частности Politico. Северокорейский лидер обычно не отвечает на вопросы иностранных журналистов. Инцидент произошел, когда Трамп и Ким должны были начать переговоры, а представителей прессы попросили покинуть помещение. «Руководитель Ким, вы уверены?» – успел выкрикнуть вопрос журналист. В ответ Ким сделал паузу и через переводчика заявил: «Пока рано говорить, но я настроен оптимистично. Я чувствую, что мы можем получить хороший результат», – сказал он. Ранее лидер КНДР игнорировал вопросы нескольких иностранных журналистов, а Пхеньян жестко контролирует свои СМИ, так что сенсация удалась.

Что же до сути встречи, то есть некоторая ирония в том, как американская сторона «входила в положение» северокорейской. Так, Трамп объяснил, что КНДР хочет полного и немедленного снятия ограничений, но США не могут на это пойти (что даже немного странно, ведь Дональд намеревался перевернуть всю американскую внешнюю политику). Отдувавшийся за всю эту историю госсекретарь Майк Помпео (и представитель по Северной Корее Стивен Бигун, которого в свое время рассматривали в качестве кандидата в госсекретари или советники по национальной безопасности) объяснили, что Соединенные Штаты очень даже надеялись подписать соглашение с КНДР, но Северная Корея была не готова выполнить требования Вашингтона. В частности, Помпео (которому Трамп прохладно перебрасывал вопросы) заявил, что «мы просили его (то есть Кима) сделать больше, но он не был к этому готов».

Как ни странно, Трамп объявил, что КНДР выразила готовность к денуклеризации, но «не во всех областях, о которых говорят США». Иными словами, никаких изменений по сравнению с прошлогодним саммитом, если не сказать хуже – обрыв. Впрочем, Трамп и не стал подробно говорить о видении Кима по снижению ядерной угрозы. Вместе с тем Ким пообещал Трампу, что КНДР больше не будет проводить ракетные испытания (но это уже «осетрина второй свежести» – это же обещание он давал в Сингапуре, и вроде бы, не проводит). Трамп также сообщил, что «вскоре» на северокорейских ядерных объектах будут проведены инспекции. Вот только «вскоре», как известно, у Трампа вводятся и санкции против России и управляющего ей криминалитета.

Санкционный вопрос оказался камнем преткновения и здесь: фактически Пхеньян требует фантастического размена, условно говоря, ядерной программы на их отмену. Трамп же подтвердил, что санкции остаются в силе, хотя он сам стремится их снять и вообще, несмотря на разногласия, надеется остаться с Кимом друзьями. То есть опять президент США вновь выступил в роли просителя, чем, видимо сильно позабавил и Пхеньян, и Пекин, и Москву. Впрочем, новый саммит пока не планируется.

Итоги подведем

По результатам встречи в Ханое напрашиваются три вывода.

Первый: подгоняя организации саммитов, как в Сингапуре, так и во Вьетнаме ради демонстрации собственных и президентских успехов, Майк Помпео был не прав. Прав оказался Джон Болтон, пытавшийся эти встречи торпедировать, чтобы не допустить унижения Трампа, и призывавший усиливать давление на КНДР. Сможет ли президент США оставить эту ситуацию без кадровых оценок? Неизвестно, но очередь за должностями в Белом доме сегодня не стоит.

Второй вывод: еще в прошлом году Ким и его союзники почувствовали в Трампе, нуждающемся в каких-либо внешнеполитических успехах, слабину – и стали его продавливать. Это возьмут на вооружение все прочие диктаторы, перед которыми прямо пританцовывает Трамп. В частности, мы видим агрессивное провисание ситуации в Венесуэле, где Мадуро перешел к нападениям на конвои с гуманитарной помощью и пограничным стычкам, а также борьбе с оголодавшим коренным населением. Если США и тут прогнутся, катастрофа их внешней политики при Трампе станет окончательной.

И третий вывод: тактика приоритета бизнес-интересов как якобы национальных если и работала, то перестала – организаторы геноцида и мафиози в разных странах мира боятся именно принципиальности США. Скажем, тот же ИГИЛ на территории Ирака и Сирии был побежден бомбардировками и операциями спецназа в составе международной коалиции, без участия криминальных государств вроде России. Попытки Трампа саботировать эффективные линии внешней политики США и заискивать перед одиозными деятелями на мировой арене приведут лишь к утрате Америкой престижа и нынешнего влияния. Выучит ли этот урок сам Дональд Трамп, и осталось ли у него на это время – сегодня сказать трудно.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров