суббота, 23 марта 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

«Геть от Москвы» и парад расколов: Чем выборы-2019 будут отличаться от предыдущих Это, пожалуй, первые президентские выборы, на которых лидеры гонки не играют на теме регионального или языкового раскола страны

Манипулятивная социология, обвинения во всех грехах действующего президента и, даже, объединительные процессы в среде оппозиции – это все уже было. Правда, и в этих моментах предстоящие выборы обещают определенные различия.

Первое – несмотря на манипуляции с рейтингами, даже самые падкие на деньги социологические фирмы указывают на погрешность своих результатов из-за очень значительного количества тех, кто не определился. Это, пожалуй, первые президентские выборы, на которых лидеры гонки не играют на теме регионального или языкового раскола страны. Поэтому избиратели, которые привыкли к черно-белой политике, где в 1994-м надо было голосовать за пророссийского Кучму, или за националиста Кравчука, в 1999-м или за пророссийского Симоненко или за националиста Кучму, в 2004-м или за пророссийского Януковича, или за националиста Ющенко, в 2010-м или за пророссийского Януковича, или за националистку Тимошенко – хотя «пророссийский» и «националист» — определения относительно названных персон условные и находятся на мировоззренческом распутье.

В конце концов, это может повлечь за собой значительную проблему – очень низкую явку на участки, что даст возможность разнообразным критикам ставить под сомнение легитимность следующего президента.

Второе отличие: никогда еще президентская предвыборная кампания не проходила в ситуации, когда, с одной стороны, существует огромное количество медиа-площадок, с которых будущие кандидаты в президенты могут доносить свою позицию (и «полоскать» Порошенко), а с другой – значительная часть этих медиа-площадок принимает активное участие в гибридной войне. Можно хотя бы вспомнить выборы 2004 года, когда у Ющенко был лишь «5 канал», а против него работала вся информационная система. Сейчас, такое впечатление, что вся информационная машина работает именно против власти. И это еще одна особенность предстоящих выборов.

Патриотически настроенные избиратели справедливо задаются вопросом, почему СМИ, которые играют в пользу страну-агрессора, до сих пор не закрыты. Ответ прост: от закрытия их спасают оппозиционные политики, которым эти рупоры предоставляют эфиры. Они поднимают шум, как только у спецслужб возникает интерес к контенту или владельцам этих медиа.

Третье отличие: мы помним объединительные процессы в среде оппозиции – и неудачный пример «Каневской четверки», и удачный – когда оппозиционные политики в уже упомянутом 2004-м году уступили место Ющенко, сделав его единым кандидатом. Сейчас мы наблюдаем объединение малорейтинговых политиков вокруг более рейтинговых (Гриценко или Садового), от чего более рейтинговые кандидаты абсолютно ничего не выигрывают. Они, скорее, выполняют функцию спасательного круга для политических «утопленников». То есть, технология единения оппозиции на этих выборах не работает так, чтобы от этого выиграл оппозиционный выдвиженец.

Более того, весьма вероятно, что вся эта армия оппозиционно настроенных кандидатов во втором туре призовет избирателей не поддерживать никого. Их расчет не на весну, а на осень 2019-го, они планируют или создать свои команды на парламентские выборы, или же подороже продаться. И от этих планов будет зависеть поведение после первого тура.

Кроме того, что в этом году украинцам придется выбирать и президента, и парламент, у грядущей кампании будут и другие уникальные особенности. К примеру, граждане Украины, которые находятся на России, не смогут проголосовать. Несмотря на шум, который подняли Рабинович и Бойко относительно этого решения ЦИК, суд его не отменил и не отменит.

Для вменяемых граждан понятно, что лица с украинским паспортом, которые во время войны находятся на территории страны-агрессора, не имеют права голосовать на президентских выборах в Украине. Они свой выбор сделали, поехав за поребрик. Если у кого-то из них все же проснется гражданское сознание, они могут проголосовать в Грузии или Казахстане. Впрочем, это маловероятно. Мы хорошо помним, что и в прошлые годы явка работников на участки на России была крайне низкой. В том же 2004 году хотели увеличить количество участков для украинцев на России (по понятным причинам – можно было нарисовать любые цифры), но ничего, кроме сомнительного пиар-эффекта это не дало.

Следующая особенность связана с Петром Симоненко, который вынырнул из политического небытия и в качестве выдвиженца от Компартии решил сходить на эти выборы. КПУ в Украине, как суслик из знаменитого анекдота: его никто не видит, но он есть. Партия, деятельность которой запрещена, проводит съезды, конференции, выдвигает своего кандидата в президенты. Что справедливо раздражает патриотически настроенного избирателя. Впрочем, по мнению большинства экспертов, Симоненко кандидатом от Компартии ЦИК не зарегистрирует, а это выдвижение направлено исключительно на то, чтобы друзья России и коммунистов в Европе получили возможность сделать какие-то заявления для дискредитации наших выборов. Потом эти заявления будут тиражироваться российскими СМИ. А вот в качестве самовыдвиженца Симоненко баллотироваться может. Но вряд ли захочет.

Еще одна особенность – мощный раскол в пророссийском лагере. Бойко, Вилкул, Мураев. Это трио идет в президенты порознь, и каждый «исполнитель» будет убеждать избирателя, что именно его «ария» звучит лучше. На всех предыдущих выборах (за исключением выборов 2014-го, которые происходили при других условиях) в расколе были именно нацдемы, которые «съедали» друг друга на радость Москве. Теперь мы видим, как бывшие «регионалы» пытаются убедить избирателя, что это не они, а другие – проект Банковой. Очень забавно выглядит.

Кстати, о Банковой. Еще никогда действующий президент, баллотирующийся на второй срок, так мощно не вступал в предвыборную гонку. Создание поместной церкви и получение ею Томоса стало прочным фундаментом для старта кампании Порошенко. Хотя стоит ожидать манипулятивных опросов, в которых будет попытка нивелировать историческую значимость этого события.

А вот что касается вероятного значительного количества кандидатов в президенты, то напомним, что в 2014-м также было немало желающих побороться за булаву – аж 23. Это пока рекорд. Если в этом году будет 33, или еще больше – это не трагедия, а признак демократии. По-украински. А еще – неплохие поступления в госбюджет. Другое дело, что НАПК и НАБУ должны обязательно проверить источники средств для залога и для предвыборной кампании. И это еще одно ноу-хау следующих выборов – желающие стать президентами находятся под колпаком у антикоррупционных органов.


Юрий Васильченко / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров



Оставьте комментарий

четыре × 2 =