четверг, 12 декабря 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Экономика революции: Сколько миллиардов потеряет Путин в Венесуэле Россияне пытались вразумить Мадуро, но их предложения запоздали минимум на десяток лет

В Венесуэле меняется власть. Россия и Китай могут оказаться перед большой проблемой: как вернуть свои кредиты. Китай уже начал договариваться с оппозицией.

Никогда такого не было, и вот опять

В Венесуэле после нескольких лет экономического кризиса и массовых беспорядков – настоящая революция: глава парламента Хуан Гуайдо на многотысячном митинге объявил себя временным президентом. Одним из первых его признал Дональд Трамп, далее примеру США последовало множество стран по всему миру. Только власти России заявили, что происходящее в Венесуэле – попытка узурпации власти. В разных районах страны идут стычки демонстрантов с силами нацгвардии, сообщается о десятках погибших.

Венесуэла много лет живет в состоянии кризиса в социальной сфере, экономике и политике. Денежная система существует в условиях гиперинфляции в 2 млн %. Состояние экономики можно оценить как полный коллапс, продукты в магазинах если и появляются, то по карточкам, туалетная бумага стала предметом роскоши. Средняя зарплата упала до $10 в месяц. ВВП страны за пять лет правления Николаса Мадуро упал на 45%. Обычно падение примерно на 5% в год происходит у государств, на территории которых идет полномасштабная война.

В августе 2018 г. Николас Мадуро провел деноминацию, удалив пять нулей из валюты и перезапустив ее как «суверенный боливар». Но правительство не предприняло никаких действий по уменьшению дефицита бюджета, и обновленная валюта быстро потеряла 95% своей стоимости по отношению к доллару. Местные банки уже отказываются принимать банкноты с двумя боливарами, самый низкий номинал, хотя они совершенно новые.

Венесуэла располагает самыми большими разведанными запасами нефти в мире, обгоняя даже Саудовскую Аравию, – около 300 млрд барр., что почти в четыре раза больше всех нефтяных запасов России. Но даже это неспособно помочь экономике, которой руководят находящиеся у власти социалисты. Собственную нефть Венесуэла уже давно практически не перерабатывает сама, а за последние пару лет очень сильно сократилась и нефтедобыча. Все описанное привело к тому, что миллионы граждан бежали в соседние страны.

Непосредственной причиной тяжелейшего экономического кризиса, в котором оказалась страна, стало падение мировых цен на нефть – главный экспортный товар государства. Примечательно, что в период высоких цен на нефть социалисты, как им свойственно, не позаботились о том, чтобы построить нефтеперерабатывающие предприятия, чтобы инвестировать в другие отрасли промышленности, которые могли бы помочь удержать экономику на плаву.

Государственная нефтяная компания PDVSA (Petroleos de Venezuela SA) просто качала нефть и отправляла ее на экспорт (95% всего экспорта страны). До начала нынешнего кризиса половина нефти, добываемой в Венесуэле, поставлялась в США. Венесуэльская нефть составляла (на конец 2006 г.) 13% нефтяного импорта США.

Но падение цен на нефть подкосило и добывающую отрасль страны. Если еще в начале 2016 г. Венесуэла добывала 2,6 млн баррелей в сутки, то к концу 2018-го этот показатель упал до 1,24 млн барр./сутки. Соответственно, в разы упали поступления валюты от экспорта, которые прежде тратились в основном на покупку за рубежом вооружений и продуктов питания. После этого установленный правительством Мадуро контроль над ценами на основные продукты питания привел к закрытию частных производителей, что усугубило продовольственный кризис в стране.

Рассчитывая использовать Венесуэлу как форпост в противостоянии с США в Южной Америке, Россия и Китай за последние полтора десятка лет инвестировали в страну очень большие деньги. Но если теперь новая власть в Каракасе откажется от показного антиамериканизма предшественников и восстановит экономические отношения с США, то судьба российских и китайских вложений в Венесуэлу (и их интересов в этой стране) станет, скажем так, туманной.

Что теряет Россия

По подсчетам Reuters, правительство России и «Роснефть» начиная с 2006 г. выдали Каракасу не менее $17 млрд кредитов. Режимы сперва Уго Чавеса, а потом Николаса Мадуро расплачивались по ним поставками нефти, что для России было не очень хорошо – у нее и своей нефти достаточно, ей живые деньги нужны.

Однако военно-политическое желание иметь в Южной Америке союзника и неофициальную военную базу перевешивало экономические соображения и заставляло Москву поддерживать финансами правительство Мадуро. Даже несмотря на то что глава Венесуэлы в последнее время предпочитал расплачиваться в основном антиамериканской риторикой, а этого добра в РФ еще побольше, чем нефти.

Справедливости ради скажем, что россияне пытались вразумить Мадуро. В ноябре делегация российских чиновников во главе с замминистра финансов Сергеем Сторчаком посетила Каракас и оставила свои предложения и рекомендации по стабилизации экономической политики.

Всего набор мер по спасению экономики Венесуэлы включал пять основных пунктов:

— ввести безусловный базовый доход для домохозяйств;

— отключить печатный станок, остановив финансирование дефицита бюджета за счет эмиссии;

— провести налоговую реформу и, по примеру России, сделать упор на косвенное налогообложение вместо прямых налогов;

— нарастить добычу нефти и максимально диверсифицировать экспорт.

Предложения разумные, но запоздавшие минимум на десяток лет. Так что неудивительно, что Николас Мадуро по итогам встречи с российской делегацией заявил, что надеется на РФ в вопросе обеспечения экономической независимости страны. А после встречи Мадуро с Путиным в начале декабря глава Венесуэлы заявил, что Россия инвестирует более $5 млрд в нефтяную отрасль его страны, более $1 млрд – в добывающие отрасли, а также поставит стране безвозмездно 600 тыс. т зерна.

Стоит заметить, что экономический коллапс в Венесуэле играет на руку российским нефтяным компаниям – он стал одной из главных причин роста цен на нефть в 2018 г. Но вот все прочие стратегические вложения России в Венесуэлу можно будет считать потерянными. Или как минимум очень надолго замороженными.

Что теряет Китай

В последние годы Китай, а не Россия, был одним из главных доноров венесуэльской экономики. Сегодня официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин в традиционной для китайской дипломатии сдержанной и неявной форме выразил поддержку правительству Мадуро: «Китай поддерживает правительство Венесуэлы в его усилиях по поддержанию стабильности, сохранению суверенитета и независимости, мы всегда придерживаемся принципа невмешательства во внутренние дела других стран, выступаем против любого вмешательства во внутренние дела Венесуэлы».

Между тем потеря «венесуэльского плацдарма» для Китая может быть куда более болезненной, чем для России. С 2008 г. КНР предоставила Венесуэле кредитов на $70 млрд, с выплатами как деньгами, так и нефтью. В сентябре в Венесуэле была делегация из Китая, которая обсуждала новый кредит на $5 млрд и «стратегическое соглашение» по золотодобыче.

Крупнейший китайский инвестор в Венесуэлу – China Development Bank Corp., вложивший $50 млрд с 2008 г. Последние инвестиции Китая – покупка китайской госкорпорацией CNPC еще 9,9% акций совместного нефтедобывающего предприятия Sinovensa (после завершения сделки Китай контролирует 49% СП).

С момента прихода Уго Чавеса к власти в 1999-м госкорпорации КНР выиграли в Венесуэле контракты на строительство железных дорог, жилья и электростанций на десятки миллиардов долларов. Условия этих контрактов могут подвергнуться тщательной проверке или даже пересмотру, если сейчас к власти придет оппозиция. Сейчас китайские компании перемещают сотрудников в Колумбию и Панаму из соображений безопасности и поскольку реализация многих местных проектов, в которых они участвовали, приостановлена.

Известно также, что еще осенью несколько представителей венесуэльских оппозиционеров, а также экономисты и консультанты из нефтяной отрасли ездили в Пекин по приглашению Коммунистической партии Китая, чтобы обсудить создание переходного правительства и план восстановления экономики. Пекин хотел получить гарантии, что оппозиция в случае прихода к власти будет уважать его инвестиции в ситуации, когда и число голодных бунтов, и уровень преступности быстро растут. В ответ, рассчитывая привлечь новые кредиты в случае смены правительства, оппозиционеры на встречах в Пекине обещали, что выданные займы будут признаны. Так что, вполне вероятно, Пекин все же потеряет от смены власти в Венесуэле меньше, чем Россия.

Уже понятно, что президент США не отступится, пока не «додавит» режим Николаса Мадуро и не восстановит взаимовыгодную торговлю с Венесуэлой. Слишком уж ему сейчас нужны внешнеполитические победы, особенно на фоне неурядиц внутри страны. К тому же оппозиционный Трампу конгресс США в случае с Венесуэлой явно будет на его стороне.

Главы МИД стран ЕС сейчас проводят в Брюсселе консультации в связи со сменой власти в Венесуэле. Известно, что большинство стран поддерживают протестующих и считают нелегитимным президентство Мадуро. Так что, судя по всему, при новой власти в Каракасе и Европа постарается наладить хороший бизнес с Венесуэлой.

Только бы Хуан Гуайдо не оказался еще большим социалистом, чем Николас Мадуро.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров